Реклама
Эфир
15:30
23 Мая 2019 г.
Надежда Савченко: «Зеленский имеет право на свои решения и свои ошибки»
Поделиться:

Надежда Савченко: «Зеленский имеет право на свои решения и свои ошибки»

Владимир Зеленский распустил Верховную Раду и назначил на 21 июля досрочные выборы в парламент. Лидеры фракций уже заявили, что будут участвовать во внеочередных выборах. В парламент нового созыва собирается и депутат Надежда Савченко, которую 16 апреля Броварский межрайонный суд Киевской области освободил из-под стражи. Прокуратура Украины обвиняет ее в подготовке государственного переворота. В интервью корреспонденту RTVI Антону Полищуку Надежда Савченко рассказала, что она думает о президенте Владимире Зеленском и зачем снова идет в парламент.


Антон Полищук

Вас год не было в Верховной Раде из-за заключения под стражу. Как за это время изменился парламент?

Надежда Савченко

На самом деле я пропустила три года: два года, когда была политзаключенной Кремля, и один год в украинской тюрьме, когда была политзаключенной «порошенковского» режима.

Когда я вышла после двух лет в России и пришла в парламент, я совсем не узнала своих коллег, с которыми была в 2014 году на Майдане, а потом на фронте. Они изменились — они стали политиками. Мне пришлось их догонять в политическом понимании, мне пришлось экстерном учиться тому, что такое политика и как быть политиком.

Когда я вернулась, потеряв год жизни уже в украинской тюрьме, я увидела, что ничего не изменилось. Ты узнаешь, как работает это болото, осознаешь, что за 27 лет там ничего не поменялось, кроме политической конъюнктуры и кукловодов, которые руководят этой сценой и этим цирком.

Антон Полищук

Что изменилось за год вашего заключения в украинской тюрьме? Чем эти люди в Верховной Раде сейчас заняты?

Надежда Савченко

Как и год назад, как и пять лет назад, эти люди сейчас заняты выборами. Каждый раз политики занимаются следующими выборами, как только прошли предыдущие. Нет никакого конструктива. Они не думают о людях, не думают о законах, которые улучшили бы уровень жизни в стране. Они думают исключительно об электорате и украинском народе как о своем электорате. Они работают исключительно для этого.

Я не скажу, что хоть что-то поменялось. Сейчас я застала те законы, которые мы начинали рассматривать еще до того, как меня арестовали. Они до сих пор не рассмотрены. Я думаю, еще и следующий созыв будет их рассматривать. Например, закон о снятии депутатской неприкосновенности.

Антон Полищук

Почему вы поддерживаете закон о снятии депутатской неприкосновенности?

Надежда Савченко

Я за закон о снятии депутатской неприкосновенности, потому что сейчас я живу без нее. Представляете, и я не умерла. Оказывается, когда человек не защищен иммунитетом, он сразу не умирает, да и с иммунитетом он не бессмертный. Я не вижу смысла в дополнительных процедурах, когда человек должен отвечать перед законом. Конечно, это все политическая игра: нельзя депутата сажать за преступление в мыслях или на словах. Но за это нельзя сажать и простого человека. Нельзя политически преследовать за выражение оппозиционной точки зрения по отношению к власти. Депутаты должны чувствовать себя, как и украинский народ. Они должны жить по тем же законам, по которым живет вся Украина.

Антон Полищук

Вы сегодня присутствовали на заседании Верховной Рады от первой до последней минуты. Настроены ли депутаты на конструктивные переговоры и принятие решений? Что они говорят об инициативах президента Владимира Зеленского?

Надежда Савченко

Депутаты сейчас не настроены вообще ни на что. Им очень не понравилась инициатива президента распустить Верховную Раду. Сегодня они полдня обсуждали, что это неконституционно. Я напомню, что у нас каждый президент играл с Конституцией. Вот только Кравчук не играл. Кучма играл, Ющенко и Янукович играли. Порошенко умудрился вносить изменения в Конституцию во время войны, что в принципе запрещено этой же Конституцией. Поэтому говорить о том, что новый президент нарушает закон — это политические прихоти и политическая риторика.

Владимир Зеленский обладает доверием народа в гораздо большей степени, чем парламент, поэтому именно он имеет право выражать волю украинского народа, именно он обладает политической волей к переменам.

Конечно же, парламент недоволен тем, что его распускают. Они не хотят голосовать за новый избирательный закон, потому что понимают, что для политических сил, которые сейчас есть, пятипроцентный барьер — это крайне много. Политические силы в Украине себя нивелировали, они даже не дотянут до этого барьера. Возьмем Ляшко или Самопомич, «Народный фронт» — это нулевые проекты. Блок Петра Порошенко, «Батькивщина» распоряжаются большим количеством денег, они будут стараться заполучить больше голосов по мажоритарной системе. Они понимают, как бы общество ни выросло, все равно будут брать гречку и деньги у политиков, потому что люди бедные. Политики пробуют на этом спекулировать и хотят набрать как можно больше голосов именно по мажоритарной системе.

Антон Полищук

Вы одна из немногих политиков, кто не поливал грязью Владимира Зеленского. Какие у вас взаимоотношения с новым президентом Украины?

Надежда Савченко

Мы лично не знакомы с Владимиром Зеленским. Я один раз была на концерте «Квартала 95», когда вернулась из российской тюрьмы. Это было в Сумской области, в городе Лебедин. Просто в поле устроили большой концерт, большую ярмарку, фестиваль. Мы так и не познакомились.

Я видела первое интервью Владимира Зеленского — интервью с [Дмитрием] Гордоном. Несмотря на то, что мое окружение говорило, что это проект Коломойского, я увидела в человеке нерв. Я увидела в этом человеке стрежень. Это та движущая сила, которая должна быть у лидера. Этого достаточно для того, чтобы работать. Я увидела его слабые и сильные стороны. Я увидела, что ему будет тяжело в политике, ему будет тяжело воспринимать критику. Одно дело, когда тебя весь мир любит. Другое дело, когда тебя весь мир ненавидит. Политиков ненавидят, актеров — любят.

Я поняла, что он легко говорит о тех темах, которые ему близки, так ведь каждый человек рассуждает. Когда он говорит о творчестве, искусстве, он этим увлечен. Как только начинает говорить о политике, ему тяжело: это далекая от него тема. Несмотря на то, что этому человеку будет нелегко, несмотря на то, что этот человек будет делать ошибки, я увидела в нем желание к переменам. Теперь все зависит от того, какая критика в его адрес будет звучать дальше.

Я буду критиковать его только в том случае, если он не научится противостоять, в первую очередь, своему окружению — ближнему и дальнему. Если он не научится вести себя как лидер, чтобы его слово было решающим, чтобы он вдумчиво относился к советам, но при этом, чтобы анализировал и получал информацию из других источников.

Мы часто видим, что окружение президентов часто врет им, чтобы вести кулуарные игры. Если он не позволит собой играть, я буду поддерживать этого человека.

Все заявленные им программные ценности — это практически полностью моя программа, когда я баллотировалась в президенты Украины, но меня не зарегистрировали. Это было в программе моей партии «Общественно-политическая платформа», которую мы представили еще в 2017 году. Она написана другими словами, но это абсолютно та программа и абсолютно те ценности, о которых мы говорили. Речь идет о прямом народовластии, собственности украинского народа, защите труда, избирательной системе и правовом государстве. Должно произойти снятие депутатской неприкосновенности, обязательно должны быть референдумы, должно быть равноценное распределение благ, недр, ресурсов, всего, что по Конституции принадлежит украинскому народу.

Зеленский объявил точно то же, что я написала первым пунктом своей программы. Во-первых, мы проводим перепись населения, во-вторых, мы проводит инвентаризацию всей страны. От этого мы отталкиваемся и начинаем поднимать нашу экономику, начинаем просчитывать пути ее улучшения. У меня нет с ним идеологических разногласий. Я считаю, что он имеет право на свои решения и свои ошибки. Я считаю, если он не ошибется и не скурвится, то украинский народ его поддержит, как и новые политически силы. Парламент должен быть многопартийным. Мы будем идти в одном направлении, а не в вечной оппозиции друг к другу. Я бы хотела, чтобы Украина жила именно так.

Антон Полищук

В начале нашей беседы вы говорили, что в парламенте все готовятся к выборам. А вы готовитесь к выборам?

Надежда Савченко

Когда я пришла в парламент после освобождения, я зашла в этот зал и поняла, что теперь мне там легко, потому что меня там больше, чем их всех месте взятых. Я заполняю собой гораздо больше пространства. Когда я впервые там оказалась, у меня было такое впечатление, что купол упадет на голову. Мне было так тяжело от этого шума, от этой грязи, которая там происходит. Теперь я зашла и увидела путь, как это изменить. В 2016 году мне было тяжело, потому что я не знала, как это поменять, как бороться с этим, если внутри ничего не изменить, то как это сделать извне.

Теперь я знаю путь, и теперь я готовлюсь к выборам. Несмотря на то, что осталось всего два месяца, несмотря на то, что мало кто верит в молодые силы — не политические проекты олигархов, а в те политические силы, которые вели общественную работу, а мы ее вели. Я верю в то, что многие украинцы нас услышали. Если и дальше так пойдет, то у нас будет большинство в парламенте.

Антон Полищук

Как вы собираетесь убеждать избирателя поддержать именно ваши идеи?

Надежда Савченко

Степан Бандера когда-то сказал: «Не остановить идею, время которой пришло». Она была в воздухе, ее понимали все украинцы, мы понимали, как хотим жить. Мы понимали, что нам не подходит консервативная демократия Европейского Союза, нам не подходят подсказки наших западных и тем более восточных партнеров. Нам подходит украиноцентризм и отстаивание наших украинских интересов. Их суть в том, что каждый человек должен быть свободен, свободно развиваться, и государство не должно этому мешать.

Нам нужно понять, что у нас плутократия. Правящий класс — это один процент населения, который владеет природными богатствами. Наша идея — все принадлежит народу: земля и недра. Называйте это безусловным базовым доходом, называйте это экономическим паспортом украинца. Бюджет страны — это не бюджет президента и не его личные средства, а бюджет украинца. Нам нужно это реализовать. Украинцы слышат эту идею. Мне будет легко им это объяснить, и я хочу реализовать то, на что есть запрос украинского народа.

Антон Полищук

С какими политическими лозунгами Надежда Савченко сегодня идет на выборы?

Надежда Савченко

Политики работают с политтехнологами, они прописывают им все шаги, а потом лепят на билборды. Я не думаю о такой работе, нет. Мои лозунги рождаются сами собой, все мои выступления и слова потом разбираются на цитаты и люди их слышат. Сложно сказать, какие лозунги будут на моих билбордах. Я точно осознаю, что, у нас должно быть общее будущее раньше, чем мы разберемся в общем прошлом. Только так мы сможем пойти дальше. Надежда Савченко — это и есть надежда! Надежда на реализацию страны мечты, о которой говорил и президент.

Антон Полищук

Как вы встретили идею команды Владимира Зеленского провести референдум о мирных соглашениях с Россией?

Надежда Савченко

Референдум внутри страны важен, очень важен. Референдумы действительно должны быть. На референдумы должны опираться политики, это и есть народовластие и слово народа, которое должно быть услышано. Если народ подтверждает (а народ подтвердит диалог об окончании войны), то дальше дело за геополитикой. Но другому государству абсолютно все равно, какой референдум прошел внутри страны. Мы помним историю о безвизовом режиме Украины и Евросоюза, когда в Нидерландах провели референдум о том, предоставить или не предоставить Украине безвиз. На референдуме проголосовали за то, чтобы не предоставлять, но Евросоюз сделал по-своему. Надо понимать, что одной воли украинского народа, выраженной на референдуме, мало для предоставления Зеленскому мандата идти на переговоры.

Геополитика — тяжелая вещь в этой ситуации. Украина за время президентства Порошенко и министра иностранных дел Климкина потеряла все достижения, которых в 2014 году украинский народ добился своей кровью. Они довели страну до того, что Украину больше не воспринимают ни как субъект геополитики, ни как объект, ни как аргумент США против России или России против США.