Раймондс Вейонис - о Латвии, пропаганде и аннексии Крыма

2015.11.02

Сто дней на посту провел избранный в июле президент Латвии Раймонд Вейонис. Маленькой стране у рубежей Европейского союза приходится отвечать на глобальные вызовы: от войны в Сирии, экономического и миграционного кризиса в ЕС – до агрессивной политики Кремля. Как видится мир из кабинета президента Латвии? Эксклюзивное интервью каналу RTVi. 

Евгений Эрлих: Руководитель комиссии по Госязыку недавно сказал, что президенту следует общаться с журналистами на государственном языке. Тем не менее, мы с вами общаемся на русском. Это нарушение правил? 

Раймондс Вейонис: Я так не воспринимаю. С русскими журналистами, конечно, я говорю на русском… я более четко могу им сказать то, что хочу сказать. 

 Евгений Эрлих: Есть ли проблема взаимоотношений двух общин – латышей и русских в Латвии? Это проблема или нет? 

 Раймондс Вейонис: Я считаю, что нет. Мы довольно часто сами ее создаем. Но в то же самое время мы живем в двух информационных пространствах, латышском и русском. И это, конечно, связано с тем, какие каналы мы больше смотрим.

К сожалению, на русском языке в Латвии мы не можем предоставить в достаточном количестве свои качественные передачи, и довольно много мы смотрим в Латвии российские каналы. К сожалению, в последнее время некоторые российские каналы стали использоваться для информационной войны и довольно часто в разных новостных или аналитических передачах идут разъяснения по истории Советского Союза, Балтии, Украины, другим вопросам. 

И здесь видно, что есть различия в информационных пространствах. Более чем за 20 лет своей независимости мы мало работали с тем населением, которое больше слушает и говорит на русском языке. Русскоязычная часть и все… Сам процесс шел вперед, но мы видим, что все-таки есть разница в качестве передач. И теперь мы просто осознаем, что мы много чего не сделали. Не укрепляли свои передачи. И если у тебя нет предложения, тогда ты используешь то, что предлагается свободным рынком. И тогда ты продолжаешь смотреть те каналы, которые есть возможность смотреть. 

Евгений Эрлих: Означает ли это, и многие депутаты в Сейме говорят, что на повестке дня стоит необходимость борьбы с кремлевской пропагандой - как это формулируют депутаты Сейма? 

Раймондс Вейонис: С пропагандой вообще трудно бороться. И в качестве контрпропаганды ты можешь только предложить свои качественные передачи. 

 Это вопрос мышления людей. Я думаю, что наши люди, все, которые живут в Латвии, они способны довольно критически думать. Есть всегда, конечно, сегмент населения, который будет, может быть, более радикальным, более национальным. Независимо от того, на каком языке говорит - латышском, или русском языке. Такой сегмент всегда в любом обществе есть. 

Но в целом люди все-таки умеют довольно критически подойти к информации, той, которую видят. Они не смотрят, белое это или черное, они все-таки пробуют анализировать. 

 Евгений Эрлих: Не секрет, что еще год назад появление здесь американских солдат было сенсацией…. Журналисты съезжались со всего региона посмотреть, как на полигоне ездят американские танки. Теперь это обыденность. К чему готовится Латвия? 

 Раймондс Вейонис: Ни к чему не готовится. Здесь идет тренировка солдат к различным навыкам, которые нужны в армии. Мы танки, скорее всего, никогда не купим для Латвии, потому что это очень дорого. Но то, что мы понимаем, что такое танк, умеем им пользоваться – это дает солдату какие-то бонусы. 

Евгений Эрлих: Россия воспринимается как угроза? 

Раймондс Вейонис: Россия наш сосед, и конечно, мы заинтересованы в нормальных отношениях с нашим соседом. 

Евгений Эрлих: А вопрос «Чей Крым?» – он все еще актуален для европейских политиков, или его мягко, тихо убрали под ковер? 

Раймондс Вейонис: Ни одно государство, в том числе Латвия, не признает аннексию Крыма. Ни одно европейское государство не признает эту аннексию. Как это будет в будущем влиять на какие-то отношения, мне трудно сказать. В любом случае, никто не будет признавать… 

Евгений Эрлих: Какая позиция у латвийских властей по поводу беженцев? 

Раймондс Вейонис: Во-первых, я лично считаю, и это позиция Евросоюза, что мы должны укреплять южные границы. То, что происходит свободное перемещение беженцев – указывает на то, что что-то с границей не в порядке. Нужно укреплять южные границы, чтобы был нормальный контроль. Это должна быть эффективная политика возврата обратно тех людей, которые не соответствуют требованиям и статусу беженцев. 

Экономические беженцы ни в коем случае не должны быть. И помогать третьим государствам. Возможно нужно помочь той же Турции, на территории которой уже более 2,5 миллионов беженцев. Создать им условия бытия и жилья. 

Я думаю, каждый из нас заинтересован в том, чтобы, когда ситуация в Сирии стабилизируется, чтобы эти люди, которые из-за войны уехали из своего родного государства, вернулись обратно в свое государство.

Евгений Эрлих: А вашу позицию слышат политики в Евросоюзе? 

 Раймондс Вейонис: Ну я думаю, что это не только моя позиция, но и многие это понимают. Единственное, не так уж легко все внедрить в жизнь.


  • 1615

Латвия: цена на проживание

2014.09.14

В Латвии парламент – место для бурных дискуссий. В январе 1991 рижане защищали Сейм на баррикадах, теперь баррикады - внутри самого Сейма. И враг, как поговаривают, здесь все тот же – Россия.

В Латвии грядут парламентские выборы и в борьбе за избирателя депутаты готовы разыграть любую карту. В том числе и карту национальных интересов, где русские – потенциальные враги. Возможно, друзьями русские станут сразу после выборов, когда новому Сейму придется принимать новый бюджет.

А пока Райвис Дзинтарс, лидер националистической партии "Всё для Латвии!" рубит с плеча. Он предлагает немедленно запретить выдачу вида на жительство всем россиянам. Сейчас по закону, граждане третьих стран могут свободно проживать в Латвии, если они купили здесь квартиру.

"Мы считаем, что эту программу "Купи латвийскую недвижимость и получи вид на жительство" надо полностью отменить. Политика, которую сейчас ведет Россия, то, что сейчас творится на Украине – все это вызывает серьезную тревогу жителей Латвии. И мы должны реагировать на эту ситуацию", - заявляет Дзинтарс.

Для многих россиян Латвия действительно стала воротами в Европу. Уже четыре года в стране действует особая программа – инвестиции в обмен на вид на жительство. Инвестировать можно напрямую - в экономику, а можно опосредовано, через покупку жилья.

"Сперва многие не верили, что такой закон будет принят. Но его приняли. И с 1 июля 2010 года, в течение четырех лет в нашу экономику инвестировано уже более трех миллиардов. И, благодаря этой программе, более 14 тысяч человек получило вид на жительство", - говорит Айнарс Шлесерс, имеющий партийную кличку Бульдозер, в прошлом  - один из ключевых политиков страны. Его считают автором новой иммиграционной политики Латвии.

Россияне серьезно подогрели латвийский рынок недвижимости. Для кого-то дом на Балтике стал дачей на лето. Но многие так называемые несогласные хотели бы поселиться в Европе без Путина.

«Как правило, это люди от 30 до 50 лет, как правило - предприниматели. Семья, один два ребенка, обычно очень интеллигентные люди, которые не всегда очень рады тому, какая в России ситуация. И которые очень хотят интегрироваться в общество нашей страны", - рассказала  Евгения Маркова, руководитель риэлтерской компании.

Но в двуязычной Латвии, где до сих пор не могут решить "русский вопрос" и триста тысяч местных русских считаются "негражданами", наплыв состоятельных россиян всерьез напугал депутатов от национальных партий.

По программе Шлесерса, для получения ВНЖ, купить надо было квартиру, и не простую, а дорогую. Дорогую означало в Риге и в Юрмале - от 150 тысяч евро и выше, а в провинции - минимум за 70 тысяч.

Под лозунгом "Нет распродаже Родины" депутаты от национальных партий настояли на поправках. С 1 сентября латвийский ВНЖ подорожал почти вдвое.  "Правильными" теперь считаются квартиры стоимостью от  250 тысяч евро.



  • 2176