Эфир
22:26
20 Августа 2019 г.
Элла Памфилова: совет Путина кандидатам пойти в суд — запоздалый
Поделиться:

Элла Памфилова: совет Путина кандидатам пойти в суд — запоздалый

Видео
Элла Памфилова: совет Путина кандидатам пойти в суд — запоздалый
Фотография:
Сергей Савостьянов / ТАСС

Суд в Москве в четвертый раз подряд арестовал незарегистрированного кандидата в Мосгордуму Илью Яшина. Политик останется под стражей еще на десять суток за призывы выйти на несогласованную акцию 18 июля. И пока лидеры протесты отбывают очередные сроки под арестом, зарегистрированные кандидаты готовятся к выборам, которые пройдут 8 сентября. О ходе предвыборной кампании и уголовных делах, которые ее сопровождают, в эфире RTVI Екатерина Котрикадзе поговорила с главой Центризбиркома России Эллой Памфиловой.


Екатерина Котрикадзе

Как вы бы оценили ход предвыборной кампании в Москве на сегодняшний день?

Элла Памфилова

Естественно, мне, как бывшему уполномоченному по правам человека, не нравится этот фон с арестами, с тем, что несостоявшиеся кандидаты находятся под стражей. Если бы я была уполномочена, конечно, бросилась бы разбираться с этой проблемой. Но сейчас пока рано ставить крест на этой избирательной кампании. То, что не зарегистрировано несколько очень видных, известных оппозиционеров, то, что они, к сожалению, не смогли выполнить условия для регистрации, — это еще не значит, что выборы совсем провалились.

Но посмотрим, что будет дальше. Я бы не хотела заглядывать вперед. Мы сейчас собираем все материалы, которые в нашей компетенции, связанные с тем, как работали окружные комиссии. Скажу сразу, что претензий у меня немало. Если бы они отработали так, как надо, нам бы не пришлось все это расхлебывать, возвращать огромное количество подписей этим кандидатам. Так что есть вопросы, думаю, итоги будем подводить уже после 8 сентября.

Екатерина Котрикадзе

Но вы говорите, что претензий немало. Раз так, может, стоит развернуть эту ситуацию?

Элла Памфилова

Каким образом? Что вы имеете в виду?

Екатерина Котрикадзе

Если есть претензии к системе…

Элла Памфилова

Есть претензии к системе, но это не дает повода для того, чтобы зарегистрировать кандидатов, у которых не выполнен ряд условий. Если исходить из политической целесообразности и, например, спросить меня, то я полагаю, что было бы замечательно, если бы все они были зарегистрированы. Если бы они не сидели где-то там по каталажкам и кутузкам, а вели избирательную кампанию, от этого выиграли бы все. Но есть закон.

Екатерина Котрикадзе

Но закону соответствует нерегистрация уже упомянутых мною кандидатов, тех, кто, как вы сказали, в кутузках сидят. Они по закону не зарегистрированы или все-таки с нарушениями?

Элла Памфилова

У всех по-разному. Знаете, на неформальной встрече 23 июля, когда они высказывали свои претензии к ходу избирательной компании, мы очень серьезно к этому подошли, с большим сочувствием. Я дала поручение своему аппарату: «Давайте, предварительно изучайте все материалы и ищите все поводы. Все вот так трактовать в пользу этих кандидатов».

Давайте возьмем того, кто вас больше всего интересует. Я два слова скажу, почему не состоялась регистрация. Кто вас больше всего интересует?

Екатерина Котрикадзе

Например, меня интересует Яшин, Соболь.

Элла Памфилова

У Яшина с подписями все неплохо. Там, действительно, не хватило почти 80 подписей. Вот основное. Мы сделали все, что могли: вторую почерковедческую экспертизу проводили. Мне очень жаль, что этого не состоялось. Не смогли. Но вы же понимаете, что мы не могли просто взять и натянуть. Как бы это ни нравилось, как бы нас ни критиковали.

Я хочу сказать, что 27 августа мы собираем всех наших критиков. Тех, кто нас критикует за принятое решение, и хотим провести с ними откровенный диалог. Мы выскажем свои аргументы, они — свои. Может быть, мы друг друга не убедим, но очень важно, чтобы те, кто действительно этим интересуется, послушали, вникли бы в то, что произошло, и сделали собственные выводы на основании той информации, которую они получат. По крайней мере, мы ничего не скрываем.

Екатерина Котрикадзе

Элла Александровна, у меня конкретный вопрос по Русаковой. За нее подписался конкретный человек — Григорий Юдин. Об этом много говорили, вы, конечно, об этом слышали. Живой, а говорят, что не было его. Как с этим быть? Это же очевидное нарушение не со стороны кандидатов, а со стороны тех людей, которые не приняли подписи.

Элла Памфилова

Все известные люди, которые проявились в этих роликах, заявлениях, все подписи были возвращены. Речь идет об остаточных подписях. И да, это безобразие. Я считаю, что это безобразие со стороны окружных комиссий, с этим надо разбираться. Может быть, мы пострадали от этого больше, чем кто-то другой.

Вы видели, что две недели в почти круглосуточном режиме разбирались и пытались вытащить все, что можно. Кстати, возвращали подписи по сканам паспортов там, где были технические ошибки со стороны нотариусов, там, где были введены искаженные данные в ГАС «Выборы». Мы потом их сверяли, сравнивали с базой, находили ошибки, сверяли с подлинниками подписных листов и тоже возвращали. Все, что могли, сделали, исчерпали все возможности. Я понимаю, что вы и ваши зрители этому не поверят, но это так.

Екатерина Котрикадзе

Вы начали говорить по поводу Любови Соболь. Вы могли бы прокомментировать ее случай? Какие были нарушения, несопоставимые с регистрацией?

Элла Памфилова

Да, у Любови Соболь можно было даже не рассматривать подписи, поскольку было еще более важное основание — она не заполнила справку о доходах, в том числе и зарубежных. Я вообще не понимаю, как они могли это упустить, они же юристы. Дело в том, что это не просто техническая ошибка, не просто недоразумение. Знаете, бывают такие ошибки, когда мы просим кандидатов, чтобы они могли исправить, что-то дописать, но по закону, это именно та форма, антикоррупционная, которая требует точного заполнения сразу, и ее нельзя потом дозаполнить.

К сожалению, у Соболь и еще нескольких кандидатов (например, у старшего Гудкова) это тоже не было выполнено.

Екатерина Котрикадзе

Владимир Путин накануне сказал, что кандидатам надо было идти в суд. Они и пошли в суд, насколько мы понимаем, но им там, ожидаемо, отказали. Например, у Яшина за несколько минут рассмотрели жалобу и сказали «нет». Вы в российской политике 30 лет, как вы оцениваете совет пойти в суд? Насколько он удачен в данной ситуации?

Элла Памфилова

Просто он запоздалый. Дело в том, что кандидаты оценивали свои возможности уже после отказа в Мосгоризбиркоме. А грамотные кандидаты посмотрели и, исходя из компетенций ЦИКа (а они более ограниченные, чем у судов), подали сразу в суд. Некоторые кандидаты думали, что у нас эта процедура пройдет легче.

Скажем так, у кого было много заявлений, по которым мы не могли эти подписи перепроверять, в суде это могли бы сделать точно так же, как это сделали с Митрохиным: привлекая прокуратуру, следователей. У нас таких возможностей не было. И, к сожалению, эта группа подписей выпала. Это то, что мы не могли вернуть. Просто закон нам этого не разрешил. Вот что я имела в виду, когда говорила: «Смотрите куда выгоднее. Если у вас только вопросы, связанные с техническими ошибками нотариуса и так далее, тогда лучше к нам. А что касается каких-то дополнительных действий, то лучше в суд».

То есть после отказа окружных комиссий и после Мосгоризберкома у них еще было время. А подавать в суд после нас — это уже поздно. Яшин опоздал, как и некоторые другие.

Екатерина Котрикадзе

А что касается зарегистрированных кандидатов? Они абсолютно чисты, у них все правильно? Не было технических или каких-то других ошибок?

Элла Памфилова

Не могу сказать. Я знаю, что есть такие предположения, что провластных кандидатов зарегистрировали в привилегированных условиях, без проверки подписей. Я просто умоляю всех и призываю: если есть факты, дайте их нам. Понятно, что мы не следственные органы.

Знаете, что удивительно? Во всех 45 окружных комиссиях сидят не только провластные члены с решающим голосом. Больше чем в половине комиссий присутствуют представители «Яблока», есть и от ПАРНАСа. Там не только коммунисты, «Справедливая Россия», «Единая Россия». Там представители больше чем 20 партий, включая все, какие у нас есть: и «зеленые», и демократические. Где они были на этом этапе? Почему никто не бил тревогу в тот период, когда мы еще могли вмешаться, на первом этапе?

Вдруг сейчас появляются разговоры о том, что многие провластные кандидаты зарегистрированы, скажем, с поблажками, или у них тоже есть нарушения. Я просто всех призываю, для нас это очень важно: пожалуйста, подайте в следственные органы, подайте на них в суд и дайте нам копии для материала. Пусть суд разбирается, пусть следственные органы разбираются. Если будет повод, будем отменять выборы в округах.

Но для нас это очень важно. Мы не имеем права заниматься следственными действиями, но хотя бы я буду представлять, где и в каких окружных комиссиях были безобразия. Почему некоторых кандидатов зарегистрировали неправомерно? Для нас это очень-очень важно, но кроме пустых разговоров пока ничего нет, ни одного факта. Насколько я знаю, только кто-то от коммунистов подал в Следственный комитет. Это одна жалоба. Все. Больше я ничего не знаю. Я жду, мы ждем. Если будут основания для отмены этих выборов, конечно, мы бы это сделали: мы на том этапе, когда это было бы возможно. Но кроме пустых разговоров я пока ничего не слышу.

Екатерина Котрикадзе

Вы упомянули слово «безобразие» в начале нашей беседы. По вашим ощущениям, исходя из того, что вы видите наличие проблем, можете ли вы влиять на то, что происходит? Есть ли у вас рычаги воздействия на ход этих событий или нет?

Элла Памфилова

Я работаю четвертый год, в ряде тяжелейших случаев мне удавалось менять этот ход событий и влиять: убеждать, доказывать, идти наперекор. В этом заключается моя функция. Это часто невидимый процесс. Но он происходил именно потому, что я уверена, что у меня есть такие возможности. Может быть, меньше, чем мне бы хотелось, но они все-таки есть. И пока я их не использую до конца, я не уйду с этого места. Я попытаюсь, потому что мне жаль три года нашей работы, наших невероятных усилий.

Мы очень много изменили в системе. Вы знаете, какой парадокс, ведь даже то, что сейчас многие администраторы в регионах пытаются оградить себя от конкуренции, связано с тем, что мы за эти годы изменили ситуацию и в день голосования стало намного сложнее заниматься фальсификациями. Тем более в Москве, и вы это знаете. Вот это обратная сторона деятельности. Более или менее навели порядок, сделали максимально прозрачным этот процесс. Да, придется решать проблемы, которые выходят за рамки моей прямой компетенции, поскольку мы просто правоприменители. Но они упираются в изменение законодательства.

Я считаю, что должна быть конкуренция. Зачем я буду перечислять все те известные истины, которые гарантируют развитие демократического государства? Я их полностью разделяю, несмотря на все обвинения. Пусть говорят все что угодно. Если я знаю, что могу что-то сделать, я буду это делать.

Екатерина Котрикадзе

По мнению многих, ситуация с выборами в Москве доказала необходимость реформирования избирательных структур в столице. Глава Московской городской избирательной комиссии Горбунов занимает этот пост уже 25 лет. Вы не согласны, что необходимо сменить состав избирательной комиссии, что пришло время для реформирования этой системы, что надо, по крайней мере, менять лица?

Элла Памфилова

Я это не скрываю. В большинстве регионов мы уже поменяли председателей комиссий. Кстати, именно благодаря нашей позиции в ряде регионов сменились главы, когда были вопиющие нарушения на выборах. У нас из 60 регионов в этом году ни одной жалобы нет. Что касается Москвы, то я не скрываю, что еще полтора года назад об этом говорила Собянину, сам Горбунов знает мою позицию, что и в Москве должно быть серьезное обновление. И не только в Москве, но и в ряде других регионов, где нам еще не удалось это сделать, но изменения уже назрели.