Реклама
Блоги
16:55
13 Февраля 2020 г.
Павел Селин — о двух встречах с «братом Эво»
Поделиться:

Павел Селин — о двух встречах с «братом Эво»

Павел Селин — о двух встречах с «братом Эво»
Эво Моралес во время эксклюзивного интервью RTVI
Фотография:
RTVI

13 февраля на RTVI стартовал проект «Специальный репортаж» — серия документальных работ наших репортеров, которые исследуют темы, за которыми с интересом следят в разных странах мира. Первый фильм из этого цикла — о бывшем руководителе Боливии — представил журналист Павел Селин. В блоге на нашем сайте он рассказывает о главном герое своего репортажа — Эво Моралесе.


С Эво Моралесом мы встречаемся уже второй раз. Сейчас он уже бывший президент Боливии, который в ходе революции/переворота (как кому нравится) бежал в Аргентину.

А первая наша встреча была в 2017 году. Тогда Моралес — первый в мире президент-индеец — был полноценным хозяином Боливии. Казалось: никто и ничто не сдвинет его с этого поста, и править он будет до самой смерти.

В Аргентине я первым делом обратил внимание на ботинки Моралеса. Он ходит в той же обуви, что и в нашу первую встречу в Боливии. Тогда мы летали с ним на президентском самолете, и я тайком сфотографировал ботинки президента. Старые, разношенные, мягкие и, видимо, — невероятно удобные. Эво признался, что не любит менять обувь, не носит галстук, потому что «он перетягивает энергию в голове», и по той же причине не носит ремень на брюках: тот «тоже перетягивает», — ну, понятно, в каком месте...

Кстати, о самолете. Его президентский «джет» был очень маленьким, тесным, совсем не для съемок. Потертые сиденья, общее ощущение «усталой» техники. Как мне потом рассказали: этот старый самолет выбрали специально, чтобы показать иностранным журналистам, какой скромный боливийский президент. На самом деле у Эво был другой, вполне себе президентский самолет со всеми удобствами.



эксклюзив интервью эво 2
Фотография:
RTVI


Еще один факт о «скромности» бывшего боливийского президента. Нас привезли на его родину — в маленькую индейскую деревеньку Исальяви в провинции Оринока. Дом, в котором родился Эво Моралес — глинобитная мазанка, крытая соломой, с дырками вместо окон. В холодное время эти «окна» просто закладывали кирпичом. Хижина обычно стоит закрытой. Ее нам открыл своим ключом друг детства Эво. Домик никак не охраняется и выглядит эдаким символом «невероятной скромности президента из народа».

Правда, в нескольких километрах от хибары в райцентре Оринока находится.....та-дам! ...четырехэтажный музей, который в народе так и называют — «личный музей Моралеса». Официальное название у него, конечно, другое. Что-то типа «музея борьбы коренных народов за свободу». Но несколько залов посвящены персонально Моралесу: его пути, борьбе и так далее. Там его детские вещи, труба, на которой играл в юности, старый свитер, в котором сначала сражался на баррикадах. Кстати, когда Эво пришел к власти, в первое время в этом же свитере он совершал свои президентские визиты.



В отдельном зале по кругу транслируется фильм про путь Эво. В самом нижнем зале — огромная экспозиция подарков Моралесу от президентов других стран. Я видел там и классный набор русских матрешек. На вид набор очень дорогой: кажется, они даже покрыты золотом. Особая гордость музея — это его запасники. В них, как говорят, хранятся все подарки, которые Эво получал на встречах с народом. Там даже есть специальные тачскрин-экраны: подарил ты, например, Эво самодельный кораблик — можешь залезть в базу и увидеть, где и когда это было, фото самого подарка и где он сейчас хранится.

музей моралеса для интервью
Музей Моралеса в провинции Оринока
Фотография:
Juan Karita / AP


Музей Моралеса роскошный — из стекла и бетона. Он смотрится космическим пришельцем рядом с замусоренными пыльными кварталами местной бедноты и лачугами боливийский крестьян.

Именно этот музей Моралесу после его бегства из Боливии, скорее всего, предъявят в качестве конкретного примера коррупции. Новые власти уже обвинили Моралеса и его окружение в присвоении двух миллиардов долларов. Он, само собой, все отрицает.



К слову, в деревню на родину Эво нас привез его ближайший помощник и по совместительству двоюродный брат Эрнан Солис. Он был фактически правой рукой Эво — этаким «серым кардиналом». К моему удивлению, все 400 с лишним километров Эрнан вел свой объемистый джип сам. То ли так любит ездить за рулем, то ли никому не доверяет... Впрочем, в Боливии с демонстрацией «понтов» все проще, чем у нас. Сам Моралес, кстати, будучи президентом, ездил на Тойоте «Камри» — кажется, даже небронированной и с одним внедорожником охраны.



Эво, конечно, очень противоречивый персонаж.

С одной стороны — за 14 лет своего правления (хотя по Конституции Боливии можно только восемь) на все главные посты в государстве он, естественно, расставил исключительно своих родных и друзей. Правил жестко, временами и авторитарно. За это время в Боливии потихоньку начал складываться его культ личности. Кое-где уже появились бюсты Моралеса, спортивные дворцы его имени, проводились ежегодные игры имени Эво и тому подобное.

С другой стороны, он сумел неплохо распорядиться скачком цен на газ в середине 2000-х, когда пришел к власти. На эти деньги он провел сотовую связь в самые отдаленные горные деревни, строил дороги и жилье для бедных. Вообще, как настоящий социалист он в первую очередь, конечно, давал жить беднякам. К тому же не надо забывать, что именно при нем, президенте-индейце, коренное население впервые за 500 лет перестало чувствовать себя низшей расой. Мне рассказывали в Боливии, что еще лет 20 назад индейцам было, к примеру, запрещено посещать некоторые места в центре больших городов.



С приходом Эво ситуация кардинально изменилась. На важных постах в политике и в армии стало все больше индейцев. Другое дело — их компетентность и образование. Доходило до смешного: в правительстве Моралеса были министры, которые с трудом читали.

моралес в традиционном костюме
Эво Моралес в традиционном костюме на фестивале в честь победы индейцев над испанцами в 1816 году, Тарабуко, Боливия, 20 марта 2011
Фотография:
Juan Karita / AP


Да, в том же самом музее президента есть целая стена, где висят дипломы Эво. Такое ощущение, что он был почетным доктором и академиком всех университетов дружественных ему стран. При этом говорят, что сам Эво даже среднюю школу не окончил — из-за крайней бедности семьи ему пришлось рано идти работать.

И, кстати, помните его бедную хижину? Туда еще нас привез его двоюродный брат Эрнан. Так вот: бывший «серый кардинал» сейчас в тюрьме по обвинению в коррупции. Со многими соратниками Моралеса новые власти поступают не лучше.

Впрочем, и Эво, когда пришел к власти в 2005 году, делал то же самое со своими противниками. Как говорится, «око за око». В Боливии никто «другую щеку» подставлять не будет: не принято. И если Эво каким-то образом опять вернется к власти — наверняка будет поступать так же.



А он еще собирается повоевать! Об этом мы и говорили в Буэнос-Айресе, куда он перебрался после осенних событий в Боливии. Эти события он, понятное дело, называет «переворотом».

Теперь из свежих впечатлений от встречи с Эво.

В его графике царит ощутимый хаос. Его помощники и он сам в предварительных разговорах обещали нам «отдаться по полной»: дом, офис, спорт, еда, мероприятия и так далее. Но по прилету выяснилось, что все не так радужно. Во-первых, нам перенесли время записи интервью на день раньше и пришлось мчаться на важный разговор сразу с самолета. Мы записали большое полуторачасовое интервью, и на следующий день Эво пропал с радаров. Его помощники и он сам не брали телефоны, не отвечали на сообщения, и нам оставалось только нервничать в полном неведении — будут еще съемки или уже нет?

эксклюзив интервью эво
Фотография:
RTVI


Нам пришлось буквально караулить Моралеса и его помощников у офиса, гоняться за Эво по всему городу, случайно ловить его то там, то здесь. Справедливости ради надо сказать, что именно в эти дни вокруг Моралеса происходила целая круговерть событий: Интерпол готовился выдать «красный ордер» на его задержание по всему миру, в Боливии задержали курьершу, которая якобы везла ему 100 тысяч долларов, и так далее... В общем, Эво было явно не до съемок, но мы его все равно настигли.



По моим наблюдениям, Моралес находится в довольно сильном стрессе.

Во время нашего интервью он постоянно зевал и несколько раз чуть не заснул. То же самое было с ним и на интервью аргентинским СМИ. Видимо, организм таким образом «отключается» от пережитого. Как говорит сам Эво, он бежал из Боливии чудом и был на волоске от смерти. Обо всем этом, как и о планах вернуться на родину с победой, Эво впервые так подробно рассказал мне в беседе для нашего фильма.

Ну а сейчас выводы:
1. Эво продолжает оставаться невероятно колоритной и противоречивой фигурой: одни его ненавидят, другие обожают.
2. В Аргентине Моралес пользуется почти поголовной любовью и популярностью. Аргентинки, по крайней мере, от него в восторге.
3. Первого в истории Латинской Америки (и мира) президента-индейца рано списывать со счетов. Он уже однажды пришел к власти через подполье, тюрьму и баррикады, и кто знает, чем на этот раз кончится его изгнание.
4. На каждую хитрую... личность, которая стремится «задержаться» у власти, всегда найдется... винт с резьбой! Или «ишак» сам собой сдохнет (как СССР, например), или «падишах» так надоест своему народу, что люди захотят его сбросить и не побоятся пойти под пули, как это недавно случилось в Боливии.



И напоследок.

Пока я снимал фильм, меня не оставляли примерно такие вот мысли: как «нестабильно», в отличие от нас, живут эти люди — что в Аргентине, что в Боливии! То одна партия у власти, то вторая... Выборы нервные, оппозиция постоянно кровь портит: того и гляди, придет неожиданно к власти. Вот так сидишь в президентском кресле 14 лет, и кажется, что все у тебя схвачено, все в железной руке. А в результате — армия и полиция отворачиваются в самый решающий момент, и ты уже за границей говоришь: «Спасибо, что живой...».