Реклама
Блоги
21:37
15 Июля 2020 г.
Станислав Кучер — о России, которая начинает выходить из себя
Поделиться:

Станислав Кучер — о России, которая начинает выходить из себя

Фотография:
кадр из видео Stanislav Kucher / YouTube

В своем еженедельном блоге директор информационного вещания RTVI Станислав Кучер рассуждает на злободневные темы и делится своим мнением о самых актуальных событиях в мире. На этой неделе — о том, почему жители Хабаровска уже несколько дней выходят на протесты и существует ли в России политическая альтернатива.


Середина июля високосного 2020 — прекрасное время поговорить о настоящем и будущем России. Две недели после официального завершения того, что одни называют «необходимой стране конституционной реформой», другие — «опасным для страны антиконституционным переворотом». Кажущаяся невиданной и демонстративной активность силовиков, Хабаровск и общее ощущение, что в России творится какая-то… Здесь разные люди тоже используют разные формулировки, но все сходятся в одном: в стране мощный движ, который непонятно куда ведет и чем закончится.

У меня как у журналиста широкий круг общения, и я смею утверждать: в состоянии известной нервозности, неопределенности и неуверенности в завтрашнем дне пребывают сейчас многие — либералы, консерваторы, журналисты, бизнесмены, политики, чиновники, силовики.

Одних эта неопределенность бодрит, стимулирует и вдохновляет. Других — расстраивает, тревожит, вгоняет в депрессию.

Одни считают виновными в происходящем врагов России — внешних и внутренних. Другие — Кремль. Третьи — одновременно и тех, и других. Четвертые вообще ничего для себя не решили, но чувствуют: что-то творится, «кто-то где-то нас разводит».

Что, на мой взгляд, полезно понимать, глядя на происходящее в России?

Ничего из ряда вон выходящего, непредсказуемого, неожиданного — ничего такого, что невозможно было себе представить 10-15 лет назад, не происходит. Никто никого не разводит и не обманывает. Всё, что мы наблюдаем в 2020 году — результат абсолютно честной сделки, которую власть заключила с народом России ровно 20 лет назад. Если бы я не говорил сейчас с вами, а писал статью о России времен плебисцита, она могла бы называться просто: «Путин добился всего, чего хотел». Или чуть игривее и длиннее: «Революция, о необходимости которой говорили большевики, свершилась». Или, если речь о радикально оппозиционном СМИ: «Страну мы окончательно просрали». Но самая, на мой взгляд, честная формулировка должна звучать так: «Мечта сбылась. Россияне обрели страну, в которой большинство из них хотело жить с середины 90-х, — усеченный и обновленный вариант Советского Союза». Вдобавок к рыночной экономике в «обновленном СССР» есть бонусы: открыты границы, работает интернет, звучат «вражьи» голоса, на улицы выходит оппозиция, периодически сажают губернаторов, однажды даже посадили министра. В одном из первых выпусков я уже говорил о том, что по сути Путин предложил народу сделку: «Я вам — стабильность и ощущение величия, вы мне — молчаливое „добро“ на создание системы управления, которая устраивает меня и моих друзей». Большинство согласилось, и очень долгое время у людей не было оснований считать, что их обманули.

Чуть больше двух лет назад я смотрел интервью Владимира Путина телеканалу NBC (вы и сейчас легко найдете его в интернете). Если бы критики власти, включая меня, с начала тысячелетия жили на Луне — без контакта с родиной — или пребывали в летаргическом сне, а потом проснулись в 2018 году и увидели этот эфир, они бы буквально побежали на избирательные участки. Потому что Путин в этом интервью предстает более чем адекватным лидером государства, стремящегося восстановить справедливость на планете, а его красивая собеседница — представителем державы, пребывающей в состоянии невроза, паранойи и шизофрении одновременно, и, несмотря на это, диктующей всем свои правила жизни. Коротко напомню основные месседжи Путина:

«Вы обвиняете нас в том, что мы начинаем новую гонку вооружений? Но вы первые начали. Мы только отвечаем, о чем не раз вас предупреждали. Вы упрекаете, что мы вмешивались в ваши выборы? Но ребенку понятно, что это паранойя, ибо просто нереально — где мы со своими кибервозможностями, а где — вы? Между тем вы сами вмешиваетесь в нашу внутреннюю политику, но считаете, что это нормально, поскольку за вами демократические идеалы. Нас такой подход не устраивает. Вы считаете, что в 65 лет человеку пора подумать о том, чтобы сбавить обороты? Но оглянитесь на современный мир! В нем полно лидеров постарше. И, если ты готов вкалывать по полной, а народ готов тебя поддержать, в чем проблема? Будете нас уважать — будем жить дружно. Будете мешать жить — да, мы делаем ракеты и при желании перекроем подачу кислорода в вашу атмосферу. Ничего личного, просто мы патриоты не хуже вас».

В этом интервью Путин звучал более чем убедительно и лишний раз показал, кто в стране хозяин. Больше того, к началу своего формально третьего срока он сумел сделать то, что до него удалось только одному советскому лидеру: связал свое политическое благополучие с чувством собственного достоинства народа, с необходимостью человека ощущать себя частью большого дела. В данном случае — борьбы за справедливость в мировом масштабе. Сейчас, летом 2020, Владимир Путин — по-прежнему без всяких кавычек национальный лидер россиян, хотят они этого или уже сомневаются в своем желании.

В общем, все замечательно, если бы не одно «но». И это «но» не состояние российской экономики после коронавируса, не отсутствие политической конкуренции и независимого суда, не ограничение свобод, не активность спецслужб и даже не падение представлений о том, что такое «хорошо» и что такое «плохо». В конце концов, далеко не каждый считает все эти вещи проблемой. Даже если принять на веру все достижения, это «но» не денется никуда.

Получается, что судьба мировой справедливости — равно как и судьба России — опять висит на одном-единственном волоске, поскольку за 20 лет строительства системы второго такого же не появилось. Все знают, что случилось с построенной Сталиным системой, когда оборвался волосок по имени Сталин. Или через три десятка лет — волосок по имени Брежнев. Даже если поверить, что сама система чудесна, выходит, что живет она ровно столько, сколько ее архитектор. А потом рушится так, что сам процесс превращается в очередную геополитическую катастрофу.

Я понимаю логику и надежды тех, кто думает, что управляет процессами из Кремля, со Старой площади, Лубянки. «Разве каждый раз должно быть, как всегда? Разве не может быть исключений? Разве мы такие идиоты и не учтем уроки истории и ошибки предшественников? Может, тот самый четвертый срок и то самое обнуление нужны, чтобы показать себе и миру, что российский „особый путь“ не всегда ведет на одни и те же грабли?»

Итак, еще раз: власть никого не обманула — ни согласных с курсом, ни несогласных. Согласным она дала, как и обещала, обновленный Советский Союз и надежду на большее. Несогласных регулярно предупреждала самыми разными способами, в том числе прямым текстом. В частности, о том, что несогласным лучше удалиться, тряся бороденками и стуча копытами, в сторону моря, национальный лидер россиян рассказал еще в 2010 году журналисту Андрею Колесникову во время знаменитого интервью за рулем «Лады Калины». Тем более что большинство смотрело на белоленточную столичную активность как на… Не хочу использовать совсем жесткие слова и обижать чувства веровавших в идеалы демократии. Повторю, большинство россиян, включая жителей Хабаровска, получило то, о чем мечтало, — имперское величие, положенное на колбасу и завернутое в билеты на чартер «Москва – Анталия».

И вот здесь мы приходим к вопросу.

Если власть свою часть сделки выполнила.

Если многие в России по-прежнему уверены, что коварный Запад спит и видит Россию на коленях, а у самого него дела совсем плохи. На сей раз он действительно загнивает, и этот запах слышен везде. Это уже не аромат хамона и пармезана, а запах пота сирийских беженцев и активистов движения BLM.

Если реальной организованной оппозиции режиму в России как не было, так и нет.

Если Владимир Путин в своей риторике по-прежнему убедителен, и его возраст (подумаешь, 68) не пугает большинство россиян…

Короче, если всё в целом нормально и предсказуемо, почему же тогда случился Хабаровск? Почему на улицы с антипутинскими лозунгами вышли те, кто точно так же не имеет ничего против имперского величия, обновленного СССР, для кого «Крымнаш», а Ходорковский — скорее всего шпион? Что случилось? 10-15% взрослых хабаровчан оказались завербованными западными спецслужбами? Или они внезапно прозрели, посмотрев последний ролик Навального? Или…

У меня есть очень простой ответ на вопрос «что случилось». Он звучит так же, как ответ на другой вопрос. «Почему в счастливом на первый взгляд браке вдруг случился скандал, и один из супругов встал и ушел? Или встали и ушли в разные стороны оба? Или оба устроили мордобой? Вроде и муж не стар еще, и в целом всё то же делает, что и раньше, и даже новые планы строит. А жена в какой-то момент встает и уходит. Или, чтобы меня не упрекнули в гендерном шовинизме, вроде жена красотка и в форме вполне, и другой бы радовался и молился, а этот — раз, и след простыл».

Ответ простой: да просто устали.

«Просто устали, считаете вы?» – да, считаю. Я ведь и сам эту книжку раз в пятый читаю. Вот и устал. Понимаете, просто устал.

Устали видеть одно и то же лицо, одну и ту же партию, слышать одни и те же слова, интонации. Помните, как у Довлатова: «В разговоре с женщиной есть один болезненный момент. Ты приводишь факты, доводы, аргументы. Ты взываешь к логике и здравому смыслу. И неожиданно обнаруживаешь, что ей противен сам звук твоего голоса…»

Коронавирус, наплевательское (как казалось хабаровчанам) отношение федерального центра к их нуждам, арест губернатора — это все, безусловно, важные катализаторы. Но главное — та самая усталость. Потому что, уверен, случись всё то же самое в том же Хабаровске лет 10 назад, никто бы на улицы не вышел, и никто бы на Старой площади в Москве сейчас валидол ни глотал. А теперь валидол или, скорее, что-то более серьезное глотают, потому что опасаются. Хабаровск – это только начало.

«А что дальше, — спросите вы — какое будущее?» Всех, кто радуется Хабаровску и предвкушает после неизбежного ухода Путина торжество либералов, разочарую: с большой вероятностью этого не случится.

Мировая история свидетельствует: любая усталость от власти, если она сопровождается экономической стагнацией, или заканчивается, благодаря смене правительства и курса, или перерастает в депрессию, которая приводит к полному краху экономики. После чего чаще всего к власти приходят одержимые идеей реваншизма экстремисты, за которыми охотно идет народ. По той простой причине, что, в отличие от обанкротившейся власти и мягкотелой оппозиции, они предлагают простой и понятный выход.

В России эти силы уже заявляли о себе. Первой единственной более-менее внятной альтернативой и действующей власти, и либеральной оппозиции объявил себя в начале 2016 «Комитет 25 января» — группа военных, политологов и экономистов во главе с легендарным «спасителем русского мира», героем Крыма и Донбасса Гиркиным-Стрелковым. Назвав себя «третьей силой», эта группа открыто обвинила путинскую власть в политическом банкротстве и предрекла ей скорое самоубийство. От прозападных либералов эти ребята также открыто дистанцировались, назвав их рецепты «неприемлемыми для России». Тогда, четыре года назад, «Комитет 25 января» не стеснялся сравнивать себя с большевиками и обещал, придя к власти, не допустить развала страны, сплотив вокруг себя лучшие военные, административные и научные кадры, невостребованные в современной России.

Где этот комитет сейчас? Честно, не знаю, но подозреваю, что идеи, которые он озвучил, уже сейчас востребованы в России больше любых либеральных, которых так опасается (или делает вид, что опасается) власть. Как это уже не раз случалось в истории (в частности, в начале XX века — в России, и в середине столетия — в Германии), к третьей силе, взывающей к возрождению нации и одновременно не запятнавшей себя тесными связями с коррумпированной властью, немедленно примыкает и наиболее активная, обнищавшая в результате кризиса часть народа и влиятельные представители элиты.

Что произойдет, если такие люди придут к власти? Немного фантазии.

Получив власть, такая третья сила имеет все шансы превратиться в российский гибрид большевиков и нацистов. В первые годы своего правления она действительно сосредоточится на выполнении провозглашенных благородных задач: борьба с коррупцией, защита прав русских, подъем экономики.

Однако скоро будет вынуждена повторить уроки всех предыдущих «третьих сил», пришедших к власти на идеях реваншизма и в условиях кризиса. А именно — начать репрессии против внутренних врагов, бросить все силы на военное строительство и неизбежно привести страну к военному противостоянию с внешним миром.

Короче, кратковременное возрождение и даже триумф, но в финале — неизбежно полный военно-экономический крах, унизительное поражение и развал государственности.

Назову-ка я поскорее этот сценарий апокалиптическим и самым маловероятным. А самым вероятным — что и элиты, и прежняя власть, и те, кто считают себя оппозицией, во избежание реализации такого сценария сядут за стол переговоров и вместе придумают выход, который понравится всем и выведет Россию из самодержавно-патерналистской сансары на совершенно новый классный этап развития.