• 17.2
  • 62.9
  • 73.13
  • 7450.38
Эфир
21:15
29 Марта 2018 г.
Реальный приговор за фальшивые новости. Пранкер Лексус и блогер Варламов о наказании за фейки
Поделиться:

Реальный приговор за фальшивые новости. Пранкер Лексус и блогер Варламов о наказании за фейки

/
Фотография:
Иван Краснов / RTVI

Российские власти все больше говорят о необходимости противодействовать появлению непроверенной информации. Экспертный совет по развитию информационного общества и СМИ Молодежного парламента при Госдуме на следующей неделе обсудит разработку закона о наказании за «фейки». Эту инициативу предложили Владимир Кузнецов и Алексей Столяров, также известные как пранкер Вован и пранкер Лексус. В эфире RTVI своим мнением об ответственности за дезинформацию поделился сам Столяров, а также популярный блогер Илья Варламов.



Алексей Столяров, также известный как пранкер Лексус. Алексей, я приветствую вас в эфире RTVI.

Добрый вечер.

Скажите, что это за инициатива? Расскажите более подробно, что вы предлагаете сделать?

Значит, смотрите: мы предлагаем просто-напросто ввести такое понятие как «распространитель ложной информации», именно умышленной, с целью дальнейшей дестабилизации, совершения каких-то либо административных правонарушений, либо уголовных преступлений. И человек, который будет умышленно ее распространять, будет нести солидарную ответственность с теми людьми, которые это преступление совершают.

А как можно определять, умышленно или неумышленно человек распространяет? Ведь зачастую человек информацию распространяет, не зная, что она недостоверна.

Смотрите, те люди, которые будут делать репосты, либо как-то делиться информацией, неуверенно при этом, но вот как в законе о СМИ — они ответственность нести не будут, по нашей, по крайней мере, инициативе. Нести ответственность должны те люди, первоисточники, которые целенаправленно эти фейки стараются распространить.

Я так понимаю, что и вы вместе с вашим коллегой Владимиром Кузнецовым (пранкером Вованом) в равной степени будете под эту инициативу, которую вы предлагаете, подпадать.

Ну, опять же, смотрите, мы говорим, умеренно распространяемая информация для того, чтобы кто-то совершил административное правонарушение. Давайте я вам приведу пример: кто-то распространяет фейки, и после этого происходит какой-то инцидент, или правонарушение, либо кого-то вдруг на основании этих фейков кого-то убивает. Поэтому тот, кто эту ложную информацию распространил, должен нести точно такую же ответственность, как и тот человек, который исполнил.

Скажите, я просто пытаюсь вашей логике следовать, например, в тот момент, когда, мы помним, начало конфликта на востоке Украины, мы были свидетелями большого количества фейков как с той стороны, так и с этой. Например, в эфире Первого канала было рассказано про распятого мальчика на доске объявлений в городе Славянск. Информация эта потом была неоднократно опровергнута, однако мы видели, какое количество людей, поверив этой информации, отправились на восток Украины воевать (из России, я имею в виду). Является ли подобная информация в равной степени подпадающей под вашу инициативу?

Смотрите, если эта информация была распространена для того, чтобы люди поехали воевать, то естественно. Но если этот репортаж делали СМИ, и вот человек им рассказал — то со СМИ ответственность снимается, поскольку это рассказал живой человек, то есть они просто ретранслировали его точку зрения. Ну, у нас сейчас закон о СМИ таким образом и работает. Еще раз объясню, должен быть умысел. Вот как сейчас этот случай с распространением информации о 300 жертвах — он был умышленным, и мы это видели, этому есть доказательства. Вот сейчас этот человек ответственности за распространение нести не будет.

Так поясните, Алексей, а как доказать умысел? У меня никакого очарования, мягко говоря, не вызывает этот человек, который распространил информацию про 300 или 400 жертв в Кемерове. Но тем не менее, вы говорите, что, значит, распространение фейка с целью побудить людей на совершение административных правонарушений. В чем же здесь было побуждение к совершению административных и уголовных правонарушений? Здесь был самый грубый, самый омерзительный троллинг, издевательство. Но какие здесь призывы к правонарушениям?

Давайте я вам объясню. Если мы посмотрим творчество этого товарища, то все это делалось, чтобы люди взяли виллы и коктейли Молотова, и просто-напросто свергли всю администрацию, если мы хорошо прислушаемся. И если мы сейчас вернемся к тому, что он сейчас преследуется по 282 статье, то он преследуется как раз за это, а не за распространение.

Ну вы ведь уже делаете вывод из его прочего творчества. В равной степени вам можно сказать, что когда вы представляете идиотами тех или иных политиков, то у энного количества людей это также может вызвать те же желания взяться за виллы или что-то еще.

У нас есть практика правоохранительная, у нас есть уже закон о том, что если люди какие-то инсайдерскую информацию умышленно распространяют на рынках финансовых, и после этого компания терпит бедствие, происходят какие-то последствия, то человек, который эту инсайдерскую информацию распространяет, он несет ответственность. У нас есть закон в уголовном кодексе, у нас есть статья «Подстрекательство», но она, на сегодняшний момент, мне кажется, не полная. Я думаю, что стоит дополнить именно пункт о подстрекательстве в интернете.

Я услышал вашу позицию, спасибо. Алексей Столяров, также известный как пранкер «Лексус», был на прямой связи с нашей студией.

Илья Варламов: «Попытка запретить какую-то информацию часто вызывает обратный эффект»

варламов.jpg
Фотография:
WikiCommons

На прямой связи с нашей студией Илья Варламов, известный российский блогер. Илья, приветствую вас. Скажите, как вам эта инициатива. Понятно, что с одной стороны, любые ограничения в интернете всегда вызывают опасения, поскольку не понятно, где эти ограничения остановятся. С другой стороны, как раз на этой неделе мы были свидетелями ситуации к чему приводит абсолютная бесконтрольность. Где найти здесь золотую середину? Нужно ли проработать какой-то закон, о котором сейчас идет речь?

Во-первых, я не считаю, что нужно вводить какие-то новые законы и регулирования, потому что, как показывает эта история с пранкером, нынешнего законодательства достаточно, чтобы возбудить дело и объявить в розыск. Инструменты для этого есть. На мой взгляд, проблема тут гораздо серьезнее. Почему такие слухи вообще распространяются? Почему люди не верят власти? Может быть, стоит подумать, как бороться с подобной информацией с помощью достоверной информации? Может быть, стоит держать людей в курсе, как-то оперативно информировать о том, что происходит? У нас МЧС начали рапортовать, когда там были дети, когда там еще были люди — они сказали, что пожар локализован, несколько пострадавших. Хотя все понимали, что это ложь.

Почти всегда так, но смотрите — уже на следующий день, когда была названа та цифра, которая, как мы понимаем теперь, соответствует действительности, распространялось все больше и больше сообщений о том, что жертв — 300, 400 человек, с отсылкой на друга брата жены, или как там это было сделано. Теперь, как вы говорите, в соответствии с уголовным кодексом молодой человек не будет наказан, потому что он не находится в России. Но это уже после того, как все произошло. Нет ли необходимости делать что-то «до»?

Любая попытка запретить какую-то информацию, знаете, часто вызывает обратный эффект. Я не сторонник теории заговора. У меня не было сомнений относительно числа жертв. Я доверяю официальным спискам. Эти 300, 400 трупов — откровенный фейк. Но даже у меня в какой-то момент начинали закрадываться сомнения, когда началась эта истерика, когда прокремлевские активисты, боты, тролли начали активно постить эту тему, что это клевета, что нужно распустить эту информацию. А чего они привлекают к ней столько внимания? Все давно бы забыли. Какой-то пранкер пошутил, походил и все. Но вот это привлечение внимания запретить часто вызывает обратный эффект, еще больше слухов, паники, недоверия к власти. Зачем запрещать какую-то информацию, если лучше открыть? Я хотел бы видеть больше открытости, а не запретов.

В завершение — вопрос о вашем загадочном задержании, которое произошло накануне. Что же там случилось?

А я до сих пор не понял. Я бы списал это на обычное недоразумение. Видимо, сотрудники ФСБ меня с кем-то перепутали или просто решили проверить документы — это нормальная история. У меня нет претензий, что в наше непростое время сотрудники милиции или службы ФСБ проверяют, что это за человек со странной прической, с камерой шастает по центру Москвы. Но то, что они проверяли документы час и 20 минут, ничего не объясняя, нарушая мои права, не давая мне позвонить родственникам, связаться с адвокатом — вызывает у меня вопросы. Если сотрудники спецслужб у нас не могут за час и 20 минут установить мою личность и выяснить, что я там делал, то я начинаю переживать за их компетентность.

У вас есть ответ на вопрос, что произошло? А если нет, собираетесь ли вы его каким-то образом получить?

Они сказали, что я что-то нарушил. Когда уже начали звонить в УВД, то сказали, что я совершил какое-то правонарушение, вызвал подозрение. Какое правонарушение я вызвал — я не знаю. На меня не было составлено ни протоколов, никаких действий со мной не было. И почему меня отпустили, если я совершил такое правонарушение, что меня задержали 3-4 сотрудника ФСБ. Что же такое надо совершить, что тебя задерживают, уводят, обыскивают? Поскольку поднялась шумиха в СМИ, начали все звонить — мне просто вернули паспорт и извинились. Я не знаю, что это было.

Загадочная история. Спасибо вам. Илья Варламов, блогер, был на прямой связи с нашей студией. Мы говорили о том, стоит ли бороться с фейками в интернете.