Эфир
20:35
24 Апреля 2018 г.
«Три линии обороны». Алексей Венедиктов об атмосфере в Солсбери, где продолжают расследовать «дело Скрипаля»
Поделиться:

«Три линии обороны». Алексей Венедиктов об атмосфере в Солсбери, где продолжают расследовать «дело Скрипаля»

/
Фотография:
@aavst / Instagram

Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов поехал в город, где произошло покушение на экс-сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочь. В эфире RTVI он рассказал, как живет Солсбери и его жители после произошедшего, и почему ажиотаж вокруг британского городка до сих пор не спадает.


Мы обсудили:

  • Как в Солсбери справились с нехваткой полиции

  • Что происходит в местах, где обнаружили следы отравляющего вещества

  • Чего продолжают бояться местные жители и как их защищают правоохранители


Россия наконец-то получила ответы на свои вопросы по «делу Скрипалей». В российском представительстве при ОЗХО сообщили, что будут их изучать и уже назвали документ крайне политизированным, впрочем, подробностей никаких не привели. Тем временем в Солсбери военные начали очистку территории, которая пострадала при отравлении «Новичком». 

Мы сейчас поговорим о том, как изменился британский Солсбери за полтора месяца после применения химического оружия. В этом британском городе побывал главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов, и он сейчас к нам присоединится. В первую очередь — застали ли вы какие-то действия по обеззараживаю территории, которые начали в Солсбери?

Нет, я был накануне, вчера. Там готовились к приезду именно военных. Все три места — даже четыре, с учетом дома, где жил Сергей Скрипаль — огорожены, стоят полицейские. Интересная деталь — в Солсбери нет столько полицейских, это вообще небольшой город с населением в 40 тысяч, поэтому полицейские собраны вахтовым методом из всей Великобритании. 

Когда я там спрашивал дорогу — «а мы из Бристоля и не знаем, куда вам идти». Но смысл в том, что на вопрос «а что вы тут стоите, что вы охраняете?» — они говорят: «Эти места признаны опасными для жизни, мы делаем так, чтобы никакие идиоты и уроды не перелезали через заграждения и не отравились в результате их непродуманных действий». 

Полицейские предупреждены, что им заходить туда — в ресторан, в паб, в дом и в парк, где была скамейка — не надо, только если злоумышленник туда проберется, его надо оттуда оттаскивать в целях спасения его жизни.

Алексей Алексеевич, ну чувствуется ли по настроению его жителей, что город пережил, как говорят в Великобритании, химическую атаку?

Вы знаете, нет, потому что когда мы шли, скажем, к этому парку, и он оказался огороженным, где была скамейка, на которой, собственно говоря, и нашли уже в бессознательном состоянии Сергея и Юлию Скрипаль, спящий на солнышке на рыночной площади сказал: «Вы туда не ходите, вы, наверное, знаете, тут у нас инцидент произошел, там все перегорожено, идите в обход», приняв нас за обычных туристов. Поэтому у полицейских на самом деле, повторяю, потому что мы простояли там часа два, останавливаются люди, спрашивают «а что вы тут стоите», фамилию Скрипаль знают. 

Солсбери — это туристический город, и поэтому очень много приезжих, в том числе естественно не английских приезжих, которые не знают вообще про это и не слышали. Интересная история вокруг дома. Соседи жаловались, что журналисты им надоели, поэтому выставлен отдельный пост, и если машина, как наша, казалась подозрительной — мы проехали всего два раза мимо этого поста, нас остановили, переписали кто мы такие, и не важно русские или не русские — это жалобы соседей помимо того, что есть подозрения, что дом опасен по-прежнему. 

Сейчас в местном совете обсуждается вопрос о снесении этих домов, и именно после того, как военные проведут необходимые процедуры, будет дана рекомендация — сохранить эти дома, я повторяю, парк, ресторан и дом, где жил Скрипаль, или не сохранять. Ну и последнее на закуску — мы приехали туда и члены муниципалитета говорили, что они просили Бэнкси расписать эти временные заборы, чтобы это было каким-то таким не страшным, я бы сказал так.

Алексей Алексеевич, еще многое говорится про дверную ручку дома, где жил Сергей Скрипаль, что она была именно обработана «Новичком», какие-то подробности о том, что сейчас с этой ручкой и с этой дверью — вам удалось узнать?

Ну да, собственно, сейчас основная концепция следователей, надо понимать, что полицейские там очень тщательные, они все фиксируют, они зафиксировали время, когда уже Сергей и Юлия Скрипаль уехали на кладбище, потому что это был день рождения Александра — старшего сына Сергея Скрипаля, умершего год назад, затем они вернулись, и именно в этот промежуток времени, когда они вернулись, вот эта ручка была, скорее всего, основным носителем, потому что они вернулись и после этого, казалось бы, должны были сидеть дома, им должно было стать плохо и они должны были умереть, скажем так. 

Те, кто это организовывал, думали, вероятно, так. Но они пошли в публичные места и оставили там следы и в пабе, где они были, в машине своей, понятно, в ресторане были оставлены следы этого химического вещества. Сейчас следователи очень строго, а их около двухсот, занимаются таким занудным делом как верификация каждого шага. Отсмотрены пять тысяч часов видеонаблюдения, по всей Великобритании собрано 250 следователей — сейчас идет фиксация каждого жеста, поэтому, я думаю, за ручку волноваться не надо.

Напоследок, были фотографии, в том числе в российской прессе здания паба, где все заколочено фанерой — как сейчас выглядят эти места? Они заколочены?

Там три линии обороны: первая линия — это полицейские, живые, они стоят, ну не по периметру — их два-три человека в каждой точке кроме дома, где человек шесть-семь. Вторая — введены такие матерчатые заборы, то есть конструкции, на которые натянуты ткани, они в полтора человеческих роста, по-моему, я даже в своем инстаграме опубликовал, чтобы показать размеры. Третья линия обороны — как раз вот заколоченность дверей и окон, но я не могу сказать, что они заколочены досками — но они наглухо заперты, скажем так. И только специально обученные люди могут туда войти. Там еще следственные действия идут и главное — не принято решение сохранять их, они стали безопасными для других, или не сохранять и снести здание. 

Но это, собственно, сложная история, в Англии все очень сложно, что связано с собственностью, муниципалитет чешет затылки — что, мол, будем делать с собственниками ресторана и бара. Ну, естественно, чтобы вы понимали, в этом доме, где жили Скрипали, живут еще и другие семьи. Просто там, если вы представляете английский дом, там в каждую квартиру свой вход с улицы, то есть это такой дом, не многоквартирный, но многодверный, вот, и что с ним делать — только полиция может принять такое решение.