Из эфира
18:45
22 Марта 2018 г.
Мэр Волоколамска Петр Лазарев: «Мы не понаслышке знаем, что мусорный бизнес довольно криминальный»
Поделиться:

Мэр Волоколамска Петр Лазарев: «Мы не понаслышке знаем, что мусорный бизнес довольно криминальный»

/
Фотография:
Артем Геодакян / ТАСС


Больше тысячи людей вышли на протесты в подмосковном Волоколамске после массового отравления школьников свалочным газом. В студии RTVI мэр города Петр Лазарев рассказал, почему власть так долго не могла помочь местным жителям, к чему приведет закрытие мусорного полигона и как ситуация в городе ухудшилась после того, как в прошлом году президент Владимир Путин распорядился избавиться от другой подмосковной свалки —  в Балашихе.


У нас в студии Петр Лазарев, мэр Волоколамска. Петр Алексеевич, приветствую вас. Скажите, сегодня по следам вчерашнего драматичного дня в Волоколамске много громких заявлений, вплоть до самого верха. Мы цитировали пресс-секретаря президента. Какие у вас ощущения и прогнозы? Все разрешится?

Думаю, что должно разрешиться.

Каким образом?

Здесь уже обратили внимание на бедственное положение жителей города Волоколамск губернатор Московской области и другие федеральные службы. Хотел бы сказать, что люди действительно не видели выхода из этого положения. Особенно интенсивно эти выбросы стали происходить именно в начале 2018 года. Выбросы происходили и раньше, пахло газом. По мере поступления мусора на свалку выбросы газа становились сильнее. Люди ощущают это и, естественно, начинают реагировать.

Сегодня вы сказали, что к заявлению Воробьева, губернатора Московской области, о скором закрытии полигона вы относитесь с осторожностью. Поясните.

Обещаний было много, поэтому нам говорили собственники этого полигона, что буду происходить работы. Мы не первый раз приглашали их на заседания Совета депутатов Волоколамского муниципального района. Они проводили информацию, что собираются делать с улучшением ситуации на этом полигоне. Были обещания, но по мере поступления обещаний ситуация все ухудшалась. Поэтому я отношусь к этим обещаниям, мягко говоря, осторожно.

Не просто осторожно, а «мягко говоря, осторожно». Как бы вы могли назвать то, что случилось вчера в городе? Это бунт? Восстание? Может это, как сейчас модно говорить, провокация?

Никакой провокации здесь точно нет, люди в Волоколамске не хотят никаких провокаций. Это произошло именно потому, что газ в очередной раз сильно накрыл город и в первую очередь влияние этого газа произошло на детей, которые пошли в школу, в детские садики. Когда утром я объезжал город, увидел, что у школ стоят машины скорой помощи, и сразу понял, что ситуация критическая. И не ошибся. Как раз скорая помощь забирала из школы детей, которые почувствовали себя плохо. И не в одной школе. И в первой гимназии, и во второй школе, и в школе №6, и в других школах были дети, которые почувствовали себя плохо: это и позывы рвоты, головокружение, кровь из носа, головные боли и другие нехорошие вещи.

Эта эмоциональная реакция жителей — на то, что проблемы не решаются? Или на то, что с ними не разговаривают власти?

Дело в том, что проблемы не решаются. Речь идет не о взрослых людях, речь идет о детях. Естественно, родители в первую очередь заботятся о своих детях. Если дети чувствуют себя плохо, реакция родителей — выплескивание негатива. XXI век, можно сказать, в столичной области, в 100 километрах от Москвы происходят такие события, где страдают дети. Это очень негативный момент. Естественно, это всколыхнуло горожан.

Почему так получилось, что весь гнев вылился на губернатора Воробьева и на главу Волоколамского района Гаврилова, но не на вас?

Я довольно часто встречаюсь с людьми, это не первый раз. У нас и до этого проходили акции, митинги, пикеты. Я старался присутствовать на этих мероприятиях. И ко мне люди тоже относились негативно. Первая реакция людей на власть идет негативная, какая бы она, власть, ни была. Или это глава района, или это глава города, или это чиновник рангом повыше. 

Нужно к людям выходить, нужно людям объяснять, нужно что-то доказывать. Если у вас есть предположения, планы по тем или иным действиям в отношении этой свалки, то люди должны быть осведомлены, с людьми нужно разговаривать. Учитывая, что меня избирали волоколамцы, я являюсь коренным волоколамцем, всю жизнь прожил в Волоколамске, меня знают все. Я всегда выхожу к ним, стараюсь разговаривать с людьми и как-то влиять на ситуацию.

Это несомненно важно. Поправьте, если я не прав: несколько месяцев назад в рамках прямой линии президенту Путину пожаловались на другую подмосковную свалку в Кучино. Он сказал ее закрыть, как это часто бывает. Правда ли, что из-за этого решения ситуация у вас резко ухудшилась?

Кстати, у нас ходит такое мнение в связи с закрытие в Кучино. Эти мусорные потоки были перераспределены в том числе на Волоколамск.

Если представить, что обещания губернатора Воробьева будут выполнены и свалку закроют — нельзя исключать, что жители другого подмосковного города испытают то же, что испытали вы после закрытия свалки в Кучино?

Вполне вероятно.

У нас в студии был эколог, который сказал, что как минимум 14 проблемных зон есть в Московской области. Почему такие проблемы со свалками? С одной стороны, можно прочитать информацию, что это едва ли не криминальная сфера. С другой — что это сфера, в которой крутятся огромные деньги и интересы высокопоставленных людей. Есть ли у вас ответ на вопрос, в чем здесь секрет?

Во-первых, здесь имеет место быть, что не понаслышке мы знаем, что этот бизнес довольно криминальный. Еще у истоков этих свалок стояли криминальные люди (и сейчас имеют место быть). Люди сморят на то, что мы живем в XXI веке, мы собираемся лететь на Марс, у нас строится серьезная техника, в том числе военная, — это хорошо. 

Но нет прогресса в устройстве таких свалок. Здесь нужно больше научно-технического прогресса внедрять в эти свалки. Ведь XXI век, а мы дедовскими методами валим кучи, которые приносят вред людям, здоровью, жизни. И не только. Ведь в тех местах, где находятся свалочные полигоны, люди там несут убытки в отношении недвижимости, которая находится на этой территории. Ведь стоимость дач, домов, квартир резко падает, люди не могут продать. Вред не только здоровью — вред кошелькам. Это тоже немаловажный фактор.

Спасибо, я желаю вам удачи в разрешении этой проблемы. Петр Лазарев, мэр Волоколамска, был гостем нашей студии.