• 18.9
  • 67.75
  • 79.17
  • 6349.57
Эфир
21:51
28 Марта 2018 г.
Ирина Прохорова о Мединском, домогательствах и о том, почему не возглавила предвыборный штаб Собчак
Поделиться:

Ирина Прохорова о Мединском, домогательствах и о том, почему не возглавила предвыборный штаб Собчак

/

Общественный деятель, издатель и главный редактор «Нового литературного обозрения» Ирина Прохорова рассказала в эксклюзивном интервью Марианне Минскер, как ее приглашали возглавить предвыборный штаб Ксении Собчак, почему на президентских выборах 2012 года возможностей было больше и к чему стоит готовиться российскому обществу в ближайшие шесть лет.



По данным моих источников, вам в августе предлагали возглавить штаб Ксении Собчак, но вы отказались. Почему?

Вы знаете, во-первых, это очень сложное, эмоционально и физически затратное дело. Это, в общем, тяжелая работа. Помню, как я была доверенным лицом моего брата, я не возглавляла штаб — и то, это было очень утомительно. Я просто не могла, прежде всего, оторваться — у меня столько других обязательств. Недолго моя политическая карьера в качестве помощницы брата длилась — а я потом год разгребала дела. Потому что у меня издательство, я руковожу фондом, много своих проектов — это очень сложно.

То есть только нехватка времени вас вынудила отказаться?

Вообще мне кажется, честно скажу вам, что требуется какое-то новое поколение политиков и новых молодых лиц, поэтому, мне кажется, то, что Ксения собрала вокруг себя в основном молодых людей — это очень правильно.

А вы обсуждали этот вопрос с Михаилом Дмитриевичем?

Нет, я не обсуждала. Но, в конце концов, мы самостоятельные люди.

Нет, ну — просто посоветоваться?

Нет, просто я подумала, мне было, конечно, приятно и лестно, что Ксения мне предложила, но я просто взвесила свои силы и возможности, и вообще мне показалось, что появление каких-то свежих молодых лиц уже само по себе полезно, даже если там небольшие результаты — это, собственно, не так важно.

А как вы оцениваете результаты Собчак на этих выборах?

Ну, я вам скажу честно, я ожидала, что она наберет больше. Я не знаю, насколько эти цифры — может быть, она набрала больше, мы знаем, что часто отрезают, не важно. С другой стороны, это хороший опыт для Ксении и ее соратников — просто посмотреть, как эта машина устроена, как она работает. И потом, Ксения выбрала самый сложный путь — она выбрала линию, я бы сказала, авангардную политическую. Поэтому предполагать, что уж так много людей — вряд ли люди, которые хотели голосовать за КПРФ, перебросились на нее. Но в конце концов хорошо, что она высказала целый ряд важных тезисов, которые хотя-бы прозвучали по федеральным каналам.

Многие проводили параллели между Михаилом Прохоровым на тех выборах и Ксенией Собчак. Он набрал 7%, она набрала 1.5%. О цифрах, конечно, можно поспорить, но тем не менее, как вы думаете, почему это произошло? Некоторые говорят, что тогда у Михаила Прохорова было больше возможностей, денег, было больше на волне протестного голосования, или какие-то другие совсем?

Деньги здесь вообще ни при чем. Денег у него много. В 2012 году коридоры возможностей были намного больше. Хотя, хочу заметить, что Михаилу почти не дали возможности выступать на телевидении. Половину положенного ему времени, как кандидату, просто отняли. Просто не позволили. Общество было другое — оно тогда было готово к переменам. Это был взлет социальной активности. В этом смысле, конечно, за эти шесть лет тотальной пропаганды общество скисло, опустило крылья. А потом вся история с Крымом, идея имперского величия сильно захватила людей. В 2012 году общество было немного в другом агрегатном состоянии. Здесь уже, простите, я не вольна решать привлекательность того или иного кандидата. Очень много разных обстоятельств.


Полную версию интервью смотрите выше.