Реклама
Эфир
04:20
5 Октября 2018 г.
«Вранье и дезинформация». Экс-сотрудник Пентагона об обвинениях в проведении опытов над людьми в Грузии
Поделиться:

«Вранье и дезинформация». Экс-сотрудник Пентагона об обвинениях в проведении опытов над людьми в Грузии

Фотография:
@mikercarpenter / Twitter

Минобороны России обвинило Соединенные Штаты в проведении опытов над людьми на грузинской территории. Начальник российских войск радиационной, химической и биологической защиты Игорь Кириллов заявил, что при испытаниях некоего препарата на гражданах Грузии погибло 73 человека. Ранее об опытах над людьми, которые якобы проводились в лаборатории имени Ричарда Лугара, заявил бывший министр госбезопасности Грузии Игорь Гиоргадзе.


Бывший высокопоставленный сотрудник Пентагона Майкл Карпентер, который работал в американском Минобороны, когда в Грузии создавали центр Лугара, в интервью Екатерине Котрикадзе рассказал о назначении этой лаборатории.

Мы обсудили:

  • Что указывает на несостоятельность заявлений об опытах над людьми в Грузии, и для чего в этой стране создали Центр общественного здравоохранения им. Ричарда Лугара

  • Какие настроения по отношению к России и Западу существуют в грузинском обществе и могут ли обвинения российского Минобороны повлиять на результаты предвыборной гонки в южнокавказской республике

  • Чем для России обернутся результаты расследования деятельности сотрудников ГРУ в западных странах и каким образом США может повлиять на внешнеполитический курс Кремля



Екатерина Котрикадзе
Российские СМИ уже не первый день сообщают о секретных испытаниях над людьми в лаборатории Лугара, расположенной на грузинской территории. По версии россиян, эти испытания проходят именно в Грузии, потому что эта южнокавказская страна является сателлитом Америки. Как вы можете прокомментировать обвинения российского Минобороны?
Майкл Карпентер
Это ложь и пропаганда, особенно с учетом грядущих президентских выборов в Грузии. Вообще, временные рамки тут очень важны, потому что эта информация появилась одновременно с заявлениями Великобритании, Нидерландов и США, раскрывших целую агентурную сеть. Сотрудники ГРУ обвиняются в проникновении в ВАДА, Всемирное антидопинговое агентство, а также взломе расследования крушения MH17 и гаагской штаб-квартиры Организации по запрещению химоружия. Интересное совпадение.

Но, смотрите, что касается обвинений в адрес лаборатории Лугара в Грузии, которая расположена на территории медицинского комплекса, частично спонсируемого Пентагоном, — это безумие. Это совершенно очевидное вранье и дезинформация, направленная на президентскую кампанию в Грузии. И тут стоит обратить внимание на имя грузинского чиновника, который рассказывает обо всем этом. Игорь Гиоргадзе, бывший выпускник Академии КГБ, который был и остается тесно связан с российскими спецслужбами. В Грузии этому человеку никто не верит. Безусловно, это клеветническая кампания, и мы должны раскрыть эту ложь.
Екатерина Котрикадзе
Господин Карпентер, как я понимаю, вы работали в Пентагоне в тот момент, когда Вашингтон принял решение открыть лабораторию Лугара в Грузии. Скажите, с какой целью это было сделано? Какова была главная задача лаборатории и почему ее открыли именно на грузинской территории?
Майкл Карпентер
Существовала необходимость в открытии научного центра, который бы занимался исследованиями в области распространения опасных заболеваний по всей планете, в том числе эболы, птичьего гриппа и других эпидемий. Нам нужна была лаборатория, где в срочном порядке можно было бы определить, к примеру, штамм вируса. Важно иметь такую возможность за пределами Соединенных Штатов. Почему Грузия? По двум причинам.

Во-первых, это необходимость подобного заведения именно в этом регионе. Во-вторых, Грузия в то время была партнером, которому мы доверяли. Мы не хотели расширять военное присутствие в Грузии, но для нас было важно расширять сотрудничество в областях, которые мы не считали противоречивыми.

Этот проект, направленный на исследования в области здравоохранения, мы таковым и рассматривали. Кстати, в период перезагрузки отношений с Москвой мы провели несколько совместных проектов в области здравоохранения и с российским правительством! Одним словом, подобные исследования мы проводили и с Россией. К примеру, в области туберкулеза.
Екатерина Котрикадзе
Велась ли речь о секретном оружии и тайных исследованиях в этой лаборатории?
Майкл Карпентер
Конечно, нет! Но с самого открытия этого центра Россия утверждала, что в лаборатории идет разработка какого-то секретного оружия. Я уверяю вас, если бы это на самом деле была секретная лаборатория по разработке оружия, ею бы не управляло грузинское правительство. Во главе бы стояли только американцы. Эти обвинения — совершенная нелепица, ложь, которую Россия рассказывает всем с первых дней работы центра.
Екатерина Котрикадзе
У меня другой вопрос. Вы упомянули о президентских выборах в Грузии. По вашим словам, заявление Москвы может как-то отразиться на избирательной гонке? Можете уточнить, что вы имеете в виду?
Майкл Карпентер
На мой взгляд, цель — дискредитировать Соединенные Штаты, дискредитировать проамериканские и пронатовские политические силы в Грузии. Опять же, обратите внимание на Игоря Гиоргадзе и партию, которую он представляет. Это выпускник КГБ, за которым стоит маленькое политическое объединение, настроенное резко против НАТО и за Россию.

Хотя правильней даже сказать, что он не пророссийский, а прокремлевский. Потому что любой из нас может быть пророссийским, я и себя считаю пророссийским. Совсем другое дело — быть прокремлевским. Цель Гиоргадзе — испортить репутацию прозападных сил в Грузии и поддерживать тех, кто хотел бы укрепить отношения с путинским режимом.
Екатерина Котрикадзе
Но рейтинги пророссийских сил в Грузии, которая в большинстве своем поддерживает западный курс и вступление в НАТО, достаточно низки. Неужели вы видите угрозу смены настроений в обществе?
Майкл Карпентер
Угроза существует. Прислушайтесь к некоторым заявлениям, в том числе представителей правящей коалиции Грузии. В речах некоторых политиков звучат теплые нотки в отношении Кремля и более прохладные об интеграции Грузии в евроатлантические институты. Безусловно, в грузинской политике происходят изменения, за которые Москва пытается ухватиться и использовать для продвижения антизападных настроений среди грузинских политиков. При этом в грузинской политике немало людей, активно выступающих за НАТО и ЕС.
Екатерина Котрикадзе
Представитель МИД РФ Мария Захарова назвала информацию о сотрудниках ГРУ срежиссированной пропагандой. Какими, на ваш взгляд, будут последствия всех сегодняшних новостей?
Майкл Карпентер
Это, конечно, информационная бомба, взорвавшая новостную повестку. Поражают подробности расследования деятельности раскрытых сотрудников ГРУ. Нидерланды — проникновение в ОЗХО, Малайзия — следствие по делу MH17, Бразилия — антидопинговое агентство, а также США. Агенты ГРУ путешествуют по миру и при помощи высоких технологий пытаются проникнуть в системы Wi-Fi, взломать серверы с электронной почтой.

Я полагаю, это делается, к примеру, для того, чтобы дискредитировать расследование по делу об отравлении Скрипалей в Великобритании или подтасовать результаты допинговых проб в ВАДА. Сегодняшние обвинения настолько детальны, что никакая Мария Захарова или кто-либо еще из России не могут их опровергнуть. Их ложь и опровержения выглядят смешно.
Екатерина Котрикадзе
Какими, по-вашему, могут быть последствия для России? Против Москвы и без того совсем недавно были введены новые санкции из-за отравления Скрипалей. В ноябре грядет еще одна волна ограничительных мер. Что еще можно предпринять? Невозможно ведь взять и закрыть российские границы, заявив, что страны под называнием Россия просто не существует.
Майкл Карпентер
Понятное дело, что мы не хотим закрывать границы для российских граждан, потому что мы не хотим отказываться от взаимодействия с российским обществом. Многие западные правительства, да и я сам считаю, что российский народ, к сожалению, является заложником ситуации. Мы не можем ограничить передвижения россиян по миру. Нам остается только подход в стиле кнута и пряника. У нас должна быть возможность принять по-настоящему серьезные санкции против России, и мы это до сих пор так и не сделали.
Екатерина Котрикадзе
А что бы вы предложили? Какие санкции были бы наиболее эффективными, на ваш взгляд?
Майкл Карпентер
В качестве хорошего примера эффективных санкций можно привести блокировку банковского сектора Ирана. В отношении России таких серьезных мер еще не применялось. Вот это бы имело эффект. Но в то же время я думаю, что надо показывать Москве и пряник. Кремль должен знать, что в случае вывода войск из Украины, прекращения конфликта и попыток вмешиваться во внутренние дела западных стран, режим Путина будет вознагражден.

Россия получит доступ к западным технологиям и финансам. У западных стран нет желания воевать против России как государства. Мы вынуждены противостоять лжи, дезинформации и попыткам вмешаться в дела других стран. Никто не выступает против России как таковой.