Алексей Венедиктов о "продовольственных санкциях": По отдельным группам товаров произойдет снижение качества. В общем, произойдет повышение цен

2014.08.07

К. ОРЛОВА – Здравствуйте. Это программа «Особое мнение». В студии главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. Должен был быть сегодня главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков, но из-за дождя, из-за погодных условий наш водитель радиостанции не смог доехать до Полякова, который живет в Переделкино. Поляков не смог приехать к нам в студию и Алексей Алексеевич Венедиктов, здравствуйте. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Добрый вечер.

К. ОРЛОВА – Поскольку в прошлом «Особом мнении» Алексей Алексеевич говорил практически все время про Украину, то сегодня мы не будем говорить про то, что происходит на майдане. Последние заявления Наливайченко про Боинг.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Тем более что про это я говорил вчера. Про Боинг.

К. ОРЛОВА – Да, вас он послушал.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Наверное.

К. ОРЛОВА – Давайте про запрет на поставки еды. Чем это обернется. Пустыми полками, что будет через месяц или завтра?

А. ВЕНЕДИКТОВ - Давайте сначала разберемся в фактической стороне дела. Чем это обернется для ЕС, для стран ЕС и чем обернется для России и разных регионов России. Во-первых, чтобы было понятно, общий объем экспорта ЕС это триллион 723 млрд. евро. Чтобы было понятно, те 12 млрд., до 12 млрд. санкций или эмбарго, которое объявила Россия, сегодня посол ЕС в Москве оценил возможные потери, сокращение экспорта продовольствия до 12 млрд. евро. Так вот это 0,7% от всего экспорта. И если говорить о продовольственном или сельскохозяйственном экспорте ЕС, то в прошлом году составлял 120 млрд. евро, значит порядка 10 или точнее 9%. Большая история. 9% всего продовольственного сельскохозяйственного экспорта. То есть таким образом 91% уходит в другие страны. Все-таки на первом месте по экспорту сельскохозяйственной продукции из ЕС является США. Мы не на первом месте, на втором месте. Но нас уже поджимает Китай. Как принимающий сельскохозяйственную продукцию. Нас поджимает Саудовская Аравия, как принимающая сельскохозяйственную продукцию из ЕС. 

К. ОРЛОВА – Это импортер.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Совершенно верно. Таким образом я думаю, что для ЕС может быть это не комариный укус, но им есть на какие рынки переориентироваться. Тем более что сейчас с прошлого года ЕС первый в мир экспортер сельскохозяйственной продукции. Есть США, есть Китай, Саудиты, есть развивающиеся рынки, есть Индия. И конечно полностью 12 млрд. евро вряд ли ЕС сможет заместить, но тем не менее, в общем, сами видите, это важно. Плюс 85% всего экспорта ЕС в Россию это экспорт промышленные товары. Это не продовольствие. Но здесь никакого эмбарго почему-то нет. То, что могло реально ударить по ЕС это запретить промышленные товары. Потому что 85%…

К. ОРЛОВА – Медведев сегодня заявил, что мы потенциально готовы ввести защитные меры в авиастроении, судостроении, автомобильной промышленности…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Я сейчас скажу. Давай про продовольствие. А я вернусь, напомнишь. Общий экспорт в 2012 году, у меня есть цифры, из ЕС сюда 126 млрд. евро. На 12 сократится. Это первая история. Поэтому это укус и довольно болезненный, если говорить по отдельным группам товаров или стран, но я очень хорошо представляю, каким образом внутри Европы дотируется сельское хозяйство до 40%. Фермеры Европы. Поэтому я думаю, что будет дотирование, будет выкуп. Это конечно болезненно, но не смертельно. Это не промышленные товары и не промышленное производство. Поэтому неприятно для Австралии, для Норвегии, которая не член ЕС, для стран ЕС, но это не смертельно. Я думаю, что когда Путин говорил об аккуратных санкциях, это не наносит такой грандиозный ущерб ЕС и этим странам. Он болезненный как укус, но это аккуратная санкция. И видимо, правительство послушалось Владимира Владимировича.

К. ОРЛОВА – А мне казалось, что аккуратность должна относиться к нам. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - А я сейчас вернусь к нам. Сначала говорил про ЕС. Давайте теперь вернемся к нам. Я не думаю, что будет какой-то дефицит на полках. И все эксперты, с которыми я говорил и бывшие министры аграрные и нынешние эксперты, занимающиеся сельским хозяйством, естественно я сам в этом мало что понимаю. Но здесь есть некая единая позиция. Что а) дефицита не бойтесь, пустых полок не будет. Ну не будет просто. 

К. ОРЛОВА – А что сгущенкой заставят и уксусом?

А. ВЕНЕДИКТОВ - Нет, по группам товаров все присутствует. Что произойдет реально. По отдельным группам товаров произойдет снижение качества. В общем, произойдет повышение цен. Потому что это снижает уровень конкуренции. Поэтому одно дело отечественный производитель да, получит доступ, но он и сейчас имел доступ, и мы знаем, что отечественные аграрные производители имели очень большие дотации с 2008 года точно. С приходом Е. Б. Скрынник на пост министра она выбивала огромные дотации сельскому хозяйству. Я просто присутствовал несколько раз, в том числе на заседаниях правительства, где Путин был премьер-министром кстати. И там этот вопрос постоянно ставился, и действительно аграрии выгрызали беспрестанно и по технике, и по долгам. Но закупочные цены оставались невысокие. Теперь, поскольку часть продуктов уйдет с рынка, аграрии будут поставлять. Но цены вырастут, качество понизится. По отдельным группам товаров. Вот что будет для нас. Еще раз повторю, что считаю, что санкции аккуратные, в том смысле, что не наносят такого грандиозного ущерба, сейчас перейду к авиастроению. Смотрите, по продовольствию. Неприятно, касается всех. Это точно политически выбранный ход Путина. Это политические санкции. Для того чтобы переключить недовольство населения на этих негодяев, чью продукцию мы запретили, цены на продовольствие растут из-за их санкций. Не из-за наших, а из-за их. Вот так вам это объяснит господин Киселев, господин Соловьев и прочие разные шведы…

К. ОРЛОВА – Но это в первую неделю, вторую…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Не в первую, не во вторую, это долгосрочно играющая кампания. 

К. ОРЛОВА – Хорошо, рано или поздно даже российский 85% электорат Путина поймет, что может быть президент такой, раз санкции.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Дефицита не будет, еще раз. 

К. ОРЛОВА – Рост цен.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Нет. Рост цен как не платили, так и платить не будем. Сейчас объясню. Рост цен в России, на мой взгляд, не является основополагающим по очень простой причине. Не являемся налогоплательщиками. У нас бухгалтерия вычитает налоги и наши деньги это то, что мы получили, а не то, что мы заплатили государству. Налогоплательщик всегда требует, вот он получил деньги, потом заплатил деньги, куда вы мои деньги дели. Поэтому рост цен, хорошо, приблизительно, если я правильно помню, пусть меня министр Мень поправит, где-то треть платежей по ЖКХ просто люди не платят за квартиры. Просто задолженность где-то треть от общей суммы. Не платят, и что ты с ними сделаешь.

К. ОРЛОВА – За ЖКХ можно не платить…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Можно сэкономить и перестать платить. Можно ездить зайцами.

К. ОРЛОВА – Как можно не платить за еду.

А. ВЕНЕДИКТОВ - За еду придется платить, но люди будут экономить на другом. Не платить за ЖКХ, не платить за транспорт. Вот так. 

К. ОРЛОВА – И хватит этого, да.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Да. Общий инфляционный рост как мне говорили специалисты, если это все состоится и пойдет, ожидают, что будет 1% к прогнозу. То есть это будет 8-9% инфляции. А так было бы 6-7, ты замечаешь, когда 7 или когда 9. 

К. ОРЛОВА – Я не замечаю. Но у меня доходы выше среднего по стране. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Все равно, так люди продукты импортные это не для всех были. По своей дороговизне.

К. ОРЛОВА – Я понимаю. Но и внутренние возрастут цены. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Это не вызовет социальной напряженности. Если ты хочешь мое мнение особое, вот эта история, это эмбарго на 12 млрд. евро не вызовет социальной напряженности. Но она вызовет глубокую реструктуризацию этой промышленности. Этого производства и занятых в них людей. И здесь довольно значительные вопросы возникнут, потому что, например, в Подмосковье идет фасовка иностранная. Грубо говоря, есть огурцы. Российская компания ООО Светлоречье как бы производит их. На самом деле это импортные огурцы. Потому что в баночку можно только калиброванные огурцы засовывать. Они получают это, условно говоря, из Болгарии, калибруют в баночку, фасуют здесь. Говорят, что это российские огурцы. Российская фирма. И продают на рынке. А на самом деле это болгарские огурцы. Условно. Или румынские, неважно. Поэтому еще раз вернусь, эти санкции такие. Что гораздо важнее, о чем ты уже сказала, это возможность России объявить о санкциях в авиа и автомобиле…, вот тут выстрел в ногу железно, как любит говорить наш Дмитрий Олегович Рогозин.

К. ОРЛОВА – В ногу кому?

А. ВЕНЕДИКТОВ - Россия себе выстрелит в ногу. Основной парк самолетов это Боинги и Аэробусы. Что случилось с Добролетом. С компанией, которая попала под санкции. Просто компании западные отказались обслуживать те два Боинга, которые летали из этой компании. Боинги встали на прикол. Потому что они требуют обслуживания. Требуют ежедневного, еженедельного, ежемесячного обслуживания. Компания производитель обязана его обследовать. Они отказались, не будем и все. Это раз история. Поэтому если мы вводим эмбарго, у нас весь авиапарк на приколе. Компании возьмут и скажут, о'кей, мы не обслуживаем. Делайте, что хотите сами. Вторая история. Например, жидкость от обледенения. Сейчас российские компании, да, изучал вопрос, глубоко. Российские компании закупают эту жидкость для самолетов у одной или по-моему двух немецких фирм. Эмбарго? И тогда у нас зимой что? Я еще раз говорю, это пока война слов и угроз. И даже история с едой, на мой взгляд, является, судя по цифрам, что для ЕС является пощечиной, неприятно, но несмертельно. И для того чтобы это было выдвинуто, я думаю, что, конечно же, советники Владимира Путина посчитали, не идиоты сидят, что это не нанесет заметный урон – внимание – заметный урон массовому потребителю, но нанесет заметный урон…

К. ОРЛОВА – Креативному классу.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Нет, западным фермерам, которые избиратели и которые начнут сейчас манифестовать по улицам Европы, благо до зимы далеко с требованием разблокировать отношения с Россией. Это ход абсолютно политический. Не экономический. Абсолютно политический. Это возбудить, вот уже, пожалуйста, сегодня крупнейшая греческая оппозиционная партия левая выступила в парламенте с требованием, чтобы Греция не присоединялась к санкциям ЕС, потому что это бьет по их избирателям. По фермерам. По рабочим пищевой промышленности. И тогда естественно ответственные политики должны выражать волю своих избирателей в парламенте или кабинете министров. Еще где-то. И на это тоже есть расчет.

К. ОРЛОВА – У нас нет конечно оппозиционных партий ни левых…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Я тебе объясняю пока про ЕС. 

К. ОРЛОВА – Я понимаю. Но вы так проскочили мимо…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Верни.

К. ОРЛОВА – Я хочу вас вернуть. Все-таки вы понимаете…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Нет.

К. ОРЛОВА – …что например обыкновенные яблоки в основном в большей части в магазинах не российские. Из Польши.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Будете есть антоновку.

К. ОРЛОВА – А где взять столько?

А. ВЕНЕДИКТОВ - Посмотрим. Мне представляется, что в течение года объемы – внимание – объемы можно заместить. Например, не помню, где-то уже в Бразилии сидит наш человек, ведет переговоры, открываем бразильцам рынок. Открываем рынок Латинской Америке. 

К. ОРЛОВА – Какие молодцы.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Какая тебе разница, из Канады или Бразилии. Это вопрос цены и качества. Вопрос объемов, я только про объемы говорил. Я еще раз говорю, не будет пустых прилавков. Вот я о чем говорю.

К. ОРЛОВА – Я про цены. Вы говорите, что там избиратели, у нас же тоже какие-никакие избиратели. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - А цена, я уже говорю тебе, что цены на продовольствие добавят от прогнозируемого, плюс один пункт, ну 1,5-2% к инфляции. Увидим в конце года. 

К. ОРЛОВА – А также падение курса рубля. Это тоже. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Безусловно. Инфляция будет, никто не скрывает, но инфляция будет не только из-за нашего самоэмбарго, я бы сказал так. Как есть самострел, это самоэмбарго. То есть Владимир Владимирович получается присоединился к лидерам западного мира, они вводят эмбарго против России, и он вводит эмбарго против России, имея в виду на фрукты и овощи. Как бы присоединился к Меркель, к Обаме. Сегодня по этому поводу, кстати, очень много разговоров, что именно вместо того чтобы запрещать что-то, что мы импортируем, на выезд, он запрещает на ввоз. Это разные вещи. Ну хорошо. 

К. ОРЛОВА – Если США вторгнутся в Сирию, мы начнем бомбить Воронеж. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Есть такая…, которая гуляет в Интернете. Но я еще раз повторяю, очень важно понять, с моей точки зрения, по моему мнению это точно выбранная санкция для возбуждения неудовольствия в западном общественном мнении, которое производит массовую продукцию. Чтобы они давили на своих политиков. Это б) заметно не коснется больших масс населения. Коснется креативного класса. Ничего, креативный класс справится. Это не избиратели Владимира Владимировича, он о них думать не обязан на самом деле, в) это добавит инфляции, которая разгоняется санкциями, в том числе западного мира, имея в виду запрет доступа к дешевым кредитам. Дешевым деньгам. Запрет уже добавляет инфляции. Рост цен. Ну еще добавит 1-2 пункта эта история с самоэмбарго.

К. ОРЛОВА – А что должно произойти, чтобы массовый потребитель российский наконец как-то встряхнулся.

А. ВЕНЕДИКТОВ - А я не знаю. Ну встряхнулся. Это должно его лично задеть. Если говорить о 1989-90 годе, там были пустые полки. Помимо всего прочего. И хотя распад Советского Союза был многофакторный, и был в основном в столицах, тем не менее, полки были пустые, лекарств, я прекрасно помню 1990 год, когда я метался по Москве, пытаясь купить бабушке анальгин. Его не было. Лекарств не было в аптеках. Вот если кто забыл. В 90-м году не было. И полки были пустыми и очереди и антиалкогольная, там много чего было. Поэтому еще раз повторяю, социальная напряженность возникает постепенно. И конечно, инфляция, рост цен ее увеличивает. Но я думаю, что запас прочности посчитан президентом, вот эти 85, и это правда, что для очень многих людей компенсация за это – «Крымнаш». Это правда. Вполне искренне мы готовы затянуть пояса, но Крым наш.

К. ОРЛОВА – Было бы что затягивать. С зарплаты в 12 тысяч рублей невозможно затянуть уже ничего. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Можно сказать тебе цинично. В России с голоду не умирают. Нет такой статистики. Я не знаю про зарплаты в 12 тысяч рублей.

К. ОРЛОВА – А как вы думаете, почему не ввели запрет на импорт алкоголя?

А. ВЕНЕДИКТОВ - Еще не вечер, в общем-то. Я не знаю структуру потребления импортного или неимпортного алкоголя. Я понимаю, что цифры очень малы. Потому что на самом деле население пьет свое. Только с горилкой и кстати я обратил бы внимание слушателей, что на украинские товары не введено эмбарго. Массово. 

К. ОРЛОВА – Почему?

А. ВЕНЕДИКТОВ - Потому, вот потому.

К. ОРЛОВА – Сегодня запретили…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Что? 

К. ОРЛОВА – Продовольствие из Украины поставки. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Полное?

К. ОРЛОВА – Да. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Отдельным постановлением. Потому что в том постановлении правительства Украина не названа.

К. ОРЛОВА – Она названа значит в другом это точно. Может быть не вводят на алкоголь, потому что повысятся цены своего и тогда уже можно… 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Хорошо, так это же как налог, акцизы повысятся. 

К. ОРЛОВА – Тогда избирателю будет пить нечего. А водка это…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Нет, несерьезно совсем. С водкой у нас все в порядке, с паленой водкой особенно все в порядке. С самогонкой вообще в порядке. Ты молодая, ты не помнишь, а я помню сухой закон Михаила Сергеевича. Пили и пьем и будем пить.

К. ОРЛОВА – Тут Владимир пишет, что цены повысятся особенно зимой, так как Россия не может хранить выращенную продукцию. Это действительно.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Владимир, вы говорите абсолютную правду, но я еще раз повторяю, что будут выходы. Я вам расскажу к концу замечательную историю. Помните, вводили эмбарго, кстати, наш сегодняшний гость Геннадий Онищенко, который будет в 20, он вводил эмбарго на Боржоми. И я пил это Боржоми совершенно неконтрабандное нисколько, потому что Боржоми поставлялось из Белоруссии. Потому что белорусские коллеги, мы же в Таможенном союзе, получают Боржоми. Они же эмбарго не вводят. 

К. ОРЛОВА – Сегодня Путин разговаривал с Назарбаевым и Лукашенко. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Конечно. Именно для этого. Так вот, Белоруссия не вводит, представьте ситуацию, Белоруссия не вводит эмбарго. ЕС поставляет все в Белоруссию. Между Белоруссией и Россией нет таможенной границы. У нас Таможенный союз. И продовольствие идет через Белоруссию сюда, как шло Боржоми. Потому что для того чтобы сделать полное эмбарго, Белоруссия тоже должна сделать эмбарго и Казахстан. 

К. ОРЛОВА – Как вы думаете, сделают или нет?

А. ВЕНЕДИКТОВ - Я не думаю, что сделают. 

К. ОРЛОВА – Хорошо бы. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Так что Боржоми пили белорусское. И мидии будем есть белорусские. Те, кто любит, я не ем. Это хорошая шутка. Белорусские. 

К. ОРЛОВА – А устрицы черноморские. Будем запекать. Критикует ЕС европейская же пресса…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Там пресса имеет право критиковать собственное правительство. Это правда.

К. ОРЛОВА – Основной пункт это то, что санкции на самом деле наказывают, а должны сдерживать. И в итоге они должны быть такие, которые дадут Путину возможность отступить, и все это сопроводить санкциями. То есть нельзя загонять Путина в угол. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Ну чем, продовольствием?

К. ОРЛОВА – Санкциями.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Санкции должны быть безусловно эффективными и точечными. Мы все время говорили про санкции, что они неэффективные. Вообще и что они вернутся бумерангом. Теперь сами вводим санкции. Те же неэффективные, те, которые вернутся бумерангом. Эта история мало куда, это во многом демонстративная история, а не содержательная. Но то, что США, а теперь и ЕС начинают применять к России принцип гаррота, знаешь, что такое гаррота? 

К. ОРЛОВА – Нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Это такой был инструмент для удушения. Еще в Испании еще в прошлом веке казнили не гильотиной, не расстреливали, в 70-е годы был по-моему последний казнен. Это такой ошейник, где каждый поворот винта сжимает. То есть это не выстрел, но чуть сократим доступ воздуха. На немножко. Потом еще на немножко. И вот когда говорили, вот там война… Торговые войны, которые кстати ведутся и внутри ЕС, это гаррота. Когда чуть поджали, здесь поджали. И давайте теперь садиться за стол принимать решения. Просто мне кажется, что это неэффективно, я имею в виду процедуру таких санкций, она неэффективна. То, что мы сделали – совсем неэффективно. То, что сделали американцы и европейцы видимо, больно ударили, раз мы принимаем ответные меры, немедленно и вот такие. Поэтому, в конце концов, все равно когда-нибудь договоримся.

К. ОРЛОВА – А какие эффективные знаете? После новостей расскажете? Или не знаете. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Знаю, но не расскажу. 

----------------------------------------------------------------------------------------

К. ОРЛОВА – Мы продолжаем «Особое мнение». Сегодня Дмитрий Медведев уволил зам. министра экономического развития Сергея Белякова. Который вчера в фейсбуке попросил прощения, написал, что ему стыдно за продление моратория за пенсионные отчисления за 2015 год. Ваш комментарий. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Я бы не уволил. Сергей Беляков человек очень квалифицированный. Со своей точкой зрения. Он же не предлагал саботировать это решение. Он не предлагал его пересмотреть, он не предлагал его выполнять. Он как человек, который считает, что его профессиональная репутация подверглась коррекции, назовем это мягко, он высказал свою точку зрения и принес извинения. Он же не напал на премьер-министра, известно было, что внутри правительства ведутся дискуссии, что решение принято. Но мне кажется это неправильная позиция, при которой даже после принятия решения чиновники не высказывают свою точку зрения на это, запрет на высказывание своей точки зрения у чиновников мне кажется совершенно безумным. Поэтому мне кажется, что любой руководитель должен исходить из ценности данного сотрудника для командной работы, а не из того, что он где сказал. И я думаю, что Дмитрий Анатольевич, он известен такими резкими движениями, я напомню, что не какой-то там себе Беляков, извините Сергей, а Алексей Кудрин был уволен. И тогда Владимир Путин, я прекрасно помню, который был категорически против увольнения Кудрина, категорически против, сказал, ну вот президент есть, это его право. И в данном случае премьер есть, это его право. Но я думаю, что Дмитрий Анатольевич, подходя таким образом к сотрудникам, требует от них большей лояльности, чем профессионализма. Скажем так. Это важно.

К. ОРЛОВА – Распространенная история в России и не только Дмитрий Анатольевич этого требует. Много предъявлялось претензий к самому Сергею Белякову. Он же там работал. Есть такая тонкая история, что оказывается, это решение о продлении моратория было принято, когда практически все министры, очевидно финансово-экономического блока находились в отпуске. Например, Беляков в отпуске. Были точно Голодец и Топилин. Социальный блок. Которые продавили это решение. Но все равно…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Насколько знаю, Ольга Юрьевна не поддерживала это решение. 

К. ОРЛОВА – Как.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Насколько я знаю, нет. В нынешней ситуации, насколько я знаю.

К. ОРЛОВА – А откуда вы это знаете?

А. ВЕНЕДИКТОВ - Что значит откуда. От верблюда. 

К. ОРЛОВА – Ну хорошо. Ну так вот…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Первая поправка.

К. ОРЛОВА – Я понимаю. Так и чего он просит прощения, а сам работает там. Ну не работай. В нашей стране вообще стоит человеку идти работать…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Одну секундочку. 

К. ОРЛОВА – …в такую систему.

А. ВЕНЕДИКТОВ - У меня иногда спрашивают мои друзья, ну вот чего делать. Я говорю: держи площадку. Если ты можешь в нынешних условиях продавливать и правильные решения, это же вопрос личной карьеры. Личной репутации. Если ты на своем рабочем месте можешь продавливать правильные решения, полезные решения, тогда сиди, если ты чувствуешь, что не можешь продавливать правильные решения, тогда вали. Ну по-моему это очевидный вопрос. Для людей, которые довольно высоко и принимают решения, касающиеся многих миллионов людей, очень важно иметь возможность, на мой взгляд, если такая возможность есть, если они не для декорации, тут бывают случаи для декорации. Я напомню нашим слушателям, что каждый раз, когда Андрей Илларионов, помощник президента приходил сюда в студию, после ареста Ходорковского, после раздербанивания ЮКОСа, я ему задавал вопрос: а вот вы критикуете, а чего вы работаете там на кровавый режим, ха-ха. Якобы кровавый режим. И он отвечал: я работаю для того, чтобы проводить правильные решения, ну например, выплату долга Парижскому клубу, та-та-та. То есть на самом деле каждый человек выбирает между репутацией и работой. Здесь нет общего правила. Я пытаюсь объяснить. Я бы не хотел быть на месте Белякова. Но я, слава богу, и не на месте Белякова.

К. ОРЛОВА – Если ты там работаешь, ты в этом участвуешь, стоит ли потом просить прощения.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Конечно.

К. ОРЛОВА – Это очень по-христиански. Шесть дней в неделю грешить, потом раз в неделю…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Почему, он просит прощения за принятие решения, при этом он за него как я понимаю, не голосовал. Он взял на себя ответственность за коллективное решение правительства. Я здесь не вижу ничего такого. 

К. ОРЛОВА – Про закрытие неба. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Да не закроют.

К. ОРЛОВА – Дмитрий Медведев сегодня пригрозил, что закроют…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Нет, Дмитрий Медведев сказал, что мы пересматриваем точки входа и выхода.

К. ОРЛОВА – Что это такое.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Я сначала подумал, что это Интернет. А это оказалось точки входа и выхода в российское воздушное пространство. Это такой был намек.

К. ОРЛОВА – Для Украины уже запретили транзит. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Над Украиной уже давно никто не летает после сбитого Боинга.

К. ОРЛОВА – Для украинских авиакомпаний запретили транзитный пролет через Россию.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Представьте, сейчас Украина запретит транзит надолго, кончатся военные действия, а российские самолеты не смогут летать в Европу через Украину.

К. ОРЛОВА – Это не страшно.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Будем летать справа, слева. Это рост цены билетов опять. Это расходы на керосин. 

К. ОРЛОВА – Ну не так уж и много. Стерпим, для нас некритично. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - А сколько украинских рейсов в месяц летало над территорией России, транзит я имею в виду.

К. ОРЛОВА – Не знаю. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Ну вот. 

К. ОРЛОВА – Ну неважно. Я к тому самое ключевое было, что Медведев сказал, что мы сейчас рассматриваем вопрос закрытия транзита для европейских компаний.

А. ВЕНЕДИКТОВ - А обратку получить никто не хочет? Сегодня еврокомиссар по транспорту сказал: око за око. Не знаю, как это звучало по-английски, по-русски это звучит «око за око». Он по-моему немец. По-моему он немец, то есть с согласия нашей подруги Ангелы Меркель. 

К. ОРЛОВА – Да. При этом Лавров Сергей вчера сказал, что нет, об этом речи не идет. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Лавров умный. И осторожный. Тонкий политик. Поэтому он понимает, к чему это приведет.

К. ОРЛОВА – Но он понимает, тем не менее, есть самое высшее политическое решение, ведь формально Лавров находится в подчинении Медведева. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Нет, зовут ее, высшее политическое решение – Владимир Владимирович Путин. А не Дмитрий Анатольевич Медведев. 

К. ОРЛОВА – Я понимаю. Давайте еще про Якунина. Сегодняшний блог на «Эхо Москвы», Владимир Иванович Якунин глава РЖД сказал, что не будет придавать огласке и публике свои доходы раскрывать, поскольку это угрожает в том числе членам его семьи.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Ну да.

К. ОРЛОВА – Что да? Да – угрожает или да – написал. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Когда вы публикуете, что вы человек очень богатый и у вас дома бриллианты в шторах, то естественно квартирные воры всего мира внимательно изучают, где, чего и как. 

К. ОРЛОВА – А до этого никто не догадывался, что Якунин не бедный.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Президент например, публикует свою декларацию о доходах. Все министры публикуют. Все государственные чиновники публикуют. Несмотря на квартирных воришек. 

К. ОРЛОВА – Но Якунин написал, что он не государственный чиновник. 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Я просто говорю, что аргументация тогда. Они за своих детей не боятся, получается, Владимир Иванович. Для членов семьи нет угрозы для чиновника. Да, Владимир Иванович? Это неправильная аргументация. Может есть еще какая аргументация Владимира Ивановича, а эта аргументация вот такая.

К. ОРЛОВА – А вы как считаете, вы бы хотели знать…

А. ВЕНЕДИКТОВ - Лично я – неинтересно. Но с точки зрения общественного блага, безусловно, люди, которые получают зарплату из государственного бюджета и распределяют его, высшие посты должны публиковать свои декларации. Ну, собственно, это закон. И мне кажется, что глубокое лицемерие, что руководители госкорпораций не только Якунин, все руководители госкорпораций, они не публикуют, скрывают свои декларации. Неправильно. 

К. ОРЛОВА – Еще на этой неделе стало известно, что Украина составляет список по конкретно всем, кто подписался в поддержку Путина по Крыму, 511 человек.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Если считать деятелей культуры, я считаю, что это абсолютно неправильно ни с какой стороны. Я уже говорил неоднократно, я понимаю, почему в Израиле запрещен Вагнер, но я не считаю правильным, что Вагнер не может исполняться. Хотя он поддерживал или высказывал симпатии к нацистскому режиму. И мне не представляется правильным, что группа «Океан Эльза» не может гастролировать в РФ, а Иосиф Кобзон не может выступать в Латвии, в ЕС, это абсолютно неправильно. Это лишает права людей, которые хотят их слышать и ходить на их концерты за те слова, за слова, которые они говорили. Они же не призывали убивать. Там не было таких призывов. Они не призывали к нацизму. Они высказали свою позицию, с которой может быть руководство этих стран не согласно. Но это не повод ни для российского государства, ни для ЕС, ни для Киева запрещать въезд артистам, людям слова, в эти страны. И здесь я абсолютно приравниваю позицию российского руководства, ЕС и украинского руководства. Когда и если они это делают, это неправильно и я в данном случае поддерживаю всех артистов, потому что нельзя наказывать за слова. Если они не призывают, повторяю, если не призывы к убийствам, геноциду.

К. ОРЛОВА – Призывов там не было, но если вы помните формулировку, они поддерживают иные действия, любые действия Владимира Путина.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Я поддерживаю иные действия. Ну, это неправильно. Короче это неправильно.

К. ОРЛОВА – Короче, тут пришел вопрос, очень хочу задать. А казус Белякова это раскол в элитах? 

А. ВЕНЕДИКТОВ - Нет, элиты давно расколоты по этому поводу. И когда принимались решения по Крыму и по Украине и так далее, в закрытом режиме это обсуждалось рядом с Путиным, вокруг Путина, вместе с Путиным и звучали разные точки зрения. Я просто знаю, как проходят заседания правительства или Совбеза. Но когда решение принято президентом, все его должны исполнять. Пожалуй, это первый случай, когда высокий чиновник за последний год, господин Беляков все-таки замминистра, высказал несогласие. Потому что нет никакого сомнения, что решение про пенсии принимал лично, на основе докладов лично Владимир Путин.

К. ОРЛОВА – Алексей Венедиктов был в программе «Особое мнение». Скажу только, что очень много было сообщений с цифрами зарплат, которые получают граждане России в Москве и Московской области 12 тысяч рублей, 8 тысяч.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Не придумывайте, пожалуйста. 

К. ОРЛОВА – Я не придумываю.

А. ВЕНЕДИКТОВ - Вы цифры дохода посчитайте. Так будет правильно.

К. ОРЛОВА – Алексей Венедиктов в «Особом мнении». До свидания. 

Источник: "ЭХО Москвы"

  • 3097