Twitter — оружие Трампа

2017.01.06

Если оружие пролетариата — это булыжник, то оружие Дональда Трампа — это твиттер, которым он пользуется виртуозно, хотя и не всегда удачно. 


Актриса Ким Новак была кинозвездой в 50-х, но, выйдя в тираж, превратилась в анахоретку, пока в 2014 году друзья не вытащили ее на церемонию награждения «Оскар». Ей был уже 81 год. Трамп смотрел церемонию дома по телевизору и был так обескуражен внешностью Новак, что написал в твиттере: «Мне очень тяжело на это смотреть. Ким надо судить своего пластического хирурга». Он был прав, но жесток. Актриса прочла это и, как она выразилась, «выпала в осадок», уехала к себе в Орегон и несколько дней не выходила из дома. Несколько недель спустя она обратилась к своим поклонникам с открытым письмом, в котором обвинила Трампа в хамстве. На Трампа обрушилась лавина возмущенных и хвалебных твитов, которая была для него иллюстрацией могущества социальных сетей. Вообще, выражаясь языком любимого автора моей юности Василия Шульгина, Трамп нераскаянный, но тут он сделал исключение и послал актрисе покаянное письмо. 


Своей победой на выборах он в большой степени обязан твиттеру, в котором у него 18,5 миллионов подписчиков, или фолловеров. Это больше, чем у иных серьезных СМИ. Пользуясь твиттером, Трамп может обращаться к американцам  через головы профессиональных журналистов, которые поначалу принимали его за невинную забаву и в погоне за рейтингом раскручивали, но потом спохватились и объявили ему войну на уничтожение, пока закончившуюся его победой. Но СМИ в массе своей по-прежнему исходят ненавистью к Трампу и норовят сжить его со свету, поэтому он будет править нами с помощью твиттера, который есть его самый большой мегафон.

— А зачем пресса цитирует его твиты?

— Вчера она сама задалась этим вопросом. В 8.59 утра корреспондент «Нью-Йорк таймс» Эрик Липтон твитнул:

«Трамп каждое утро задает повестку дня своими твитами, которые полны преувеличений, фальшаков и дестабилизирующих утвержденний, а мы все потом о них пишем, и день принадлежит ему . Почему?»

Липтону вторил Дэвид Джоаким из «Блумберга», который написал:

«Именно! Именно! Именно! Давайте сейчас остановимся!»

Лучший ответ дал в 9.28 утра Блейк Хаундшелл, главред сайта «Политико», который объяснил, что СМИ освещают твиты Трампа, «наверное, потому что он президент Соединенных Штатов!»

Твитологи написали уже кучу анализов трамповских твитов и выявили ряд его риторических приёмов, иногда идущих еще от Цицерона. Я не думаю, чтобы Трамп штудировал Цицерона, но он широко пользуется трюком, который тот называл апофазисом, или паралипсисом. Это искусство что-то говорить, оговариваясь, что вы этого не скажете. Вот примеры. Еще в октябре 2012-го, когда он никуда не баллотировался, Трамп твитнул по адресу певицы Бетт Мидлер:

«Хотя Бетт Мидлер – чрезвычайно непривлекательная женщина, я отказываюсь это говорить, поскольку всегда настаиваю на том, чтобы быть политкорректным».


Цицерон заявил в 63 году до нашей эры: «Я даже не упомяну того факта, что, помогая Каталине, вы предали нас и народ Рима».

А Трамп сказал год назад по поводу ведущей «Фокса» Мегин Келли, которая завтра выступает там в последний раз, потому что переходит на 

Эн-би-си: «Я отказываюсь назвать Мегин Келли безмозглой телкой, потому что это будет неполиткорректно».

Трюк, конечно, детский, но кто сказал, что Трамп взрослый.


  • 143

Коллегия выборщиков, или "кривая демократия" в США

2016.05.19

Американцы выбирают на самом деле не президента, а группу неизвестных им господ, которые называются выборщиками и объединены в коллегию выборщиков. Всего их в данный момент 538 человек. Это 435 членов Палаты представителей, плюс 100 членов Сената, плюс два конгрессмена и один сенатор, которые были бы у округа Колумбия, то есть города Вашингтона, если бы он был штатом. Итого 538. 

Через 41 день после всеобщих выборов выборщики собираются у себя в штатах и выбирают президента США, а потом – вице-президента. Оба избираются простым большинством. Для избрания необходимо набрать 270 голосов. 

Спрашивается, почему отцы-основатели США не ввели прямую демократию, а предпочли ей кривую. Отвечаю: потому что они боялись демократии, опасаясь, что она рано или поздно выродится в охлократию или, как выразился гениальный француз Алексис де Токвиль, в «тиранию большинства». Джеймс Мэдисон, в честь которого назвали манхеттенскую Мэдисон авеню и еще много чего, опасался, как он говорил, «фракций», то есть групп граждан, объединенных каким-то общим интересом. Конкретно, Мэдисон опасался, что какая-то из этих фракций достигнет 50% избирательного корпуса и тогда, по его словам, «может принести в жертву своей страсти или интересу и общественное благо, и права других граждан».

Чтобы этого избежать, Мэдисон и другие основатели США сделали американскую демократию не прямой, а опосредованной, оставив конечный выбор за коллегией выборщиков. Она должна была стать последним барьером на пути своекорыстия или идиотизма толп.

А как вы думаете? Обаму два раза выбрали. Идея была в том, что выборщиками будут мудрецы, которые будут обуздывать вздорные порывы толп. Может, когда-то так и было, но коллегия выборщиков давно превратилась в формальность, которая почти всегда лишь ратифицирует волю большинства. В массе своей это лояльные партийцы, которые лишь утверждают выбор большинства избирателей. 

Это была присказка. Сказка в том, что в наше время демократу априори легче победить в коллегии выборщиков, чем республиканцу. На всех выборах с 1992 по 2012 год кандидат демократов в президенты  побеждал в 18 штатах и округе Колумбия. В совокупности они имеют 242 выборщика. Республиканец, с другой стороны, на последних шести выборах неизменно побеждал лишь в 13 штатах. У них вместе всего 102 выборщика. Это значит, что  для получения заветных 270 Трампу нужно сделать гораздо больше, чем Хиллари, которая вступает в бой с огромным преимуществом. Его дело не совсем безнадежно, но ему будет гораздо сложнее.


  • 916

Республиканцам пора прорядить ряды

2015.12.16

Побаловались, и хватит! Вчера меня весь вечер подмывало крикнуть это в телеэкран, на котором 9 (девять!) республиканцев спорили, прерывали друг друга и жадно хватались за каждую возможность высказаться.

Пора уже проредить их ряды. Что, например, делает на сцене губернатор Огайо Джон Кейсик, чью фамилию некоторые до сих пор произносят неправильно («КейсиЧ», а не «Кейсик»), хотя он уже много лет не сходит с политической арены? По результатам пяти опросов CNN, которое проводило вчерашний диспут, Кейсик набирает в среднем 2% голосов. Либертарианец сенатор Рэнд Пол - столько же. Бизнесвуман Карли Фиорина имеет столько же. Губернатор Нью-Джерси Крис Кристи превзошел их всех с жалкими 3%. Бывший губернатор Флориды Джеб Буш в среднем набирает 4%.

Буш и Фиорина мне крайне симпатичны. Кристи на дебатах неизменно блистает, а главная нью-гемпширская газета поддержала именно его, но, ребята, хорошенького понемножку! Или, как сказал матрос Железняк, который лежит под курганом, поросшим бурьяном, «Караул устал!».

Пора уступить место реальным кандидатам, меньше народу, больше кислороду.

Буш вчера произнес слово «серьезный» ни много, ни мало 12 раз и вообще играл роль взрослого человека. Но твердокаменным республиканцам, которым осточертела их взрослая элита, требуются сейчас мальчиши-кибальчиши, и эту роль играют в данный момент Дональд Вольфович и сенатор Тед Круз, сильно опередивший Трампа в Айове, где 1 февраля состоится первое голосование. До этого республиканцы проведут еще три диспута, и хотелось бы, чтобы на сцене было куда меньше народу.

Самую яркую фразу сказал вчера Буш, заявивший Трампу, что тот не сможет въехать в президентство на оскорблениях. Правда, боюсь, что сможет.

Перед вчерашним диспутом  предсказывали, что на нем сцепятся Трамп с Крузом и Круз с другим сенатором-кубинцем – Марко Рубио.

У Трампа давно образовалась неожиданная смычка с Крузом, и они друг на друга не наезжали. Но на днях «Нью-Йорк таймс» раздобыла запись закрытого фандрейзера, на котором Круз прошелся по адресу Трампа. Застройщик обиделся и тут же заявил, что Круз «несколько маньяк». Трамп объяснил в воскресенье в «Твиттере»: «Я был разочарован, что Тед Круз способен говорить у меня за спиной. Он попался и начал все отрицать. Ну что ж, добро пожаловать в чудесный мир политики!»

Круз не принял вызова, а забавно откликнулся клипом из старого фильма «Флэшдэнс», в котороv пели «I’m a maniac, I’m a maniac. Я маньяк, я маньяк! ...».

На диспуте он переборол все соблазны наехать на Трампа. Вольфович растрогался и за кулисами даже похлопал Круза по плечу. Мир был восстановлен.

С Рубио Круз пикировался неоднократно, обвиняя его в принадлежности к так называемой «банде восьмерых», то есть группе сенаторов, которые замыслили в 2013 году иммиграционную реформу, а кто говорил, и амнистию для нелегалов. Реформа не прошла, но оставила у консерваторов дурной привкус. Его ровесник Рубио (у них разница всего в полгода) парировал, что Круз голосовал за ограничение полномочий спецслужб.

Не победил никто, но смотреть какое-то время было занятно.

Один комментатор видит 80-процентную вероятность того, что в конечном итоге за выдвижение от партии будут бороться именно Круз и Рубио, так что мы увидим еще немало их перебранок. Этот прогноз предполагает, что Трамп сойдет с дистанции. В данный момент это крайне маловероятно. По стране в целом он опережает Круза с чудовищным отрывом. Как я и предполагал,  недавний наезд на мусульман, из-за которого Трампа, например, грозятся не впускать в Соединенное Королевство, а саудовский принц его осудил, привел только к новому повышению его рейтинга.

Пока о Трампе бесконечно говорят СМИ, как вот сейчас говорю я, он непотопляем. Ну что ты будешь делать? Завтра я поговорю о том, фашист ли он.

  • 1211