Слияние или поглощение: что значит для России и Беларуси «глубокая интеграция»