Реклама
Эфир
21:49
30 Августа 2018 г.
Как Кирилл Серебренников потратил 218 миллионов? Катерина Гордеева о фильме «Театральное дело»
Поделиться:

Как Кирилл Серебренников потратил 218 миллионов? Катерина Гордеева о фильме «Театральное дело»

Фотография:
WikiCommons

Журналисты Катерина Гордеева и Роман Супер выпустили документальный фильм «Театральное дело» о режиссере Кирилле Серебренникове и его коллегах, которых обвиняют в хищении бюджетных средств по делу «Седьмой студии». Авторы фильма попытались разобраться в деталях судебного процесса и в том, что могло произойти с деньгами, выделенными на театральный проект «Платформа».


Катерина Гордеева рассказала в интервью RTVI, какие документы удалось изучить журналистам, в чем главные несостыковки дела «Седьмой студии» и почему ни один спектакль невозможно создать без наличных денег. 

Роман Перл
Какие выводы удалось сделать по итогам работы над этим фильмом?
Катерина Гордеева

Мы, действительно, много занимались документами. В фильме представлена смета того самого спектакля «Сон в летнюю ночь», с которого все начиналось. Следствие сперва утверждало, что такого спектакля не было. Самый важный вывод, к которому мы пришли, — это то, что людей, которые находились год под арестом (Алексей Малобродский 11 месяцев провел в СИЗО, Серебренников, Апфельбаум и Итин находятся под домашним арестом), обвиняют не совсем в том, что там произошло. Их обвиняют в хищении, а, судя по всему, произошла история с обналичиванием денег и уклонением от налогов. Это совершенно разные преступления, статьи, поэтому и меры пресечения могут быть разные.



Роман Перл
В данной ситуации кого можно обвинить в уклонении от налогов, обналичивании денег?
Катерина Гордеева

Тут порочный круг. Существует негласное или гласное законодательство, по которому государство финансирует культурные объекты и мероприятия. Существуют организации, соглашающиеся работать с Министерством культуры на условиях Минкульта. Дальше происходит очень сложная история, потому что работать с наличными деньгами по этим условиям невозможно. Наличные деньги нужны как раз-таки для того, чтобы создать спектакль. У нас в фильме с помощью театральных менеджеров, таких как Марина Андрейкина, Марина Давыдова рассказано, как устроен спектакль, что нужно купить. В той самой смете «Сна в летнюю ночь» есть череп осла, пластмассовые клипсы, кефир, чипсы. 



Как это купить по безналу? Как это можно осуществить? Главное, что по договоренности Министерства культуры с их визави невозможно ничего иметь в своей собственности. А декорации? А пресловутый рояль Yamaha, который был нужен для мероприятия «Платформа», с которого, собственно, началось театральное дело? Как обойтись без того, чтобы что-то тебе принадлежало? Как оплачивать огромное количество вещей, требующих наличные деньги, и при этом не иметь налички? Разумеется, субсидии выдаются не в наличных деньгах.

Роман Перл
Почему, по-вашему, следствие все-таки пошло по этому пути и обвинило участников дела в хищении, а не в обналичке и уходе от налогов?
Катерина Гордеева
Сейчас мы переходим на зыбкую почву конспирологических версий. Я бы не очень хотела быть на этой почве, потому что логика следствия мне неподвластна. Я много бывала на процессах «Седьмой студии». Мне неподвластна логика обвинения прокуроров и судей, потому что они из процесса в процесс повторяют одно и то же. Слова защиты и обвиняемых все время разные, то есть люди пытаются вести диалог, но его не получается, потому что слова следователей, прокуроров и судьи, как правило, одни и те же. Меняются даты: апрель меняется июнем, июнь — августом. Я не знаю, чего хочет добиться следствие. Я не понимаю его цель.



Роман Перл
Наказание, которое предполагается за хищение, строже, чем за обналичку и уход от налогов?
Катерина Гордеева
Разумеется, это тяжкая статья. Это до десяти лет лишения свободы. По либерализации, объявленной еще Дмитрием Медведевым, все финансово-налоговые преступления совершенно по-другому устроены.
Роман Перл
В анонсе написано, что удалось пообщаться с теми, с кем никому прежде не удавалось. Кого имеет в виду автор анонса?
Катерина Гордеева

Одно из важнейших интервью в этом фильме — это интервью папы Кирилла, Семёна Михайловича Серебренникова, выдающегося врача, хирурга. Так получилось, что это интервью мы записывали за неделю до того, как скончалась мама Кирилла. Все это происходило в очень маленькой комнате. Сидел папа и рядом лежала мама. Это было довольно тяжелое испытание и для меня. Слова пожилого, достойного человека, говорящего о своем сыне, — это тяжелое испытание для зрителей тоже. Это важно смотреть.



В фильме есть интервью аудитора «Седьмой студии». Это не наше с вами рассуждение (мы не финансовые специалисты), это рассуждение человека, который видел финансовые документы «Седьмой студии» и до того, как все началось, и сейчас он знаком с документами. Как раз он говорит о том, что с ними происходило. Если бы следствие хотело проверить, что действительно происходило с документами, как оно могло бы воспользоваться этими знаниями. В фильме есть интервью Екатерины Вороновой, еще одной обвиняемой по делу «Седьмой студии». Она находится в международном розыске. Это ключевой свидетель. Ее слова очень важны.

Роман Перл
Среди участников этого фильма Захар Прилепин — человек с определенной политической позицией. Почему он там?
Катерина Гордеева
Это человек определенной политической позицией, но это и человек, который в том числе работал с Кириллом Серебренниковым, начинал вместе с ним «Платформу». Спектакль по его роману «Санькя» стал одним из первых мероприятий «Платформы». Мы же в фильме обсуждаем не политическую позицию, хотя Захар там говорит о том, что является идеологическим противником Серебренникова, но не может не признать масштабы таланта и порядочности этого человека. Прилепин много общался с Серебренниковым, были другие проекты, насколько я понимаю. Он рассказывает о том, как строилась эта работа. Также в фильме есть много интервью с артистами, которые создавали «Платформу». Тогда это был курс Серебренникова в школе-студии МХАТ, а сейчас это известные на всю страну артисты: Никита Кукушкин, Вика Исакова.