Эфир
19:21
24 Апреля 2018 г.
Блокировка Google и Amazon — до чего еще может дойти война против Telegram
Поделиться:

Блокировка Google и Amazon — до чего еще может дойти война против Telegram

Видео
Блокировка Google и Amazon — до чего еще может дойти война против Telegram
Фотография:
Ben Nuttall / Flickr

В России продолжается борьба Роскомнадзора с Telegram: служба вторую неделю пытается заблокировать мессенджер, но под удар в основном попадают другие сервисы. О том, как далеко зайдет это противостояние, поговорили в эфире RTVI с журналистом и интернет-экспертом Александром Плющевым, который уже подал жалобу на действия Роскомнадзора в ЕСПЧ.


Мы обсудили:

  • Согласятся ли Apple и Google выполнить решение Роскомнадзора и удалить Telegram из своих магазинов приложений

  • Почему правозащитники из 12 стран именно сейчас попросили защиты для Telegram у компаний-технологических гигантов

  • Может ли Google полностью уйти из России, и как это отразится на компании


Правозащитники призывают технологических гигантов к принципиальности. Как вы считаете, Александр, в чем эта принципиальность может выражаться?

Ну, речь, видимо, идет о том, чтобы не сдавать Telegram в данном случае и не идти на поводу у Роскомнадзора, потому что правозащитники считают, что требования, которые предъявляют российские власти, что они незаконны, не конституционны и идут в разрез с правами человека.

Ключевой вопрос: это удаление приложения Telegram или не удаление из магазинов Google и Apple, или что-то другое?

В данном случае, это о чем вы рассказали — возможность пользоваться IP-адресами, она уже обсуждается не первый день, Google одни мощности свои закрыл, другие открыл, открывает Google outline, другие компании тоже пока никаких мер против Telegram не принимали, это одна история. И вторая, тоже очень важная, то, о чем вы сказали — магазины App store и Google play. 

Если пояснить, то смысл такой — если убрать оттуда Telegram, то новых пользователей просто не будет, ну, будут, но не столько, сколько сейчас. А у старых поддержка закончится, рано или поздно нужно будет обновлять приложение, и если нет этого приложения в соответствующем магазине — вы его ниоткуда и не обновите. Особенно на яблочных устройствах, на Android полегче, а на яблочных устройствах придется какие-то пируэты выделывать, то ли через западные магазины других стран заходить — это уже не так просто. Любое осложнение каких-либо действий приводит к уменьшению аудитории.

Вот, Александр, для Google, например, российский рынок составляет менее 1% от глобального — такие примерно цифры. Как вы считаете, будет ли корпорация за него бороться?

Вообще, мне кажется, что для Google здесь важен стратегический рынок, хоть, может быть, и маленький. Но здесь в России для Google есть вызов, которого нет в других странах. Здесь есть конкурент, национальные конкуренты — в частности, «Яндекс» — конкурент в поиске и в некоторых других областях и приложениях. И этот вызов, на самом деле, заставляет Google совершенствоваться в том числе. 

Я не знаю, отдают ли себе в этом отчет в американской штаб-квартире, поскольку действительно рынок небольшой. Но, мне кажется, оставлять этот рынок, с одной стороны, с другой стороны — идти на поводу у совершенно пошедших в разнос властей — как бы не здорово. Как выбрать между этой Сциллой и Харибдой — я не знаю, и, видимо, этот вопрос обсуждается в Google так или иначе на тех или иных совещаниях. Как они поступят — я боюсь предполагать, но думаю, как это очень часто бывает, договорятся продолжить переговоры, и проблему попытаются отложить. 

Что важно для Роскомнадзора и вообще для российских властей — почему, например, преследуют Telegram? Да потому что Дуров не пошел на переговоры. А вот если компании идут на переговоры, не так важно чем они заканчиваются, это подтверждает некоторую легитимность действий российских властей. Ну, раз эти действия обсуждаются — значит они уже сами по себе легитимны. И, соответственно, они могут на какое-то время этим удовлетвориться. Я думаю, что будет избрана именно эта тактика.

Александр, по факту, если говорить про такое большое количество блокировок, которые сейчас происходят, ограничение доступа — про факту, многие сервисы Google сегодня либо не работают, либо работают очень-очень медленно, и такого пользователи еще не видели — чтобы не загружался YouTube, чтобы не работали облачные хранилища — то есть это, по факту, уже происходит, что здесь могут изменить переговоры?

Ну, смотрите, Роскомнадзор уже начинает себе стелить соломку, потому что, во-первых, он там внес свои собственные нормативные акты и изменения, которыми предусмотрел, что он имеет право это делать, ну, имеет право блокировать IP-адреса. Это означает, что они боятся, Роскомнадзор пытается сам себя оградить при всем карт-бланше, который ему выдели вроде бы, да. Он все равно опасается и пытается сам себя оградить. Это с одной стороны, а с другой стороны — я сегодня публиковал в своем телеграм-канале документ, мне шлют, что провайдеров собирают на региональных уровнях местные Роскомнадзоры, на которых, в числе прочего, обсуждаются избыточные блокировки и административная ответственность за них. 

То есть он уже собирается наказывать провайдеров за избыточные блокировки, это означает, что есть сомнения в том, что Роскомнадзор как ведомство в случае чего в хорошем смысле этого слова прикроют от какого-то наказания. Они пытаются обложиться, перевалить на провайдеров, подтереть свои собственные бумажки, у них есть сомнения в том, что они правильно что-то делают.

Александр, ну уже от блокировок пострадали и многие сервисы, и многие компании, особенно малые и средние компании технологического характера в интернете. Чем, как вы ожидаете, закончится этот бой Роскомнадзора против Telegram, который уже превратился в бой Роскомнадзора с рунетом?

Смотря какую перспективу мы рассматриваем. Понимаете, когда закончится интернет — тогда и все это закончится в России. Смотрите, есть одна отсечка — 7 мая — инаугурация президента. Я думаю, что никто не хочет портить праздник, ну, Путиным его, конечно, не особенно то и испортишь, но все-равно, я думаю, что к этому моменту, а там переназначение правительства, вы понимаете, все федеральных агентств — вот это вот все. То есть, соответственно, и люди могут не войти в правительство — раз, второе — то, что никто не хочет портить праздник, и человека, который бросил вызов Путину, надо уконтрапупить к 7 мая — два. Вот вам один временной промежуток, это значит, что до этого момента — там хоть цунами произойдет, а все равно Роскомнадзор будет действовать, и будет действовать, не глядя на последствия, потому что нужно выполнить. Знаете, как план к первому мая в Советском Союзе. 

Если мы говорим, дальше что будет происходить — есть опасность того, что реклама, вообще рынок рунета начнет схлопываться из-за того, что многие игроки — от мелких и небольших: вот Booking, например, вроде-бы большая компания, но, с другой стороны, у него 1-2% рекламного рынка. Что они начнут — сначала рекламу выводить, потом сами уходить с этого рынка. Вроде бы здорово — «Яндексу» достанется все, а Google уйдет. Но рынок при этом сильно упадет рекламный — ему достанется, может быть, даже меньше той доли в деньгах, чем есть сейчас. И эта отрасль, которая замечательно развивалась без особой регуляции, с саморегуляцией, с конкуренцией многие годы — начинает просто схлопываться. Вот, что нас ожидает в более дальней перспективе.

Александр, поясните тем, кто не следит так сильно и глубоко за тем, что происходит в рунете, вообще в российском сегменте интернета — что значит уход Google и Booking? То есть я как пользователь не смогу зайти на свою гугловскую почту и не смогу забронировать отель на Booking, или вы про что-то другое сейчас?

Да нет, конечно. Ну что значит уход? То, что они не дают рекламу, не размещают рекламу, не действуют на российском рынке. Конечно, вы пользуетесь поиском или почтой, если только их не заблокирует наш родной Роскомнадзор, что от него можно ожидать целенаправленно или попутно, как вот мы уже в эти дни посмотрели. А тот же самый Booking — у него разные варианты действий, от того, чтобы перестать работать на российском рынке (вот, например, вы сейчас можете гостиницу в Саранске заказать на матчи Чемпионата Мира по футболу, а тогда это будет проблематично) и он перестанет, например, обслуживать российские гостиницы. Или он перестанет, опять же — как только они перестают давать рекламу, они теряют трафик. 

Это все очень связанные вещи, такая кровеносная система любого интернет-бизнеса — это реклама. Когда вы перестаете ее давать — вы теряете трафик, соответственно, те компании, которые размещают вашу рекламу — теряют деньги и происходит такое сжимание рынка. Не знаю, насколько я подробно и понятно объяснил.

Александр, еще одна такая точка важная — это не только седьмое мая, это еще и начало Чемпионата Мира в июне, когда приедет много не только туристов и болельщиков, но и пользователей того же Telegram из других стран. И тут раз — и не работает, не повод ли это закончить?

Это, конечно, никого не смущает среди властей. Ну, а что, вот, когда в Китай приезжаете — там вообще ничего не работает. Никакой-то там один Telegram, а просто ничего, включая «Вконтакте», Facebook, Twitter — ничего не работает. И ничего, как-то все справляются, никто в аэропорту в обморок не падает, разве что от смога, а от того, что ничего не работает — нет. Покупают местные симки, устанавливают VPN и вперед. Это хорошо знают российские власти, они много общались с китайскими товарищами соответствующими, поэтому вот этот момент их смущал меньше всего. Их будет смущать отсутствие горячей воды в Москве, если график не изменят, ну, не изменили бы. А отсутствие какого-то там сервиса — да нет, конечно.