Реклама
Блоги
14:54
21 Августа 2019 г.
Никита Марков: «Малышка зомби» — фильм, который стоит смотреть, если вы не фанат кино про зомби
Поделиться:

Никита Марков: «Малышка зомби» — фильм, который стоит смотреть, если вы не фанат кино про зомби

Фотография:
кадр из фильма «Малышка зомби» / arte France Cinéma

В российский прокат выходит фильм Бертрана Бонелло «Малышка зомби» — участник «Двухнедельника режиссеров» Каннского фестиваля-2019. Редактор рубрики «Такое» Никита Марков посмотрел его и объясняет, почему фанатов зомби-фильмов «Малышка», скорее всего, разочарует, а всех остальных ждет интересное авторское высказывание на заезженную поп-культурой тему.


Горе тем, кто пойдет на «Малышку зомби» Бертрана Бонелло, ожидая увидеть французскую версию «28 дней спустя» или «Рассвета мертвецов». «Малышка» в той же степени зомби-фильм, в которой «Твин Пикс» — ужастик.

Фильм четко поделен на две части: первая из них происходит в начале 60-х на Гаити. Местный житель по имени Клервиус сначала оказывается похороненным заживо, потом под воздействием некоего белого порошка превращается в «зомби» и затем попадает в рабство.

Из рабства Клервиус довольно быстро сбегает и остаток фильма проводит, скитаясь по Гаити (эта часть фильма, кстати, основана на реальной истории).

Вторая часть происходит во Франции в наши дни. В элитный колледж для девочек попадает Мелисса. Она приехала во Францию после землетрясения на Гаити. Новенькая заводит дружбу с тремя подругами-ученицами, которые вместе вечерами слушают хип-хоп и пьют джин. Забавно, кстати, что хип-хоп в фильме выступает как аналог музыки, которой вводят себя в транс участники обрядов вуду.

Не очень похоже на стандартную завязку фильма про зомби, правда? Так и есть. «Малышка» — это неспешное кино, три четверти которого зритель вообще слабо понимает, что ему хотят сказать. Клервиус бродит по Гаити. Девочки во Франции живут своей жизнью. Правда, Мелисса иногда издает странные звуки во сне и неожиданно обещает одной из новых подруг ее съесть.

При этом зомби тут жертвы не какого-нибудь пожирающего мозги вируса, а ритуалов по промыванию мозгов, которых заманивают в рабство. То есть Бонелло возвращает идею оживших мертвецов к, так сказать, первоисточнику.

Иногда кажется, что режиссер просто издевается над зрителем, который, возможно, до последнего верит, что вот-вот начнется экшн. Так, в одной из сцен Бонелло долго нагнетает атмосферу, а в ключевой момент просто обрывает действие, так ничего и не показав. Плюс, в самые неподходящие моменты тут вдруг начинает играть классическая музыка из ужастиков (ну, знаете, как в классической сцене «Психо» в душе), что еще больше сбивает с толку.

Пульс фильма заметно учащается к концу. Вообще, занятная особенность «Малышки» в том, что при всей неторопливости (и даже «бессобытийности») картины, его легко заспойлерить и испортить впечатление от финала, который вполне себе выбивает почву из-под ног.

Достаточно, наверное, будет сказать, что изначально параллельные сюжетные линии все-таки сходятся в одну, один из персонажей получает гораздо больше, чем он просил, а финал истории Клервиуса оказывается неожиданно трогательным.

При желании «Малышку» можно интерпретировать как комментарий на тему сегодняшнего миграционного кризиса в Европе. Или на тему культурной апроприации и ее пользы (или вреда). Сам Бонелло говорит, что хотел снять фильм на тему рабства (к слову, Гаити до 20-х годов XIX века была французской колонией со всеми вытекающими последствиями).

Может и так, но после финала фильма, который в какой-то момент сливается в дикую какофонию звуков и кадров, кажется, что смысл тут только один — don’t mess with the voodoo. То есть — не связывайтесь с вуду. Не доведет до добра.