Эфир
20:20
9 Апреля 2018 г.
Обвал рубля и котировок: почему новые санкции США так сильно ударили по российской экономике? Обсуждаем с экспертами на RTVI
Поделиться:

Обвал рубля и котировок: почему новые санкции США так сильно ударили по российской экономике? Обсуждаем с экспертами на RTVI

Видео
Обвал рубля и котировок: почему новые санкции США так сильно ударили по российской экономике? Обсуждаем с экспертами на RTVI

Московская биржа в понедельник 9 апреля открыла торги обвалом акций крупнейших российских компаний. На этом фоне подешевел и российский рубль. Кто первым попал под влияние новых американских санкций и чего теперь ждать российской экономике, обсуждаем в эфире RTVI с политологами Андреем Колесниковым из Московского Центра Карнеги и Алексеем Мартыновым из Института новейших государств.



На связи с нашей студией политолог Андрей Колесников, руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского Центра Карнеги. Андрей, я приветствую вас. Прежде всего, правильно ли будет говорить, что сейчас мы наблюдаем, пожалуй, самую сильную с конца 2014 года реакцию российского бизнеса на введение американских санкций?

Пожалуй, да. Потому что, конечно же, таких последствий давно не наблюдалось, безусловно, это связано с конкретизацией телефонного списка. То, что мы называли раньше «американскими санкциями». Получается так, что эта конкретизация достигла своей цели, и в данном случае они действительно бьют по российской экономике, потому что она очень сильно огосударствлена, потому что эти parastatal, квази-частные компании, которые на самом деле очень близки к государству и очень сильно зависят от него, попали под эти санкции, и вот бумерангом возвращается огосударствление экономики, бумерангом возвращается олигархизация этой экономики в предыдущие годы.

В связи с этим сразу два вопроса, вернее три. Первый заключается в том, будет ли, и если да — то как, Российское государство компенсировать тем бизнесменам, которые теряют сейчас от этих санкций, их убытки? Было уже сказано, что нужно их поддержать. А если поддержать, то как? 

Второй вопрос: в Вашингтоне и не скрывали, что основная идея санкций заключается в том, что бизнесмены, получив убытки от включения в санкционные списки, должны отмежеваться от поддержки Кремля. Произойдет ли это, или будет обратный эффект?

Безусловно, будет обратный эффект. Эти бизнесмены, эти компании лежат в фундаменте этой политической системы, этой экономической системы, в фундаменте благополучия этой системы и личного благополучия тех людей, которые управляют страной. Ровно поэтому наши с вами деньги пойдут на помощь этим товарищам, которые попали под санкции. 

Этот режим работает только на себя и не работает на граждан России; он будет поддерживать себя, а не экономику как таковую; вместо того, чтобы, в общем, освободить эту экономику от своего присутствия, от своего давления, сжатия конкуренции, да, будут поддержаны люди, которые близки этому государству. Это, безусловно, полное безобразие, потому что, опять же, речь идет о деньгах налогоплательщиков, которые пойдут на помощь тому же самому Дерипаске.

Что касается Дерипаски, его фамилия звучит больше всего в последние дни. С одной стороны, потому что именного его компании несут наибольшие убытки и, в частности, «Русал». Было объявлено, что «Русал» может объявить технический дефолт в отношении ряда кредитных обязательств — это с одной стороны. И личное состояние господина Дерипаски, по разным оценкам, уменьшилось на миллиард долларов, если я не ошибаюсь. 

С другой стороны, мы все слышали, что в отношении господина Дерипаски накануне говорил глава Следственного комитета Александр Бастрыкин — он связывал его с Алексеем Навальным, одним из лидеров российской оппозиции, говорил, что сын Дерипаски поддерживает Навального, и именно он висел на фонаре во время антикоррупционной акции 26 марта на Пушкинской площади в прошлом году. Хотя вроде бы это был сын бывшего депутата Госдумы Шингарева. 

Тем не менее, как вам кажется, если говорить лично о судьбе Дерипаски, — чего стоит ожидать?

Я думаю, что ничего плохого с ним не случится. Он давно уже один из главных государственных олигархов в этой системе — в противовес тому, что сказал Песков о том, что у нас нет никаких олигархов. Дерипаска давно уже заявлял о том, что он в случае чего готов отдать активы государству. По сути дела, нет разницы между его частными активами и активами государства. Он очень верен этой системе, и все у него в личном плане будет нормально. То, что российская власть не монолитна — это было очевидно и до того. 

А господин Бастрыкин со своей целью, он, вероятно, не любит этих олигархов, любит каких-то других, это клановая такая подчиненность разных силовиков разным группам. Вероятно, Дерипаска очень далек от Бастрыкина, поэтому тот готов его дискредитировать вот таким вот ужасным для этой власти образом — ничего ужаснее Навального и близости к Навальному, конечно же, для этой власти нет. Поэтому, для дискредитации Дерипаски господин Бастрыкин использовал образ висящего на фонаре сына Дерипаски. 

Правда это или нет — это нужно, конечно же, проверять, я думаю, что это верифицируемо. На самом деле, это действительно очень интересная история, насколько разные силовики по-разному относятся к разным олигархам, и насколько вот разные кланы враждуют друг с другом. Но это ни о чем не говорит вообще — Дерипаска выживет, Бастрыкин выживет — все они нужны этой системе по-разному.

Самый последний вопрос: естественно, когда вводятся ограничения в отношении российских компаний, россиян в последние четыре года, следует неизбежно ответ Российской Федерации. Какой можно представить ответ здесь?

Трудно представить себе ответ, потому что уже все средства использованы, все дипломаты высланы, в посольствах никого нет, и мы, фактически, находимся вне дипломатических отношений с ключевыми странами мира. Можно, конечно, тоже применять какие-то финансовые санкции к кому-то, но здесь и так очень мало прямых иностранных инвестиций, здесь очень мало уже работает серьезных бизнесов в России, поэтому чрезвычайно сложно придумать какой-то адекватный ответ, ну, будут искать, и что-нибудь найдут. Кого-нибудь накажут, и об этом расскажет нам государственное федеральное телевидение.

Спасибо вам, политолог Андрей Колесников, руководитель программы «Российская внутренняя политика» Московского Центра Карнеги. 

На прямой связи с нашей студии политолог Алексей Мартынов. Здравствуйте, Алексей. Ваш коллега Андрей Колесников говорит, что в этом падении, которое мы сегодня наблюдаем в качестве реакции на санкции, можно винить огосударствление экономики. Вы согласны с такой позицией?

Знаете, коллега может кого угодно винить, но мне представляется, что сегодня у нас на глазах происходит беспрецедентная акция американского протекционизма. Собственно говоря, президент Трамп сдерживает свои предвыборные обещания — он это говорил во время компании предвыборной, он это регулярно повторяет и уже на посту президента, что он будет вести прямо протекционистскую политику в интересах американского рынка, американского производителя и так далее. 

Сегодня вот под сурдинку антироссийских санкций, собственно, у нас на глазах происходит «отжатие» целого, так сказать, сегмента рынка, я имею в виду алюминиевого рынка в США. Не секрет, что это одна из самых высоких позиций российско-американского торгового оборота: американцы у нас, то есть у «Русала», то есть у Дерипаски покупали алюминий. Ну, теперь, очевидно, они будут это делать дешевле, постольку поскольку они рушат рынок. Вот и вся история. И, естественно, параллельно, будут создавать условия для того, чтобы производить свой собственный американский алюминий.

Скажите, Алексей, если в целом — не про алюминий, а вообще про реакцию в России на эти санкции, которые были в пятницу введены. Верно ли утверждение, что впервые — наверное один раз так уже было в конце 2014 года — но в целом, верно ли говорить, что впервые российская экономика столь сильно от этих санкций страдает? До этого, когда принимали несколько пакетов санкций, связанных с Украиной, или связанных с вмешательством в американские выборы, казалось, подобной реакции не было — подобной болезненной.

Да и сегодня никакой болезненной реакции я не вижу, более того — это абсолютно прогнозируемая история: было понятно, что она будет, что она будет вот такая, было время, что называется, подготовиться, в том числе, между прочим, и у Дерипаски с его алюминием. Почему он этого не сделал, я не знаю, хотя, с другой стороны, мне представляется, что он сделал это, а сегодня они подыгрывают американцам, изображая удивление на лице. Акции упали, ну упали — вырастут, это же акции, такая вещь. Ну, уйдут они с американского рынка — ну, придут на другой. Мир больше гораздо, чем Америка и Запад вместе.

Алексей, скажите, вот в Вашингтоне, собственно, не скрывают, что основная идея санкций, их основная цель — убедить, вынудить российский бизнес отмежеваться от Кремля, не поддерживать его, вступить в некую фронду с Кремлем — как вам кажется, будет ли эта цель Вашингтоном достигнута, или же, напротив, будут контрпродуктивные этой цели последствия — и бизнес будет ближе к Кремлю приближаться?

Ну, во-первых, я не считаю, что эта главная цель всех этих мероприятий. Как я сказал выше, я думаю, что главная цель — собственная выгода. И, кстати, это не я придумал, и это не мое мнение — об этом прямо говорит президент Трамп, то есть он целенаправленно и открыто действует вот подобным образом. Ну это понятно, он же бизнесмен в первую очередь, а не политик, и у него такое бизнес-мышление, а не политическое мышление. Во вторую очередь все остальное, все, что можно приобрести вот в этой, как он выражается, хорошей сделке. Хотя ничего хорошего я здесь не вижу, потому что подобные вещи обычно бумерангом возвращаются, так сказать, тем, кто подобную практику применяет. Но, тем не менее, это так. 

То, что касается идеи давления на российскую бизнес-элиту, политическую элиту, чтобы она отмежевалась от руководства, от национального лидера, устроила фронду, революцию, государственный переворот и так далее — мне представляется, что с этой идеей наши оппоненты распрощались 18 марта, когда вся страна с такими результатами и такой активностью подтвердила мандат действующего президента Владимира Путина, другое дело, что эти механизмы запущены, и грех было бы их не использовать, в данном случае по перераспределению участия в алюминиевом рынке, вот и все.

Спасибо за вашу позицию — политолог Алексей Мартынов.