Из эфира
21:36
2 Апреля 2018 г.
Связан ли арест бизнесменов Магомедовых с большой политикой. Обсуждаем в эфире RTVI
Поделиться:

Связан ли арест бизнесменов Магомедовых с большой политикой. Обсуждаем в эфире RTVI

/
Фотография:
Михаил Почуев / ТАСС

Главная политическая новость дня в России — арест владельцев группы «Сумма» братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых. Их обвиняют в организации преступного сообщества и хищениях на сумму в 2,5 миллиарда рублей. Некоторые эксперты утверждают, что это уголовное дело — атака на окружение премьер-министра России Дмитрия Медведева, а спецоперация с задержанием Магомедовых — намек на то, каким будет новый срок Владимира Путина. Политологи Андрей Колядин и Аббас Галлямов рассказали в эфире RTVI, может ли громкое дело бизнесменов быть связано с большой политикой, и если может — то как именно.

К нашему эфиру присоединяется политолог Андрей Колядин. Андрей, я приветствую вас.

Здравствуйте.

Конечно, за эти три дня, что прошли с момента задержания господина Магомедова, вернее братьев Магомедовых, много уже было сказано и много уже было высказано версий. Сегодня комментировал это Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента. Он назвал «пересудами» предположения о связи ареста Магомедовых с политикой, если позволите, я процитирую для наших зрителей: «Это скорее политические пересуды, давайте оставим их политологам. Мы не можем принимать участие в таких пересудах», но мы с вами, очевидно, можем. 

Как вы смотрите на это дело? Все-таки арест столь крупных бизнесменов, естественно, воспринимается в России довольно однозначно, в этом видятся те или иные схватки тех или иных «башен», и кланов, и группировок, указывается на то, что Магомедовы близки к господину Дворковичу, близки к господину Медведеву. Какая у вас версия?

Я думаю, что, действительно, когда принимаются решения такого уровня, это симбиоз многих, многих факторов. Но и понятно совершенно, что Магомедовы, являясь представителями Forbes — одними из самых богатых людей Российской Федерации, понятно, что имеют сложившиеся контакты с властью, с тем, о чем вы только что говорили — с «башнями» Кремля. Но говорить, что это задержание в связи с тем, чтобы нанести ущерб какой-то башне Кремля, Дворковичу ли это, или Дмитрию Анатольевичу — это совершенно неверно. Я думаю, что основная причина в тех процессах, которые сейчас так или иначе происходят в стране, и происходят, в том числе, в Дагестане. 

Андрей Колядин
Андрей Колядин,
политолог

«Арест людей такого уровня согласовывался на самом верху. Но связан он с тем, что они просто знаковые персоны, одни из самых крупных бизнесменов. А не с тем, что они близки Дворковичу или Дмитрию Анатольевичу [Медведеву]»

Приход Васильева на территорию, и такая широкомасштабная «зачистка» сейчас коррупционных связей местных чиновников, которая охватила уже более 150 человек из руководства Дагестана — она так или иначе выходит на олигархические структуры в том числе. Я думаю, что соответствующие следственные действия, которые проводятся по этой теме так или иначе вышли на показания определенных фигурантов, которые, видимо, дали их на руководителей «Суммы». Потом включились достаточно сложные процессы. Я думаю, что арест людей такого уровня согласовывался на самом верху. Но связан он с тем, что они просто знаковые персоны, одни из самых крупных бизнесменов. А не с тем, что они близки Дворковичу или Дмитрию Анатольевичу [Медведеву].

Иначе говоря, вам видится старт этой кампании против братьев Магомедовых в тех процессах, которые происходят в последние месяцы в республике Дагестан. В РБК, если не ошибаюсь, или в каком-то другом издании, прошу прощения у коллег, я сегодня видел в поддержку той версии. Которую вы высказываете, еще слова со ссылкой на источник о том, что, дескать, господин Васильев, назначенный не так давно главой Дагестана, просил, чтобы влияние бизнесмена Билалова и бизнесменов Магомедовых в Дагестане было каким-то образом ослаблено, чтобы у него, что ли, руки были более развязанными.

Я думаю, это как одна из версий. Один вариант — ослаблены, другой вариант — говорят, Васильев обращался за тем, чтобы данная финансово-промышленная группа помогла в решении целого ряда принципиальных вопросов развития социально-экономического Дагестана. И «Сумма» не откликнулась на этот призыв, посчитав, что это не входит в их основные вопросы, в их компетенцию, это тоже вызвало определенное раздражение. Но тем не менее, я думаю, истоки там. 

Конечно же, можно говорить о том, что Магомедовы не принадлежат к самому близкому кругу руководства страны, к тем самым «неприкасаемым», к тому, что сейчас называют «политбюро», и, соответственно, их степень защиты значительно ниже. Но тем не менее, вы сами понимаете, что причины наверняка не в том, чтобы отнять у них какие-то активы, а в том, что есть прямые показания, есть документы, которые позволили предъявить вот это все руководству страны, и добиться от него действий по задержанию одних из самых успешных бизнесменов России.

Что ж, спасибо вам, спасибо за ваше мнение. Андрей Колядин, политолог был на прямой связи с нашей студией. Сейчас на прямой связи политолог Аббас Галлямов. Аббас, я вас приветствую.

Здравствуйте.

Скажите, есть ли у вас ответ на вопрос — что, собственно, произошло? Столько крупный бизнесмен — оба братья, обвинения довольно серьезные — хищение двух с половиной миллиардов рублей, и, если мне не изменяется память, это около 44 миллионов долларов. Отказ отправить их под подписку о невыезде или под залог в эти два с половиной миллиарда рублей — оба они сейчас находятся в СИЗО. Есть большое количество версий, что их арест — это только начало, а потом ниточка поведет куда-то дальше в сторону политических деятелей. Как вы смотрите на всю эту историю?

Я думаю, что это очень многофакторная вещь. Нельзя дать одно какое-то простое объяснение: есть здесь и экономический мощный подтекст, есть и криминальный, есть и политический, по крайней мере, многие наблюдатели пытаются его навязать, многие увязывают Магомедовых с Медведевым. У них на рынке была такая репутация «медведевских» олигархов, олигархов «медведевского призыва», потому что они якобы сильно поднялись именно в тот момент, когда Медведев был главой государства. 

Я думаю, что их связь с Медведевым есть все-таки сильное преувеличение, и я не думаю, что этот арест бьет по позициям Медведева, с одной оговоркой. Если Медведев действительно попытается сейчас изменить ход событий, если он попытается вмешаться в деятельность следствия, или давить на суд, и это будет зафиксировано, и Путин это увидит — тогда, возможно, это действительно ударит по Медведеву, и Путин расценит это как жест нелояльности, попытку оспорить его собственное решение. 

Для меня лично, очевидно, что решение по Магомедовым принималось лично Путиным, это все-таки очень крупного уровня игроки, поэтому здесь без санкций Путина, я думаю, не обошлось. Но я думаю, что Медведев очень опытный аппаратный игрок, и он понимает, чего ждет от него Путин, и он не будет вмешиваться — он как раз демонстративно сейчас поднимет руки и скажет: «Как скажите Владимир Владимирович — так и будет». В рамках логики Путинского режима, это, в принципе, правильное поведение — каждый сверчок должен знать свой шесток. Это продемонстрирует путину в очередной раз, что Медведев — системный игрок, на которого можно положиться, что он не пытается прыгнуть выше головы, что он не страдает чрезмерными амбициями, и с ним можно иметь дело. Как это было в 2011 году, когда были предположения, что Медведев попытается пойти на второй президентский срок, однако он этого не сделал, а вернул президентский мандат Путину, отсидев один срок в качестве главы государства, и тем самым продемонстрировал лояльность Путину — вот сейчас, в ситуации с Магомедовым, у Медведева есть, мне кажется, второй раз продемонстрировать свою лояльность. И в этом смысле, если бы в России был институт репутации, если бы была полноценная демократическая политика, то слухи о связи обвиняемых в серьезном преступлении Магомедовых с премьер-министром безусловно бы ослабили позиции премьер-министра. 

Аббас Галлямов
Аббас Галлямов,
политолог

«Его судьба в руках одного человека, и этот человек — Путин»

В России нет института репутации, Путин не принимает во внимание общественное мнение по тем вопросам, по которым у Путина есть собственное мнение, поэтому судьба Медведева не зависит от общественного мнения, она зависит от одного человека — от Путина. Какие бы потери Медведев не понес в общественном мнении – это не имеет значения, потому что его судьба в руках одного человека, и этот человек — Путин. И вот через призму мнения Путина надо на все это смотреть, а не через призму общественного мнения, о котором мы сейчас так рассуждаем.

Скажите, поскольку этот арест произошел через 2 недели, даже меньше, с президентских выборов — стоит ли в этой спецоперации, а это, по сути, спецоперация, поскольку мы видели, как нам сообщали, обыски проводились по сотне адресов, если мне не изменяет память — так вот стоит ли в этом видеть какой-то намек на то, каким будет новый президентский срок Владимира Путина, поскольку начинается он, по сути, этим?

Есть, конечно, возможность сделать одну такую интерпретацию. Количество ресурсов, которые есть в экономике России уменьшается, количество денег уменьшается в силу того, что экономика умирает. И очевидно, что борьба за имеющиеся деньги, за этот уменьшающийся «пирог» будет вестись более ожесточенно и, естественно, с применением силового ресурса, поскольку это главный политический ресурс в современной России. В этом смысле мы можем сказать, что да, таких арестов и уголовных дел против бизнесменов будет все больше. Я бы не хотел, чтобы это выглядело так, будто я заступаюсь за Магомедовых — у них действительно репутация очень агрессивных жестких игроков, которые играют не по правилам, и они там точно не «бедные овечки». 

Другое дело — они не единственные, кто это делает. Это делают многие люди из тех, кто входит, как это называется, да, в «политбюро» — в первый ближний круг президента. Они все достаточно агрессивно играют, в том числе, используя административный ресурс, используя силовиков. Это, так сказать, «секрет Полишинеля». Мне кажется, что главная проблема Магомедовых как раз в том, что они, так сказать, превысили полномочия с точки зрения Путина. Они стали вести себя так, словно они члены вот этого внутреннего круга, а они на самом деле никогда таковыми не были. И даже если они знакомы с Дворковичем, это не значит, что они служили с Путиным в Германии, в отличие от других уважаемых людей.

Да, они превысили полномочия. Сегодня Дмитрий Песков как раз, отвечая на вопрос, была ли личная встреча, сказал, что не припомнит подобного. И упоминалось ли, что была какая-то общая встреча с бизнесменами, то есть никакого специального отношения.

Да, конечно. Это люди не уровня Путина.

Спасибо вам, политолог Аббас Галлямов на прямой связи с нашей студией.