Эфир
21:32
23 Апреля 2018 г.
«Это совсем иное взаимоотношение с публикой». Леонид Парфенов о своем блоге и премьере «Русских евреев» на YouTube
Поделиться:

«Это совсем иное взаимоотношение с публикой». Леонид Парфенов о своем блоге и премьере «Русских евреев» на YouTube

/
Фотография:
RTVI

Журналист Леонид Парфенов опубликовал на своем YouTube-канале первый фильм из нового документального цикла «Русские евреи» и рассказал об интернет-премьере в интервью Тихону Дзядко на RTVI. 


C Леонидом Парфеновым мы обсудили:

  • Зачем он решил завести видеоблог «Парфенон»

  • Чему новому научился, работая для интернет-аудитории 

  • Отличаются ли зрители его фильмов в интернете от тех, кто смотрит их в телеэфире 


Здравствуйте, Леонид. Я, во-первых, поздравляю вас с YouTube-премьерой. У меня как раз открыт YouTube: 85 тысяч просмотров. А есть у вас какая-то планка, которую вы рассчитываете достичь с количеством просмотров «Русских евреев» на YouTube?

Нет, никаких таких специальных плановых показателей — урожайность гектара и прочее — я, честно говоря, не ставил. Да и это уже немало — 85 тысяч. Ну, если еще доберется сколько-нибудь до того, как мы второй фильм выложим — уже прекрасно для нас.

Для вас есть какое-то принципиальное отличие: вы — журналист фильмов, которые выходили на федеральных каналах, в кинотеатрах во многих странах мира. Это новая важная страница для вас — выход в интернет и публикация фильма в открытом доступе на YouTube?

Ну, нет, на самом деле — это ведь технический способ. Главное ведь контент, а каким образом происходит доставка аудиовизуального продукта на дом — ну, большого значения не имеет. Важно, что это смотрит зритель, вот и все. Ну, времена меняются, технологии меняются, хорошо, что таким вот образом. Это ведь, в конце концов, удобнее, чем в 23:30 на Первом канале, а потом больше посмотреть нельзя, ну, там тоже, конечно, все выкладывают в YouTube, но все равно, и рекламы внутри нет — со всех сторон это удобнее для зрителя в любое время в любом месте, просто взял и посмотрел.

Как вам кажется, велика ли вероятность того, что зритель, который это сейчас смотрит на YouTube и зритель, который это смотрел бы условно на Первом канале в 23:30 — это абсолютно разные, в том числе и по возрасту, люди.

Да нет, мне кажется уже нет такого ощущения, что YouTube — это один молодняк, там всякий возраст есть. Что касается аудитории «Парфенона» — моего видеоблога ютубовского — у меня ощущение, что это такой старший-молодой-средний возраст, а не пацаны, которыми почему-то принято, видимо, из-за успеха программы Дудя ассоциировать YouTube. Другое дело, конечно, что у него — миллионы, а у меня — сотни тысяч, ну, ничего страшного.

Если позволите, последний вопрос. Я знаю, что у вас чертовски мало времени. Что касается «Парфенона» — как вы относитесь к этому опыту после этих нескольких недель, что вы этим занимаетесь?

Вы знаете, для меня здесь нет нового опыта. Я знал, как я буду говорить, если буду говорить вот так — «ютубно». Для меня было важно не пытаться снимать так, как снимаются фильмы, а снимать вот так вот на коленке, как фильмоскоп просто даже, а не фотоаппарат — совсем уж таким простым способом. 

Для меня в этом нет нового опыта, это та журналистика, которую я обычно проговариваю режиссеру-постановщику Сергею Нурмамеду о том, что мы будем снимать. До того, как сценарий написан с отточенными фразами и четкими формулировками, с представлениями о картинках, и так далее. И вот до этого он существует в вербальном виде — именно что под вино в разговоре с режиссером «вот слушай, мне бы хотелось вот такое, знаешь, трам-пам-пам…». Вот таким вот образом говорю с людьми. Так что нужно просто тумблер в себе переключить и говорить так, как ты знаешь, что ты говоришь. В этом смысле пока для меня новизны в смысле контента нет. 

Другое дело, что это совершенно иное взаимоотношение с публикой, совсем другой тип мгновенной реакции в комментариях, чего фильм никогда не дает. Потому что он предполагает дистанцированность, ты не говоришь от первого лица. А, вот, единственное, что точно было впервые — я никогда не говорил «я» на экране в качестве ведущего. Ни единого раза. А тут я понимал, что во всем надо идти перпендикулярно «мне фильмовому».

А за всякими комментариями зрителей, в том числе, я уверен, ну я их вижу — на «Русских евреев» больше тысячи комментариев — вы их вообще читаете, реагируете как-то, рефлексируете?

Я читаю все, на самом деле. Я отвечаю в конце каждого выпуска «Парфенона» на какие-то зацепившие вещи, или повторяющиеся, или репрезентативные, или просто вызвавшие мое удивление. Вплоть до того, как кто-то видит, какие у меня там розетки под столом и так далее. Вот, и все меня спрашивают «неужели вы читаете все?» — да, я читаю все, «это кто-то за вас читает?» — нет, нет никого, чтобы кто-то что-то за меня делал в плане контента. 

Я сейчас в Лондоне, завтра поеду в Эдинбург, и вот снимаю себя сам. Встречался сегодня с Чичваркиным, выбирал вино выпуска у него. Ну, раз в Лондоне, меня бы никто не понял, если бы я в другом месте. И никого нет: вот я, вот эта палка, петличка с микрофоном — заняты обе руки, как могу, так и снимаю.

Что ж, спасибо вам. Леонид Парфенов, журналист, на прямой связи с нашей студией.