• 17.93
  • 65.31
  • 75.37
  • 6550.15
Эфир
20:48
17 Апреля 2018 г.
Highly Likely Welcome Back. Как российских студентов пытаются вернуть из «недружественных стран»
Поделиться:

Highly Likely Welcome Back. Как российских студентов пытаются вернуть из «недружественных стран»

Видео
Highly Likely Welcome Back. Как российских студентов пытаются вернуть из «недружественных стран»
Фотография:
Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

Россотрудничество и МГИМО запустили проект «Highly Likely Welcome Back, или пора домой!». По информации газеты «Коммерсантъ», в рамках проекта российским студентам из зарубежных вузов (прежде всего из Великобритании) предлагают вернуться, чтобы продолжить учиться в МГИМО. 

В прямом эфире RTVI выясняли у декана факультета управления и политики МГИМО Генри Сардаряна, почему студентов вдруг решили возвращать домой, — и какими способами это собираются делать.

А что о том, что им «пора домой», думают сами российские студенты, которые уехали учиться за границу, и есть ли у них объективные причины опасаться за свое положение, рассказали магистрант Школы международных отношений Флетчера Анастасия Каримова и директор образовательного агентства в Оксфорде Александр Терлеев.


Тихон Дзядко: Обсудим тему с авторами этой идеи, а также с российскими студентами, которые обучаются за рубежом. Мы связываемся с деканом факультета управления и политики Генри Сардаряном, а также на связи с нашей студией магистрант Школы международных отношений Флетчер (США) Анастасия Каримова и Александр Терлеев — директор образовательного агентства в Оксфорде. 

Мой первый вопрос к Анастасии Каримовой — вы уже обучались в университете в Москве, сейчас вы получаете второе образование там в США. Авторы этой инициативы говорят о «недружественном отношении» к российским студентам, которые обучаются за рубежом. Испытываете ли вы что-нибудь на себе за последние недели, месяцы, что отношения между Россией и США оставляют желать лучшего с каждым днем все больше и больше?

Анастасия Каримова: Я учусь в школе, где декан — бывший главнокомандующий НАТО и адмирал ВМС США. У нас тут очень много военных учится со мной, моих одноклассников. Хотелось пошутить, что они надо мной издеваются и заставляют под дулом автомата петь гимн США каждое утро, но на самом деле, мне кажется, что мы очень преувеличиваем в России эту «российскую угрозу», которую якобы все боятся. Люди совершенно дружелюбно настроены. Никто даже не шутит про русских шпионов, то есть вообще никакой реакции.

Т.Д.: Аналогичный вопрос к вам, Александр — вы по своей работе много общаетесь с российскими студентами, которые приезжают учиться в Великобританию. Что вам рассказывают они? Какие настроения на себе испытывают в связи с этим обострением между Россией и Западом? Возможно, действительно, пора уезжать и возвращаться в Россию?

Александр Терлеев: Присоединюсь к предыдущему спикеру в том, что эти настроения существуют только в России. Я очень много общаюсь с образовательными учреждениями, в частности со школами. В субботу на конференции мы обсудили с 25 школами, что к России есть только интерес. Все страны, в том числе Великобритания, хотят видеть русских студентов. 

Я могу вам зачитать письмо от одной из школ, которое я получил вчера. Звучит оно следующим образом: несмотря на ужасное отношение к политическому конфликту со стороны России, в конфликт вовлечены и Америка, и Великобритания. Мы хотели бы, чтобы наши родители и агенты, которые работают со школами, отнеслись с понимаем к ситуации. Британия и международные школы хотят видеть российских студентов, Россия всегда была крупным и важным рынком для западных школ. В случае, если кто-то на территории школы когда-либо в сторону русского студента скажет что-то негативное — эти люди получат, скажем так, должное количество неуважения. 

К русским студентам необходимо относиться уважительно вне зависимости от текущего политического климата. И, несмотря на проблемы с Британским советом в Москве, школы не видят проблем с получением виз. Визы до сих пор получаются в прежнем порядке.

Т.Д.: Я вас понял, хочу подключить к нашему разговору Генри Сардяряна — декана факультета управления и политики МГИМО. Сейчас два моих собеседника из США и Великобритании говорят, что никакого дискомфорта в связи с теми отношениями, которые сейчас есть между Россией и Западом, они не ощущают на себе там. Скажите, о какой угрозе, которая может стать поводом для того, чтобы российским студентам возвращаться, вы говорите?

Генри Сардарян: Мы исходим из того, что наши студенты, которые едут на учебу в Великобританию — это талантливые, хорошие ребята, которые предполагают возможность продолжения своей карьеры на территории Великобритании и США. Учитывая, что для нас ключевым интересом являются национальные интересы нашей страны, мы полагаем, что если создать возможности и условия для того, чтобы эти ребята могли состояться, сделать карьеру и быть успешными у себя на родине — то это будет важно как для России, эти ребята, судя по всему, владеют иностранным языком, они амбициозные, хотят достичь определенного успеха. Мы хотим для них создать возможности и условия, чтобы после обучения, скажем, в бакалавриате в Великобритании, они могли отучиться у нас в магистратуре, и после этого приносить благо своей стране.

Т.Д.: В тех сообщениях, которые сегодня были в СМИ, ваша инициатива подавалась под следующим смыслом, что вы призываете возвращаться в Россию сейчас из-за русофобских настроений и неких антироссийских выпадов, жертвами которых они там могут стать.

Г.С.: Разные СМИ просто по-разному представляют нашу инициативу. Мы в том числе говорили, что понятно, если сейчас в отношении России предпринимаются меры, которые ни один из ваших собеседников отрицать не будет. Для будущего трудоустройства наших студентов, эти люди учатся на политологии, на государственном управлении, международных отношениях — там могут возникнуть вопросы, с одной стороны. 

С другой стороны, когда обстановка подобная, это тоже является возможностью для студентов взвесить для себя — не следует ли продумать о том, чтобы у себя на родине попробовать реализоваться и весь свой талант направить на развитие своего отечества, собственной страны, и мы для этого стараемся создать условия, мы же не можем взять и насильно кого-то там вернуть. Во-первых, у нас ни у кого таких полномочий нет, а, во-вторых, и желания подобного нет. Речь идет о том, чтобы создать для них максимально комфортные условия, чтобы они могли воспользоваться нашими предложениями и направить весь свой талант на развитие страны.

Т.Д.: Я вас понял, спасибо. Неужели на фоне всего того, что происходит и, если говорить про США, средства массовой информации там также не малую лепту вносят в то, чтобы представления о происходящем в России были не слишком близки к реальности, и в Великобритании, где происходит то, что происходит. Я имею в виду отравление господина Скрипаля. Неужели нет никаких проявлений последствий что ли этих непростых отношений. Анастасия?

А.К.: Наверное, в это сложно поверить, но академическая среда конкретно здесь, где я нахожусь, в Бостоне, в моей школе — она на мой взгляд слишком мягкая. Мы называем ее «мыльным академическим пузырем», в котором всем очень комфортно, безопасно и дружелюбно. Может быть, за пределами этого «академического пузыря» люди по-другому настроены — я никогда не была в более республиканских штатах США, но пока никаких проблем не было. 

Я думаю, что все переоценивают эту российскую повестку. Например, я изучаю международное развитие, мой фокус — страны Африки. С чего бы моим одноклассникам, с которыми мы занимаемся оценкой программ международного развития в Африке, обвинять меня в том, что я российская шпионка, или в том, что я угрожаю чем-то США? Люди здесь вообще про другое.

Т.Д.: Александр, что добавите?

А.Т.: Я добавил бы, что, когда говорите о жестокой среде в школьном мире, вы немножко не понимаете, для чего люди едут учиться на Запад, в частности, в Великобританию. В первую очередь, из-за потрясающей атмосферы в обществе, где можно быть уверенным, что тебя примут, можно быть уверенным, что ты не будешь бояться высказывать свое мнение. В этом плане, когда мы говорим о политическом конфликте со студентами или школьниками в Великобритании, важно понять, что в этой среде это просто невозможно. 

Никто не будет ради минутной слабости, ради минутного конфликта между странами, пытаться портить многолетие отношения. Мне бы хотелось, чтобы российские власти это понимали. Великобритания сотни лет принимает русских студентов, и это отношение никогда не изменится. Я думаю, что это больше попытка втянуть в какой-то конфликт.