Реклама
Блоги
12:00
25 Марта 2020 г.
«Голосуя за самоизоляцию, человек голосует за жизнь детей в условиях бунта». Станислав Кучер — о политическом подтексте пандемии коронавируса
Поделиться:

«Голосуя за самоизоляцию, человек голосует за жизнь детей в условиях бунта». Станислав Кучер — о политическом подтексте пандемии коронавируса

Фотография:
RTVI

В своем еженедельном блоге главный редактор RTVI-US Станислав Кучер рассуждает на злободневные темы и делится своим мнением о самых актуальных событиях в мире. На этой неделе — о политиках, которые используют кризис вокруг пандемии коронавируса, чтобы заполучить больше власти и контроля над населением.


Привет, друзья!

Сегодня поговорю о том, как те, кто считает себя хозяевами жизни, будут использовать кризис вокруг вируса, чтобы получить еще больше власти. Но сначала – что-то типа сводки с полей.

Неделю назад я закончил свою реплику словами, которыми когда-то завершал программу «Обозреватель» на канале «ТВ-6»: «Не бойтесь завтрашнего дня». Нашлись люди, которые написали: «Легко призывать не бояться, когда стоишь на крыше в Нью-Йорке».



Ребята, это тот случай, когда, поверьте, место не имеет значения. Сегодня Нью-Йорк точно не безопаснее Москвы, а вся Америка точно не в большей безопасности, чем Россия, Франция, Испания, или любая другая страна. Сейчас мы все — китайцы, американцы, русские, испанцы — в роли индейцев, которые сначала мерились размерами своих томагавков, величием предков и т.д, а потом их всех смели огненная вода, пули и те самые вирусы.

Немного статистики. Здесь, в Нью-Йорке только официально 15 тыс. больных коронавирусом, больше 100 человек умерли. По стране уже 50 тыс. случаев заражения, более 500 смертей. С понедельника Нью-Йорк живет в режиме «stay home»: выходить из дома можно только за продуктами, в аптеку, а также представителям essential business, то есть профессий, необходимых для жизнеобеспечения города. Кстати, телевизионные новости к таковым относятся, поэтому канал RTVI-US, главредом которого я тут работаю, продолжает выходить в эфир несмотря и вопреки.

Штаты со дня на день превратятся в мировой центр пандемии, на Нью-Йорк приходится 5% всех случаев заболевания в мире. Эти цифры, как вы понимаете, постоянно растут. Положение, близкое к военному: в разных районах города разворачиваются мобильные больницы — русскоязычные называют их мобильными госпиталями — плюс мобилизованы части нацгвардии, чтобы предотвратить мародерство. Мэр Билл Де Блазио заявил, что из-за нехватки аппаратов искусственной вентиляции легких «могут умереть те, кто мог бы выжить».



Мой товарищ и коллега уже больше недели лежит дома с высокой температурой, которую сбивает только парацетамолом. Тест на вирус ему сделали шесть дней назад, и вот вчера пришел результат — увы, положительный.

Короче, ситуация неприятная, в зоне риска абсолютно все.

В России, как утверждают госканалы, все достаточно стабильно, не так плохо, как на Западе, ситуация под контролем. Но подозреваю, в зоне риска тоже каждый, в том числе те, кто уверен, что вирус — миф, придуманный то ли китайцами, то ли Трампом, чтобы добить матушку–Россию. «Но у России, как известно, особенная стать, а потому благодаря Путину или водке, или коктейлю из Путина и водки, мы со всем справимся».

Так вот, сказав все это, повторю: бояться не нужно, где бы вы ни находились, поскольку страх и паника опаснее, чем сам вирус. Больше того, надо делать все, чтобы отнестись к происходящему как к шансу изменить свою жизнь к лучшему. Это тем более важно, потому что те, кто полагают себя хозяевами жизни (а на деле являются жертвами наркотиков, на которых сидят, — прежде всего власти и денег) уже все про этот шанс поняли и вовсю кризис используют.



Политики, руководители крупных корпораций делают все, чтобы заработать на кризисе, уничтожить конкурентов и получить больше власти, прежде всего над теми, кого они считают — и часто не без оснований — управляемым стадом. Здесь, в Штатах, например, вместо того, чтобы публично призвать народ объединиться перед общей угрозой, республиканцы и демократы продолжают обвинять друг друга во всех грехах. Лидеры демократов обвиняют Трампа в том, что он не смог как следует подготовиться к кризису и уж точно не справится с экономической депрессией, которая по их мнению неизбежно придет и будет сравнима аж с Великой депрессией. Поэтому они призывают голосовать осенью за Джо Байдена. В свою очередь лидеры республиканцев считают, что лучше Трампа человека нет, и Америку сможет спасти только он. Поэтому уже сейчас с самых разных маргинальных (к счастью) площадок звучат призывы вплоть до отмены ноябрьских выборов.

Министерство юстиции США, как сообщает Rolling Stone (хочу это процитировать), «ведет переговоры с Конгрессом о возможности ограничения конституционных прав американцев. Например, просит разрешить держать задержанных по разным поводам под арестом неопределенно долго, сколько сочтут нужным силовики».



Я уверен, что американцы этого не допустят, но попытки наиболее обнаглевших политических животных прощупать почву, готово ли общество пожертвовать своими правами и свободами, участились. Так, не сомневаюсь, будет везде — в Америке, в Европе и, особенно, в России, где власть правящей верхушки не ограничена ни парламентом, ни судом. Идеальное время для тестирования и внедрения новых инструментов контроля за обществом. Например, системы распознавания лиц, которая уже сейчас работает — вспоминаем заявление Мишустина — и (пока) помогает следить, кто и как соблюдает карантин.

В России правящий класс сделает все, чтобы окончательно превратить страну в осажденную крепость, избавиться от последних намеков на инакомыслие и ввести тотальный контроль за каждым. Сделано это будет не потому, что они мечтают о северокорейской модели (нет, не мечтают). Просто сейчас у них не осталось выбора.

20 лет назад Владимир Путин, по сути, предложил народу сделку: я вам стабильность и ощущение величия, вы мне — «добро» на создание системы, которая устраивает меня и моих друзей. Большинство согласилось. И до недавних пор у большинства не было повода думать, что их обманули. Однопартийная система, отсутствие демократических свобод и политической конкуренции — во времена брежневского застоя и даже в канун перестройки эти вещи беспокоили ничтожно малое количество моих соотечественников. Дефицит джинсов, туалетной бумаги, магнитофонов — вот что действительно нервировало большинство. При Путине такого дефицита не наблюдалось.



Но желания и страхи материализуются. Глобальный коллапс, которого так ждали противники Путина и опасалась власть, пришел, и если экономика не выдержит последствий нынешнего кризиса, социальный взрыв может стать реальностью. Распространение вируса, в сочетании с падением уровня жизни, способно окончательно подорвать веру в лидера, плюс поставить под угрозу такие важные для власти события, как голосование за поправки 22 апреля и парад Победы 9 мая. Все это очень серьезно.

Поставьте себя на место того, кто хочет сохранить в такой ситуации власть. Что делать? Правильно: заявить о том, что злосчастный вирус пришел с Запада, демократии которого не раз показали свою неэффективность, а сейчас обанкротились окончательно, не смогли предотвратить распространение вируса…

Риторика пропаганды будет такой: «Посмотрите на парламентскую республику Италию! Вы этого хотите? Посмотрите на пресловутую демократию Америки, которая вот-вот превратится в эпицентр мировой пандемии! И Трамп ничего сделать не может! Неужели вы хотите, как там?! А теперь посмотрите на Китай, который довольно быстро справился с проблемой именно благодаря жесткой вертикали власти. Поэтому все, что мы тут 20 лет строили, было абсолютно правильно, и теперь единственное спасение от пандемии — это полный карантин и полная самоизоляция на уровне всей страны. Извините, что не закрутили гайки раньше. Должны были. Но теперь сделаем все, как надо, мы справимся, все будет хорошо!».



Этот выход многим в России — и не только в России — может показаться единственно правильным. Потому что в качестве альтернативы пропаганда предложит угрозы новых эпидемий и потрясений, по сравнению с которыми ранние 90-е покажутся эпохой процветания. Никому не скажут только об одном: закрытые системы долго не живут, а умирая, агонизируют страшно. Поэтому, молча голосуя за путь самоизоляции, человек голосует за, возможно, комфортную, но всё же тюрьму для себя, и, скорее всего, за жизнь в условиях бунта для своих детей.

Итак, это были мои мысли о том, как кризисом вокруг вируса могут воспользоваться, грубо говоря, «плохие парни», у которых есть власть.

А что же делать, спросите вы, «хорошим ребятам», у которых власти нет? Я непременно поделюсь этими идеями с вами, самое позднее, в следующую среду.