Эфир
21:59
5 Марта 2018 г.
Александр Вершбоу: «Путин рискует стать банкротом, сражаясь с воображаемыми угрозами»
Поделиться:

Александр Вершбоу: «Путин рискует стать банкротом, сражаясь с воображаемыми угрозами»

Видео
Александр Вершбоу: «Путин рискует стать банкротом, сражаясь с воображаемыми угрозами»

Министерство обороны США в ближайшие недели должно представить новую стратегию противоракетной обороны. По мнению аналитиков, теперь Пентагон готовится противостоять не странам-изгоям, таким как Северная Корея, а крупным державам - Китаю и России. Тем более, что после недавнего послания Владимира Путина эксперты в России и Соединенных Штатах заговорили о новой гонке вооружений.


Тихон Дзядко: О перспективах военного противостояния Росии и США мы поговорили с бывшим послом Соединенных Штатов в России и бывшим заместителем генсека НАТО Александром Вершбоу. В первую очередь, на кого было направлено воинственное послание Путина, прозвучавшее в минувший четверг.

Александр Вершбоу: Я подозреваю, что основной аудиторией были российские избиратели, тем более что грядут президентские выборы в России. Но кроме того, эти угрозы в стиле Холодной войны направлены на запугивание Запада, США. В большинстве своем они выглядели абсолютно неуместно, даже в контексте американской программы перевооружения.

Я думаю, цель [Путина] заключалась в том, чтобы совершенно напрасно возбудить у всех подозрения о начале новой гонки вооружений, а также убедить всех в том, что Россия выиграет эту гонку. Ракетный комплекс РС-28 Сармат [с тяжелой вооруженной ракетой] — мы знали о том, что Россия его разрабатывает в течение нескольких лет, так что тут ничего удивительного не случилось. Что касается крылатой ракеты с ядерной энергоустановкой - я немного сомневаюсь в том, что она действительно существует или работает [как надо].

Я также сомневаюсь в целом насчет эффективности такого вида оружия, так как ракеты могут летать на огромные расстояния с помощью обычных двигателей. Не уверен в том, какой эффект достигается за счет установки ядерного реактора — это очень дорого, очень небезопасно... Что обеспокоило меня больше всего – так это подводные беспилотники. Это оружие потенциально может служить фактором дестабилизации, учитывая то, насколько близко российские подлодки могут подплывать к американскому побережью. Цель при этом может быть достигнута в течение минут. Это скорее наступательное, чем оборонительное оружие.

Я полагаю, он верит в это. Впрочем, большая часть его убеждений [по поводу американской угрозы] — это преувеличенные страхи, которые, возможно, родились у него под воздействием его генералов. В особенности это касается возможностей американской противоракетной обороны. Этому была посвящена значительная часть выступления Путина: как Россия планирует обойти американскую ПРО.

На самом деле, на сегодняшний день российские ракеты могут полностью разгромить противоракетную оборону США.

Мы знаем об этом, и нас это не особенно заботит. Тут ведь речь идет о стратегической стабильности, которая зиждется на концепции гарантированного взаимного уничтожения [в случае применения ядерного оружия]. Вопрос и в технологиях. Российские наступательные возможности на сегодня позволяют преодолеть любой уровень противоракетной обороны - и сейчас, и даже 10-20 лет спустя.

Москва выражает озабоченность по поводу систем ПРО, которые мы установили в Румынии, или те, что мы в этом году запустим в Польше — потому что, дескать, они расположены рядом с Россией. Но утверждая, что эти системы находятся слишком близко, они совершенно игнорируют тот факт, что Земля — круглая. Российские ракеты [в случае, если их направят на США] полетят сюда через Северный полюс и Скандинавию. Они не полетят через Румынию. И системы, которые у нас установлены в Румынии - там у нас есть 24 такие системы — они не способны сбить российские ракеты. То же самое касается наших систем в Польше.

Таким образом Путин со своими генералами инвестируют миллиарды рублей налогоплательщиков в эти проекты совершенно напрасно. У них [России] уже есть все возможности обойти наши системы ПРО — будь то в Европе, Корее или Японии. В Америке у нас есть только 44 системы, и они предназначены для обороны от Северной Кореи. У них более технологически примитивные ракеты, которые мы можем сбить. Это тоже нелегко, мы, возможно, пропустим две или три, но по крайней мере, мы сможем не допустить падения большинства из них на нашу территорию. То же самое касается Ирана. Россия в данном случае обошла нас на десятки лет вперед, у них есть маневрирующие боеголовки, у них есть средства поражения проникающего действия. Мы даже не собираемся вступать в соперничество в этом вопросе, поскольку мы просто обанкротимся в этом случае. Так что Путин рискует сам стать банкротом, сражаясь с воображаемыми угрозами.

Тихон Дзядко: Некоторые аналитики и политологи, в частности, Майкл Макфолл — посол Соединенных Штатов в России с 2012 по 2014 год, обращали внимание на то, что американский президент Дональд Трамп на воинственное высказывание Владимира Путина входе его послания Федеральному собранию почти никак не прокомментировал. Только на следующий день в разговоре с Ангелой Меркель, канцлером ФРГ, они оба выразили обеспокоенность подобными словами российского президента. Так вот, как на слова Путина и на планы России наращивать вооружение будет отвечать Дональд Трамп, и как ему следует отвечать — это еще одна тема, которую мы обсудили с Александром Вершбоу.

Александр Вершбоу: Конечно, он пытается защитить США. Потому что на самом деле речь идет о сдерживании (запугивании), а не о начале ядерной войны, ведь это будет самоубийством для любого, кто захочет такую войну начать. Большинство из того, о чем Трамп сказал в своей ядерной стратегии — это модернизация систем, которые использовались в течение 25, 30, 40 лет.  Так что речь идет о замене устаревших систем на новые, которые будут более действенными, но не фундаментально… Новая [для американских вооруженных сил] вещь в обзоре ситуации с ядерным оружием – это ядерное оружие меньшего размера, но это вещь спорная. Путин говорит о больших, гигантских ракетах. Трамп говорил о малых боеголовках для подводных лодок, которые можно использовать при разных сценариях. Некоторые считают, что это может стать дестабилизирующим фактором, так как это ослабит ядерное давление. Но главное, о чем говорил Трамп — это модернизация и замена… Потому что Обама осторожничал, а Трамп решил наверстать упущенное. Я думаю, обе наши страны довольно продвинуты (в плане вооружений), но есть сферы, в которых Россия США опережает — к примеру, это высокоточное ударное оружие, которое можно было наблюдать (в действии) в некоторых ваших операциях в Сирии, когда крылатые ракеты запускались с кораблей в Каспийском море, находившихся в тысячах километрах (от места боевых действий). В России модернизация вооружений происходила гораздо интенсивнее, и Трамп сейчас пытается Россию догнать. Россия обновила пять разных межконтинентальных баллистических ракет, обновила систему запуска ракет с кораблей («Булава»)… Мы недалеко ушли друг от друга, это конкуренция, нам нужно поддерживать определенный баланс, но я бы не сказал, что нас разделяет большая пропасть. Но вот противоракетная оборона, если снова к ней вернуться, я бы хотел сказать, что есть очень смелые российские ученые, которые несколько лет назад опубликовали статью, в которой говорилось, что американские ПРО в Европе не представляют собой угрозу для России. Они опубликовали эту статью в вашем знаменитом журнале «Независимое военное обозрение»… Это был разговор о ПРО без политики. К сожалению, никто не прислушался к этим ученым, которые занимаются вопросами вооружений. И президент Путин, кажется, убедил себя в том, что американские ПРО — это огромная угроза для России. Но если вы посмотрите на научные свидетельства, он просто впустую тратит деньги, инвестируя во все новые вооружения просто из-за некоей угрозы ПРО.  Меня это беспокоит. Неосмотрительные заявления, или все эти действа театрального характера, наподобие того, что устроил президент Путин, когда ему все аплодировали и кричали: «Браво, у нас есть новые способы убить миллионы людей»… Это опасно и говорит о том, что ядерная война может стать свершившимся фактом. И что в ядерной войне может быть победитель. Нам нужно вспомнить о том, что несколько десятилетий назад президент Рейган и президент Горбачев сделали заявление о том, что в ядерной войне не может быть победителя и что вступать в нее нельзя. Они были правы – нам нужно относиться к этому типу оружия с огромной осторожностью и уважением, нам нужно стараться поддерживать баланс сил, до тех пор, пока ядерное оружие существует, но нам нужно быть очень-очень осторожными в отношении ситуаций, когда кто-то думает, что может выиграть, используя точечные ядерные удары. Риск эскалации ситуации и массовых разрушений огромен… Так что Ким Чен Ын (я не буду его обзывать, как президент Трамп) и сам президент Трамп тоже должны быть осторожнее. Цель должна быть в деэскалации, а не в провоцировании противника на какие-либо действия, о которых впоследствии будет сожалеть весь мир.

Тихон Дзядко: Одна из самых острых тем в отношениях России и Запада по-прежнему Украина. И недавнее решение Вашинтона поставлять Киеву противотанковое вооружение лишь, скорее всего, усугубит это. Какой будет позиция США по Украине — об этом мы также поговорили с Александром Вершбоу.

Александр Вершбоу: Я думаю, это необходимая мера. Мы не увидели никакого желания со стороны российских вооруженных сил на Востоке Украины прекратить войну, остановить кровопролитие и выполнить Минские соглашения. И конечно, у России есть вооружение и на востоке Украины, и рядом, у границы (с Украиной). Россия предоставляет все виды высокотехнологичных вооружений этим так называемым сепаратистским республикам. И есть риск того, что Россия может увеличить военную помощь, или к примеру, атаковать Харьков или другие украинские города. Противотанковое вооружение – оно оборонительное! Вы не можете завоевать территории с помощью противотанкового вооружения. С его помощью можно предотвратить или ослабить танковое наступление со стороны противника. Таким образом можно ослабить эскалацию конфликта.  Я думаю, это должно помочь им остановить эскалацию конфликта. (…) У нас есть прекрасный переговорщик — Курт Волкер, который встречается с Владиславом Сурковым, но никто не знает, какое политическое решение примет Владимир Путин: захочет ли прекратить этот конфликт, воплотить в жизнь Минские соглашения, подписанные три года назад, и передать эти территории под контроль Украины. Я надеюсь, он сделает это после выборов… Потому что это будет хорошо не только для людей, в которых сейчас стреляют и которых убивают через день, но это еще разблокирует российско-американские отношения. Это не разрешит всех проблем, но по крайней мере это позволить нам начать восстанавливать наши отношения. 

В конце концов, президент Путин должен решить, что является наиболее важным для России в перспективе ближайших 2-3-4 лет. Несмотря на все сказанные им слова в обращении к Федеральному собранию, у России множество экономических проблем, их здравоохранение разваливается, особенно в сельских районах, образование в плохом состоянии, на Дальнем Востоке продолжается отток населения, климатические изменения могут быть разрушительными для северных районов страны, их инфраструктуры… Так чего именно хочет президент Путин — действительно соперничать с Западом в течение долгих лет,  или в интересах России найти выход из сегодняшнего упадка? Мы начинаем с Донбасса. И мы конечно можем сделать этот конфликт еще дороже для России, поставлять не только противотанковое вооружение. Я не говорю, что мы хотели бы видеть военное решение (вопроса), но они должны понимать, что время не на их стороне. Основное что мы можем сделать – и это, возможно, не оригинально — ввести дополнительные санкции. Вокруг Путина есть много людей — олигархов, его ближайшее окружение — против которых можно ввести новые санкции.