Реклама
Эфир
02:00
5 Декабря 2018 г.
«Волонтерство не связано с политикой — и не надо». Сергей Кириенко о добровольцах, грантах и спекуляциях
Поделиться:

«Волонтерство не связано с политикой — и не надо». Сергей Кириенко о добровольцах, грантах и спекуляциях

В Москве проходит Международный форум добровольцев: им завершается Год волонтера в России. В мероприятии участвуют региональные волонтерские организации — среди гостей, например, добровольцы из отрядов «Лиза Алерт», которые за год успели найти больше десяти тысяч пропавших людей. Председатель оргкомитета по проведению Года добровольца, первый замглавы администрации президента Сергей Кириенко дал эксклюзивное интервью корреспонденту RTVI Ирине Нагорных.


Ирина Нагорных

Выступая вчера на вручении премии Доброволец–2018, вы сказали, что в стране удалось сформировать систему волонтерства, в чем ее суть?

Сергей Кириенко

Первая важнейшая вещь — это создание системы ресурсных центров по всей стране. То есть таких центров, которые занимаются передачей лучших практик, занимаются обучением, тиражированием. Потому что важнейшая вещь в этом году, в конкурсе, где сейчас начали вручать призы «Волонтер года 2018». Очень важно, чтобы была отработана прям система такого «выращивания», акселерации, поддержки и развития волонтерских проектов. Хорошо, когда каждый проект состоится, но не менее важно, чтобы его потом можно было тиражировать.

Например, великолепный проект сделали по адаптации ребятишек, которые перенесли тяжелые заболевания во Владимирской области. Очень здорово, что это есть во Владимирской области, но хотелось бы, чтобы это было не только там, но и в других регионах. Другой, не менее прекрасный, проект сделали в Курске или в Липецке. Каждый регион сегодня рассказывал о прекрасных проектах, которые победили в конкурсах.

Задача сделать так, чтобы в следующем регионе не надо было это придумывать, чтобы они могли взять всю методику реализации такого проекта, чтобы они могли поехать обучиться. Поэтому помимо ресурсных центров, которые существуют по всем регионам, это вопрос создания мобильности волонтеров, чтобы у них была возможность принимать участие в проектах на территории других регионов, принимать участие в международных волонтерских проектах. У нас с этого года впервые российские волонтеры начали активно участвовать в программе волонтеров ООН.

Ирина Нагорных

Действительно ли есть волонтерские программы, которые Россия готова экспортировать?

Сергей Кириенко

В общем, да. У нас сюда приехало большое количество людей, которые приехали учиться программе подготовки волонтеров на Чемпионате мира. У нас 35 тысяч волонтеров работало на Чемпионате мира! Ее и FIFA, и очень многие эксперты, в том числе, которые занимаются волонтерским движением в ООН, назвали лучшей..

Ирина Нагорных

Она какая-то особенная?

Сергей Кириенко

В общем, да.

Ирина Нагорных

В чем особенность?

Сергей Кириенко

Ну, это, давайте... Вы меня просили на минуту подойти. Прекращайте задавать новые вопросы. Мне убежать надо. Лучше спросите, вам ребята, которые занимались подготовкой волонтеров, это расскажут. По крайней мере вот у нас здесь целая делегация Катара, которая приехала специально с задачей посмотреть весь опыт подготовки волонтеров в России и применить его для проведения Чемпионата мира по футболу в Катаре.

Дальше — это создание условий для развития в регионах. Вот не зря я только что вручал премии, это впервые. У нас конкурс «Волонтер года» проходит традиционно, но, во-первых, в этом году в нем рекордное количество заявок, в 10 раз выросло количество заявок. Во-вторых, важно — впервые ввели отдельную номинацию для регионов. Она называется «Регион добрых дел», потому что для тиражирования и развития волонтерства нам очень важно, чтобы в каждом регионе были созданы соответствующие условия.

Хорошо, когда есть фонд президентских грантов, который уже восемь миллиардов направляет на поддержку в том числе добровольческих волонтерских некоммерческих проектов. Но по-хорошему, это будет работать, когда в каждом регионе будет фонд еще и губернаторских грантов, который в добавление к президентским грантам будет выделять свои дополнительные средства и финансирование. Когда мы говорим о том, что Год волонтера создал вот такой плацдарм для дальнейшего движения, это, во-первых, вера людей в то, что они сами могут справиться, сами сделать.

Ведь не зря в 10 раз больше заявок прошло на конкурс, люди поверили, что, во-первых, на этом конкурсе можно побеждать, можно получать реальную поддержку. Люди поверили, что они могут не ждать, а менять свою жизнь и действовать — вот это важнейшая история. И отношение поменялось. Вот я уже вчера говорил, но на мой взгляд это важнейшая история, на 27% увеличилось количество людей в стране, которые считают волонтерство важным и полезным для общества. Количество людей, которое приняло участие в волонтерских проектах в этом году выросло больше, чем в два раза, и за 11 месяцев — это уже 14 миллионов. Вот это самое главное..

Люди чувствуют в себе силы, если они понимают, куда они могут обратиться. Ты можешь быстро включиться в соответствующую работу с системой ресурсных центров, с обучением, с единым порталом добровольцев России, где можно узнать лучшую практику, понять, кто что делает, не надо придумывать велосипед. Вот это, собственно, главное, что произошло за Год волонтера. Это действительно позволяет нам говорить о том, что Год волонтера закончится, а поддержка добровольчества и волонтерства в России будет только нарастать.

Ирина Нагорных

Институт волонтерства неожиданно оказался одним из таких институтов, которые граждане поддерживают безоговорочно?

Сергей Кириенко

Очень высоко по крайней мере.

Ирина Нагорных

Были опросы: в топе доверия - армия, церковь, теперь еще и волонтерство. Каким образом можно в сфере политики, которую вы курируете, опираться на эти...

Сергей Кириенко

Не надо, не надо. Волонтерство тем и хорошо, что оно не связано с политикой, и не надо, чтобы оно было связано с политикой. Знает, вот, у меня огромное уважение вызывают ребята, которые сейчас победили в этом конкурсе. Вот мы сейчас с ними встречались, вчера на выставке с ними разговаривали. Они это делают от души. Они это делают не для того, чтобы получить награды. Хотя есть неплохие гранты, вот до миллиона рублей можно получить на поддержку своих проектов. Но они не из-за денег это делают и не ради дипломов это делают, и не ради какого-то поощрения, похвалы или признания. Они это на самом деле делают от души, потому что они не хотят просто смотреть, они хотят сами менять жизнь, они хотят помогать другим.

Знаете, это такая очень важная вещь, потому что хорошо, когда у людей в душе есть добро. Вот я видя, что происходит сейчас, и с участием в волонтерских добровольческих проектах часто приходится слышать, что, знаете, мир так развивается, что люди становятся злее. Чушь это все. Люди не становятся злее, люди становятся добрее, и стремление помочь у людей только увеличивается. Я с восхищением смотрю на подрастающее поколение. Знаете, всегда старшее поколение говорит, что молодое поколение не то. Нет, они лучше нас. Вот точно, совершенно искренне они лучше нас. Они добрее, они искреннее, они очень открыты в своем желании помогать, участвовать.

С ребятами разговаривают — появляются проекты за считанные дни. Приходят сотни, а иногда и тысячи людей, готовых участвовать в реализации таких проектов. Поэтому очень важная вещь. Ко всему, что я сказал про инфраструктуру волонтерства — это уже все-таки обращение к вам, как к представителю средств массовой информации. Очень важно о ребятах рассказывать, очень важно показывать. Не потому, что они без этого не могут, они не за благодарностью это делали. А потому, что, посмотрев на каждый такой успешный проект, еще десятки и сотни людей будут делать то же самое. А это, наверное, самое главное.

Ирина Нагорных

Самое главное в нашем системном разговоре мы не уточнили про деньги, потому что многие волонтеры говорят: «Если мы делаем, на доброе дело отдаем эти деньги, то они не пахнут, мы возьмем у всех, у любого». Насколько это правильно? Насколько государство должно, может быть, эту систему сбалансировать?

Сергей Кириенко

Не, ну смотрите. Конечно, государство должно выделять деньги на поддержку добровольческих волонтерских некоммерческих проектов. Люди, которые в них участвую, не за деньги это делают, поэтому их труд остается безвозмездным. Но им очень часто нужно какое-то оборудование. Вот мы сейчас разговаривали про поиск пропавших детей, например. Ребятам для того, чтобы вести эту работу… Они спасают огромное количество жизней, больше 10 тысяч найденных ребятишек только в этом году, потерявшихся, которых нашли волонтеры. Но им оборудование для этого нужно, их надо учить, нужна соответствующая инфраструктура, и на это надо выделять обязательно деньги.

Знаете, мне как раз кажется, что правильная история, если это вот то самое государственное частное партнерство. То есть когда на это выделяет и государство средства, и выделяет немаленькие, потому что у нас каждый год президент своим решением увеличивает размер фонда президентских грантов. Более 8 миллиардов рублей в этом году только по фонду президентских грантов, а еще огромные средства, которые идут и по линии Росмолодежи и по линии министерств и ведомств. Эти суммы каждый год только увеличиваются. Вот на конкурс «Доброволец года» мы на следующий год в три раза будем увеличивать размер гранта.

Очень важно, когда к этому присоединяются люди. Кто чем может, знаете. Здесь не надо это мерить деньгами, но кто-то участвует своим трудом, кто-то не имеет возможности — нет времени или возможности по состоянию здоровья — то он выделяет на это какие-то благотворительные средства. Бизнес выделяет на это благотворительные средства. Большая часть проектов, о которых мы сейчас говорим, и которые стали победителями, у них почти у всех вот такое смешанное финансирование. Они что-то получили из президентских грантов, что-то получили от Росмолодежи, что-то получили от регионов, что-то им выделил местный бизнес, а что-то они собрали сами, или, не имея на это средств, закрыли просто собственным трудом и энтузиазмом участников, которые в этом работают. Так и должно быть, это правильно.