Реклама
Эфир
20:04
26 Мая 2020 г.
«Меня сравнивали с Дудем, Навальным и Зеленским, но я — Тихановский, какой есть». Интервью главного оппозиционера Беларуси
Поделиться:

«Меня сравнивали с Дудем, Навальным и Зеленским, но я — Тихановский, какой есть». Интервью главного оппозиционера Беларуси

Беларусь готовится к шестым в своей истории выборам президента. Главный публичный критик Александра Лукашенко, блогер и предприниматель Сергей Тихановский пытался зарегистрировать инициативную группу для выдвижения, но незадолго до рассмотрения заявки его задержала милиция. В итоге блогера не допустили до выборов, но его сторонники нашли другой путь: теперь подписи за свое выдвижение собирает его жена. Специально для RTVI Сергей Тихановский рассказал, почему власти все-таки допустили его семью до выборов, боится ли он преследования спецслужбами и что будет делать дальше, если на эти выборы попасть все-таки не получится.


RTVI: Как вы думаете, почему власти все же допустили до сбора подписей вашу жену, хотя и не допустили лично вас?

Сергей Тихановский: Когда меня задержали, в разных городах Беларуси начались акции протеста, сотни людей выходили в разных городах (областных, районных). Например, в Гомеле вышло 100 человек — 20 человек были задержаны, кто-то получил штрафы, семь человек были в ИВС. Они прямо приехали в тот ИВС, в котором я уже сидел. Так же в Могилеве, в других городах.

На акцию «Антипарад» в Бобруйске приехало более 500 машин. Почти всех этих людей оштрафовали. Многих не пустили. Чьи-то машины эвакуировали. То есть был очень большой протест. Кроме того, заметили эту проблему за границей, в ЕС, высказались некоторые политики по этому поводу. И, соответственно, режим дал заднюю. Он понял, что совершил ошибку, таким образом даже меня прорекламировал.

Меня выпустили. Мою жену зарегистрировали. Меня не зарегистрировали. Таким образом они показали, что, с одной стороны, вроде и дают возможность поучаствовать, но дают как бы не мне. Вроде бы он и участвует, и ездит, но это не он кандидат, понимаете? Во всем этом видно, какая у нас мерзкая, мелочная, подлая власть.

RTVI: Предполагали ли вы, что в Минске и других городах Беларуси выстроятся очереди из ваших сторонников? Ожидали ли вы именно такого масштаба популярности?

СТ: Я знал, что люди нас поддерживают. Люди хотят честных выборов без Лукашенко. То, о чем мы все говорили все это время на ютьюб-канале «Страна для жизни». Но что такой большой поддержкой будет пользоваться наша предвыборная кампания, я не думал. В Минске очередь растянулась до метро «Площадь Якуба Коласа» примерно в километр. Часами она так стояла, чуть уменьшалась. И до самого позднего вечера люди были, люди оставляли свои подписи. Было очень много членов инициативной группы, которые собирали подписи. Около 3000 подписей мы собрали в этот день на самом деле. В общей массе это немного, но для одной точки, для одного пикета достаточно.

В других городах тоже приходит очень много людей. Они хотят отдать свой голос за кандидата Тихановскую. Понимают, что это моя жена. И по сути они отдают этот голос за нас, за нашу семью.

Я не знал, что так много людей будет. Я безумно им благодарен. Я очень рад, что белорусы поверили, что могут быть перемены и что просто так они в этом году не дадут себя обмануть и фальсифицировать выборы в нашей стране.

RTVI: Что собой представляет ваша предвыборная программа, — точнее, формально программа вашей жены? Каковы ее основные пункты? Каких изменений требует Беларусь?

СТ: Я, честно говоря, не ожидал, что RTVI задаст такой провокационный вопрос по поводу предвыборной программы. Дело в том, что по белорусскому законодательству нельзя говорить о предвыборной программе кандидата на этом этапе сбора подписей. Это вообще непонятно многим людям. Мне непонятно, как можно собирать подписи за человека и не говорить о его предвыборной программе.

Но если бы мы сейчас сказали об этом, нас бы сняли с выборов сразу. Тем более — когда это выйдет по телеканалу на экранах телевизора, всё, это конец. О программе говорить нельзя, но можно говорить о том, что белорусы хотят честных выборов без Лукашенко, хотят, чтобы выборы не были сфальсифицированы, чтобы была сменяемость власти, чтобы были честные независимые суды, которых нет у нас в стране, чтобы было местное самоуправление. Вот это хотят белорусы. Об этом мы можем говорить с вами.

Но о предвыборной программе и конкретно о ее пунктах говорить сейчас нельзя. Не подставляйте нас так, RTVI.

RTVI: Многие наблюдатели сравнивают с российским оппозиционным политиком Алексеем Навальным. Как вам такое сравнение, следите ли вы за деятельностью Навального?

СТ: Я смотрел раньше ролики Алексея. Несколько лет назад. Даже когда-то записывал к нему видеообращение уже, когда стал ютьюб-блогером. Но оно осталось без ответа. Когда-то мы в Москве случайно с ним познакомились на улице. Он ждал машину, а я шел мимо. У нас рядом были офисы. Я даже пошутил, что собираюсь стать кандидатом в президенты Беларуси. Он сказал: «Ок, класс. Присылайте на электронную почту». И больше никогда он мне ни на почту не отвечал, никак». То есть вот такое у нас было мимолетное знакомство. Но я видел, что он живой настоящий человек. За деятельностью не слежу, но вижу, что очень большой поддержкой россиян он пользуется.

То, что меня с ним сравнивают — ну, знаете, меня сравнивали сначала с Дудем. Я очень много записывал интервью вначале. Потом меня сравнивали с Навальным, потом кто-то меня сравнивал с Зеленским. Потому что он тоже продюсер. И я занимался продюсированием, продакшном последние 15 лет. Но люди просто не готовы как-то понять, что я просто белорусский Тихановский. Я могу и так снимать ролики, и этак, и вести стримы, и проводить пикеты, митинги, на которых неоднократно я был, принимал участие и звал людей. Я не видел этого у Дудя, например. Хотя в принципе в России он тоже принимал иногда участие.

Но надо просто понять, что я белорусский Тихановский, и всё. Не надо ни с кем меня сравнивать. Я такой, какой я есть.

RTVI: Предположим, что имени вашей жены в итоге не окажется в избирательном бюллетене. Какими будут дальнейшие политические шаги для вашей семьи?

СТ: Будет фамилия моей жены в бюллетени или не будет — все равно мы будем продолжать протест против диктатуры. В настоящий момент в Беларуси власть захвачена. 26 лет бессменный «лидер», так называемый президент управляет государством, захватил все ветви власти — законодательную, исполнительную, судебную. В стране нельзя выражать свое мнение, нельзя собираться в общественных местах больше трех человек, нельзя говорить какие-то лозунги. Политической жизни вообще никакой нет в стране. Честных судов нет, сменяемости власти нет. Местного самоуправления нет. Ничего нет. Есть только диктатура Лукашенко. Белорусы от этого устали и выражают свой протест. А я озвучиваю их мнение.

Мы начали вести канал, потому что нигде невозможно даже высказаться в этой стране. Все боятся. Все молчат. Везде установлены турникеты. Никуда на приемы практически не попасть. А если попадаешь, не получаешь никакого решения. Тебе дают просто отписки. Люди уже хотят это изменить. Люди устали.

RTVI: Режим Лукашенко известен своей жестокостью к политическим оппонентам. Не боитесь ли вы преследования со стороны белорусских силовиков?

СТ: Уже больше двух месяцев белорусские силовики нас преследуют. Они ездят за нами. Вот сейчас, когда я записываю для вас интервью, несколько автомобилей слева, справа, люди в штатском. Они постоянно с нами. Они следят за нашим передвижением. Не дай бог что-то где-то они увидят, кто-то что-то передаст или скажет, что-то сделаешь противозаконное — сразу повяжут. Даже когда меня задержали из Могилева, меня перевозило несколько микроавтобусов ОМОНа. Я насчитал три. Плюс машины ГАИ, какие-то гражданские автомобили каких-то служб. Даже когда я еду один, они боятся. Власть боится, силовики боятся. Они не знают, что делать. Они видят народную поддержку не на стороне Лукашенко. И они трясутся. Они сначала меня незаконно закрывают. Потом незаконно меня досрочно выпускают. Это агония какая-то властей. Я надеюсь, что команды «убивать» или еще что-то они уже не дадут и белорусы не позволят так поступать. Но закрыть в тюрьму, конечно же, они могут в любой момент. Уже настряпали новых протоколов, меня осудили по четырем протоколам, по пятнадцать суток дали. Два решения суда, которые могут в любой момент привести в исполнение, когда им будет нужно.

Но я надеюсь, что люди покажут свой протест, если это произойдет, и массово выйдут на улицы. И только это может останавливать эту диктатуру от таких решений. Сейчас пока в избирательном законодательстве есть возможность ездить по городам, проводить пикеты, общаться с людьми, собирать подписи. Я думаю, что они нас трогать не будут. Но если этот период закончится или что-то мы сделаем не так, сразу будет дана команда «Фас», и нас опять всех посадят. Сейчас некоторые члены моей команды, инициативной группы со мной, а некоторые до сих пор сидят в тюрьмах.

В Слуцке сидит блогер, активист, член нашей команды Владимир Неронский. Он бы сейчас мог помогать собирать подписи, собирать людей, организовывать сбор подписей. Но его специально закрыли. Он сидит. В Гомеле сидит наш активист Юрий Власов. Ему дали еще 15 суток, чтобы он тоже не участвовал в этой кампании. Это такая издевка. В Мозыре сидит Александр Васильевич, блогер, который помогает тоже нам всячески. Он ведет свой ютьюб-канал, он участвует во всех акциях. Он бы приглашал людей ставить подписи, но его закрыли. С одной стороны, вроде бы как они разрешили моей жене участвовать. Вроде бы как мне, но это не я. А всех наших сторонников держат все равно в тюрьмах. Это издевка.

Инициативную группу (больше 1000 человек) порезали, оставили 230 человек. Перепутали там все эти удостоверения. Часть не выдали. Мое не выдали. Ермошина, глава ЦИК, которую называют уже «глава ЦИРК», говорит: «Случайная нелепая ошибка». Нас регистрируют позже всех, нам не выдают эти удостоверения, нам порезали инициативную группу, которая может собирать подписи. Идет сплошное давление каждый день. Но при всем этом мы все равно ездим по городам, мы собираем подписи, людей выходит огромное количество. У людей, которые собирают подписи, болят пальцы. Они не могут обработать такой объем информации. Поэтому власть, конечно, будет делать пакости, будет давить на нас и дальше, следить, давить на членов инициативной группы.

Вот некоторые хотят под протоколами тоже. Их разыскивает милиция, чтобы задержать. Вот нашего активиста из Гродно Дмитрия, например, пытаются сейчас закрыть на сутки. Он с нами ездит. Потому что с нами ему безусловно. Они, скорее всего, не полезут на нас. Но, тем не менее, если он куда-то поедет, поедет домой, его могут в любой момент задержать. А в Гродно у нас всего пять человек на всю Гродненскую область зарегистрировали, которые могут собирать подписи. Вы представляете, какой беспредел? И даже в таких условиях мы имеем реальные шансы собрать 100 000 подписей. В Минске мы просто за один день собрали в одном месте 3000. Вчера около 1000 в Слуцке, в маленьком городе, в котором всего 60 000 жителей. И сегодня люди там приходили отдавать свои голоса. Поэтому белорусский народ настроен, заряжен на перемены. В этом году мы тапком уже прихлопнем таракана, как говорят белорусы.