«Он был одним из самых важных людей в моей жизни». Алексей Пивоваров об Александре Расторгуеве

Фотография: Юрий Белят / RTVI
Эфир
label

Погибший в ЦАР режиссер-документалист Александр Расторгуев долгое время работал на телеканале «Дон-ТР». В 2001 году его уволили после съемок фильма «Чистый четверг» о событиях в Чечне. После этого Расторгуев снял еще несколько документальных фильмов, в том числе «Срок» вместе с Алексеем Пивоваровым и Павлом Костомаровым. Главный редактор RTVI Алексей Пивоваров в прямом эфире поделился воспоминаниями о работе с Александром Расторгуевым.

Екатерина Котрикадзе: Алексей, приветствую тебя.

Алексей Пивоваров: Привет, Катя. Привет, Гарри.

Гарри Княгницкий: Привет, Леша.

Е.К.: Александр Расторгуев был твоим другом. Если позволишь, просто попрошу тебя сказать несколько слов о нем.

А.П.: Это, конечно, чудовищно сложная миссия для каждого из нас, кто работает в публичных профессиях, говорить что-то про уход близких друзей, потому что это ситуация, которой бы хотелось избегать всегда и до последнего. Я с Сашей был знаком не очень давно. Ну как, шесть лет мы с ним были знакомы. Наверное, давно. Он был одним из самых важных людей в моей жизни. Я, наверное, очень немногих, если вообще еще кого-то, могу на сегодняшний день назвать своими старшими товарищами в хорошем смысле этого слова, в профессиональном в первую очередь, Саша, безусловно, был таким человеком. 

В нем сочетались несочетаемые, очень по-русски несочетаемые вещи. С одной стороны, он был таким ясным парнем, который не боялся испортить отношения с кем угодно, включая заказчиков, работодателей, сильных мира сего, я имею в виду, людей, которые могли испортить ему жизнь, портили ему из-за этого жизнь. С другой стороны, он был чутким человеком, тонким человеком. Как он сам это называл, мы однажды обсуждали какие-то личные материи, он очень тонко и точно их сформулировал. Он человек, находившийся на орбите истинных смыслов. 

Мы с ним никогда не говорили на религиозные темы, даже не знаю, был ли он воцерковлен или нет. Я, например, нет. Но странным образом ассоциация, которая у меня сегодня возникла, — это герой Петра Мамонова из фильма «Остров». Помните, там такой монах-отшельник, который живет на острове, который очень колючий, к нему боятся лишний раз подойти даже его соседи по монастырю. Вот Саша был таким — ты мог к нему прийти с каким-то важным для тебя вопросом личным или рабочим, неважно, он мог тебя обматерить, что ты не так живешь. Но при этом ты всегда понимал, что он на твоей стороне, он сопереживает и сочувствует. Эти две вещи в наше время и в нашей профессии исключительно редки, могу говорить об этом с полной ответственностью. 

Именно это, как мне кажется, давало ему возможность снимать те величайшие фильмы, которые он снимал. Я, в первую очередь, имею в виду дилогию «Я тебя люблю» и «Я тебя не люблю», которую он снял с Павлом Костомаровым. Я уверен, что это еще непонятый и недооцененный фильм, потому что он снят теми методами, к которым только-только подступает технология и зрительское восприятие. Он снят фактически самими героями, на камеру, которую Саша давал им на долгое время. Они снимали свою жизнь, и потом из этого складывалось кино, которое имело поразительную художественную силу. К счастью для всех нас, эта история повторилась на проекте «Срок», потом еще несколько проектов мы сделали вместе. В общем, до сих пор я, наверно, не очень понял, что произошло.

Е.К.: Я хотела спросить про «Срок». Это фильм, так сказать, о не случившейся революции в России в 2011-2012 годах. Расскажи, пожалуйста, подробнее об этом. Вас было трое: ты, Павел Костомаров и Александр Расторгуев. Как это было? Какую роль в этом играл Александр Расторгуев?

А.П.: Он в этом играл совершенно ключевую и принципиальную роль. Без него бы ничего этого не сложилось, потому что Саша собрал ту уникальную команду людей, молодых документалистов, из которых потом вышли нынешние звезды, типа Беаты Бубенец. Внутри документалистской профессии все эти люди и тогда были известны, сейчас известны абсолютно все. «Я работал на проекте „Срок“» является таким абсолютным брендом качества в документалистском мире.

Саша обладал уникальной способностью, притом что я сказал, что он очень любил и умел ссориться с людьми по делу или не по делу, собрать команду талантливых людей с абсолютно разными, возможно, взглядами и политическими, и жизненными. Он умел как-то так собрать и одухотворить, извините за идиотское слово, что они делали совершенно удивительные вещи. Я в этом проекте был абсолютным продюсером, я в общем замутил эту историю, а потом уже стоял в стороне с широко раскрытыми глазами. 

Иногда я был в ужасе просто оттого, что происходит, но это было так здорово, круто, что я до сих пор вспоминаю это, как один из самых ярких пиков своей жизни. И профессиональной, и человеческой тоже. Последнее, что скажу — я тогда еще работал на НТВ и уже оттуда уходил, и как раз знакомство с Сашей оказалось очень важным, потому что тот же Гарри, который тоже работал на НТВ, не даст соврать, для нас всех, работавших в больших корпорациях, долгое время успешно делавших всякие разные проекты — это всегда был какой-то очень тяжелый шаг: выйти оттуда вон и начать новую жизнь в уже достаточно зрелом возрасте. 

Саша был именно тем человеком, который мог объяснить другому, что есть другая судьба, другая жизнь, другая история, понимаешь, при этом не осуждая и не обвиняя ни в чем. Осуждение и обвинение — это две самых распространенных ипостаси в нашем современном, особенно соцсетевом мире. Саша был этого начисто лишен, начисто.

Е.К.: Благодарю тебя. Алексей Пивоваров, главный редактор RTVI был с нами на связи. Мы говорили об Александре Расторгуеве.

Новости партнеров

Похожее видео
реклама