Обама не знает, как бороться со злом

  • 2014.09.05
  • 2019

Половина американцев, которая дважды проголосовала за Барака Обаму, вроде бы все сделала правильно. Она избрала человека, чье полное имя включает Хусейна, и надеялась, что Обама резко повысит престиж Америки на Ближнем Востоке.

Перед избранием Обамы один из главных его акынов, английский эмигрант Эндрю Салливэн, поделился с читателями надеждами, которые он на него возлагал.

«Представим себе ноябрь 2008-го, - писал публицист. – Молодой пакистанский мусульманин смотрит телевизор и видит, что этот человек – Барак Хусейн Обама – делается новым лицом Америки... Теперь врагом по идее сделался человек с коричневой кожей, отец которого был африканцем; который вырос в Индонезии и на Гавайях и мальчишкой ходил в мусульманскую школу». 

«Если вы искали самое незатейливое, но самое эффективное оружие против демонизации США, которая питает исламистскую идеологию, - продолжал Салливэн, - то вы его получили: это лицо Обамы. Оно лучше любых слов доказывает (мусульманам), что они были неправы насчет Америки».

Обама действовал на мусульман не только своей внешностью. Он произнес в Каире программную речь, в которой сильно преукрасил вклад ислама в мировую цивилизацию, извинялся за Америку и приказал НАСА прекратить пилотируемые полеты в космос, а вместо этого заняться улучшением отношений с мусульманским миром.

НАСА, очевидно, не справилось с этой задачей, поскольку уже в 2011 году рейтинг Обамы на Ближнем Востоке опустился ниже бушевского.

Обама пришел к власти с обещанием объединить человечество, расколотое его предшественником, и сдержал слово: мир практически един в недоверии и пренебрежительном отношении к Америке и к нему лично.

Европейцы считают, что Обаме нельзя доверять. Такой одиозный американофил, как министр иностранных дел Польши Радек Сикорский, заявил, что при Обаме «польско-американский союз не стоит и выеденного яйца; он даже вреден, поскольку внушает Польше обманчивое ощущение безопасности».

В Москве, правда, Обаму ценят и, наверное, мечтают о том, чтобы он правил Америкой вечно. Ценит его, наверное, и «Исламское государство», которое в последние дни известно как ИГ (на палочке) и только что отрезало голову очередному американскому журналисту.

На месте Обамы я бы, как минимум, признал, что мы имеем дело со страшной новой угрозой. Как сейчас выясняется, разведка почти год докладывала Белому дому об этой угрозе, но Обама практически не обращал на их сводки внимания. Ведь он давно объявил, что бушевская война с террором подошла к концу, и что «Аль-Каида» дышит на ладан. 

Даже после того, как ИГ обзавелось собственным халифатом в Сирии и Ираке и перерезало перед видеокамерой тысячи христиан и других своих пленников, Обама заявил, что у США пока нет стратегии борьбы с этим злом. 

Поднялся такой хай, что в среду президент выразился несколько определеннее. Но не намного. Оказывается, стратегия у него есть, а именно: «ослабить ИГ до такой степени, чтобы оно больше не являлось фактором, каким оно было на наших глазах на протяжении последних месяцев», и сделалось «управляемой проблемой». 

Как это прикажете понимать? Чтобы ИГ стало отрезать меньше голов? 

Обаме надо занять духа у своего вице-президента Джо Байдена, который пригрозил головорезам, сказав, что «мы будем преследовать их до врат ада!». Госсекретарь Джон Керри написал в твиттере, что ИГ «будет уничтожено/раздавлено».

4 июня 1940 году Черчилль произнес в парламенте знаменитую речь («Мы пойдем до конца!...! Мы будем биться на морях и океанах! Мы будем биться на пляжах...в полях и на улицах!»). 

Если перевести ее на язык Обамы, то получится: «Мы ослабим вас, мы уменьшим вас как фактор, мы сделаем вас более управляемыми!».    

В общем, трепещи, ИГ! 

Недаром Обама в первый же день приказал убрать из Овального кабинета бюст Черчилля.


Фото: http://www.whitehouse.gov/