Эфир
19:23
18 Апреля 2018 г.
«Чистое вранье». Близкие Литвиненко о заявлении Юрия Чайки, обвинившего Бориса Березовского в отравлении экс-сотрудника ФСБ
Поделиться:

«Чистое вранье». Близкие Литвиненко о заявлении Юрия Чайки, обвинившего Бориса Березовского в отравлении экс-сотрудника ФСБ

/
Фотография:
Валерий Мельников / Коммерсантъ

Генеральный прокурор России Юрий Чайка заявил, что бывшего подполковника ФСБ Александра Литвиненко отравили полонием спецслужбы Великобритании, а в организации убийства участвовал российский бизнесмен Борис Березовский.

Марина Литвиненко, вдова убитого сотрудника спецслужб, и партнер Березовского, основатель Litvinenko Justice Foundation, Александр Гольдфарб прокомментировали в эфире RTVI заявление генпрокурора, а также рассказали о том, как в Лондоне расследовали отравление Литвиненко и как в деле появились имена Андрея Лугового и Дмитрия Ковтуна, которых британские правоохранители и признали виновными в убийстве.


Тихон Дзядко: К нашему эфиру присоединяются Александр Гольдфарб — глава Фонда Литвиненко и Марина Литвиненко — вдова Александра Литвиненко. Сегодня прозвучал сразу ряд заявлений громких, в частности, Юрий Чайка сегодня, высказываясь о деле Литвиненко и деле Березовского, использовал слово «провокация» — «провокация с убийством Литвиненко». Марина, я попрошу, наверное, сначала вам, прокомментировать то, что мы слышали. Версия господина Сайки заключается в следующем: Березовский вместе с британскими спецслужбами отравил Литвиненко, а затем, когда он собирался вернуться в Россию, он поплатился за свое сотрудничество с британскими спецслужбами. Очевидно, намек здесь довольно ясный в том, что британские спецслужбы его после этого и убрали. Как вы можете прокомментировать эти слова генпрокурора Российской Федерации?

Марина Литвиненко: В первую очередь, официальное лицо такого уровня вообще-то должно думать о том, о чем он говорит. Потому что доклад, который был сегодня представлен Юрием Чайкой, выглядел больше как детективная история, чем отчет о расследовании. Во-первых, это должно было быть так. Те люди, которые убивали Сашу, они не предполагали, что полоний будет обнаружен, это будет выглядеть как необъяснимая смерть. В этом случае им было бы очень легко обвинить в этом Березовского — я думаю, что это был план, но так как полоний был обнаружен, сценарий пошел совершенно по другому направлению, и обвинить Березовского в убийстве Саши не получилось на тот момент. Теперь, когда им приходится выкручиваться, они заново достают эти версии и пытаются их выдать за серьезные расследования — я так вижу это.

Т.Д.: Александр, добавите что-нибудь?

Александр Гольдфарб: Конечно, дело в том, что в Лондоне в 2016 году закончилось многомесячное расследование этого дела, где в открытом суде на основании многочисленных улик и доказательств, независимый судья пришел к выводу, вне всяких сомнений, что Литвиненко был отравлен Андреем Луговым и Дмитрием Ковтуном, и что, по всей вероятности, приказ исходил лично от президента Путина. Это расследование соответствовало всем стандартам юридического следствия, и для каждого разумного непредвзятого человека это теперь юридически установленный факт — убийцы Луговой и Ковтун, заказчик — российское государство в лице президента Путина, по всей вероятности. Все остальное — это попытки этих самых убийц через подконтрольных им людей типа Чайки и типа российской ангажированный прессы уйти или замыть это обвинение, которое будет теперь висеть на них всегда. Я думаю, это войдет в историю как один из главных эпизодов правления Путина, так же как сбитие малазийского лайнера и захват Крыма.

Т.Д.: Господин Чайка сегодня, выступая в Совете Федерации, помимо прочего, сказал следующее: «Они нам не дали никаких материалов (имея в виду британских следователей), но дали их нашим немецким коллегам. И расследования, которые провели наши немецкие коллеги, а их вряд ли можно заподозрить в необъективности, установило, что полоний, которым был отравлен Литвиненко, находился в Лондоне еще до приезда туда Лугового и Ковтуна». Действительно ли это так? Потому что если так, то версию о причастности Ковтуна и Лугового можно поставить под сомнение, не так ли, Марина?

М.Л.: Ну, во-первых, я хочу сказать замечание на то, что было сказано Чайкой — что уголовное расследование было засекречено. Это неправда. Уголовное расследование было проведено полностью, проведено полицией без всякой предвзятости, без всякого политического мотивирования. Это было абсолютно криминальное расследование, и то, что Луговой и Ковтун были названы убийцами моего мужа — было доказано следствием. Мало того, и Луговой, и Следственный комитет, и Ковтун имели доступ к материалам дела. Они являлись последовательно — Луговой, следственный комитет и Ковтун — участниками, заинтересованными сторонами этого дела, и говорить о том, что им не предоставили никаких материалов — это абсолютная неправда. То, что говорит Чайка по поводу коллег из Германии — это опять нонсенс, потому что в публичных слушаниях, проведенных в Лондоне, были показаны все материалы. И если бы немецкие коллеги доказали, что полоний появился в Лондоне раньше того, как там появились Луговой и Ковтун, это было бы известно.

Т.Д.: Иначе говоря, вы об этом слышите в первый раз сейчас?

М.Л.: То, что мы знаем о расследовании немецких коллег, это то, что они расследовали обнаружение полония в Гамбурге. Это было исключительно расследование обнаружения радиоактивных материалов в Германии. Определить, что полоний появился в Лондоне раньше того времени, как появились там Ковтун и Луговой — это не было в их компетенции, и то, что объявил сегодня Чайка — это, я считаю, домысел, а еще хуже — вранье.

А.Г.: Чистое вранье. Дело в том, что в Гамбурге, согласно всем данным немецкого следствия, полоний появился вместе с Ковтуном где-то в конце октября 2006 года, в то время как Ковтун был в Лондоне за две недели до этого вместе с Луговым, и именно тогда состоялась первая неудачная попытка отравления Литвиненко. Следы, которые оставили Луговой и Ковтун, полонивые следы, до того, как Ковтун уехал в Москву, а потом в Гамбург, четко показывают, что это было их рук дело.

Т.Д.: Еще одну цитату я бы хотел вас попросить прокомментировать. Не могу найти, но суть заключается в следующем — господин Чайка сегодня сказал, что британские спецслужбы не могли допустить возвращения Бориса Березовского на родину, которые он рассматривал всерьез. Во-первых, действительно ли это так — известно ли вам, что Борис Березовский всерьез собирался в Россию возвращаться, Александр?

А.Г.: Дело в том, что многолетняя травля и преследования, исходившие из России Березовского, включая его проигрыш Абрамовичу, привели его к довольно унылому состоянию духа.

Т.Д.: Давайте поясним нашим зрителям, кто не помнит — это длительное разбирательство в суде в Лондоне.

А.Г.: Короче говоря, к концу жизни Березовский действительно впал в депрессию и написал Путину письмо с просьбой разрешить ему вернуться в Россию. Каким образом это связано с британскими спецслужбами и его смертью — это чистый домысел Чайки, когда Путин ему не ответил, депрессия ухудшилась, он получал лечение от этого, и в конце концов он погиб. Многие считают, что это было самоубийство, но с моей точки зрения, доведение человека до самоубийства — это то же самое, что и убийство.

Т.Д.: Правильно ли я понимаю, поправьте меня, если я ошибаюсь, что британское следствие не рассматривает гибель господина Березовского в качестве преступления, совершенного кем-то? Иначе говоря, они не считают, что он был убит?

А.Г.: На сегодняшний день существует два мнения. Одно — полиции, другое —суда. Мнение полиции, что он покончил с собой самоубийством, мнение суда, который рассматривал данные полиции, что они не могут прийти к определенному выводу.

М.Л.: Я как раз хотела сказать, что в ходе расследования по смерти Березовского были дополнительные данные, собранные независимым экспертом, который был нанят семьей Березовского. Как раз на основании этих данных судья не мог прийти к однозначному мнению, что это было однозначно самоубийство.

Т.Д.: Можно сказать, что выводы господина Чайки сегодняшние о том, что Березовский был убит — они вами не воспринимаются столь же в штыки, как вами воспринимается то, что до этого мы обсуждали относительно Александра Литвиненко?

М.Л.: Я могу только сказать, что это достаточно нелепо спланированный сценарий: сначала мы видим ток-шоу на телевидении, в котором пытаются создать публичное мнение о деле моего мужа, теперь они подключают прокурора страны, который, мне кажется, ничем не отличается от этого шоу и говорит такие же практически вещи. Только он уже пытается создать это мнение среди политиков. Это, на самом деле, очень безответственно — практически каждую его фразу можно разобрать и ответить. Мало того, что российские следователи могли приезжать в Англию, и мы знаем, что они были с апреля месяца 2007 года, и они заявляли тех людей, которых хотят опросить, и они их допрашивали. Английские следователи пытались наладить это сотрудничество, сопротивление было с российской стороны. И то, что сейчас это подается в совершенно обратном — это просто, мне кажется, очень стыдно.