Эфир
21:23
21 Марта 2018 г.
«Заранее срежиссированный спектакль». Дарья Жук о заседании комиссии, которая не нашла нарушений в поведении Слуцкого
Поделиться:

«Заранее срежиссированный спектакль». Дарья Жук о заседании комиссии, которая не нашла нарушений в поведении Слуцкого

/
Фотография:
Дмитрий Духанин / Коммерсантъ


Сегодня комиссия Государственной думы по этике не нашла подтверждений жалоб на домогательства депутата Леонида Слуцкого. «Это все слово против слова» — сказал председатель комиссии Отари Аршба. На заседании сегодня присутствовали и сами журналистки, направившие жалобы против Слуцкого, — это корреспондент «Русской службы Би-би-си» Фарида Рустамова и продюсер телеканала «Дождь» Дарья Жук. 



Напомню, что еще одна журналистка, заявившая о недостойном поведении Леонида Слуцкого, это наша коллега – Екатерина Котрикадзе, заместитель главного редактора телеканала RTVI. Однако ни свидетельства Дарьи Жук и Фариды Рустамовой, ни расшифровка аудиозаписи комментария Слуцкого не оказались для членов думской комиссии по этике достаточными для того, чтобы принять решение о том, что это заслуживает чего-то большего, чем просто одного заседания. Более того, один из членов комиссии, сенатор Екатерина Лахова, заявила, что обвинения журналисток — это «политический заказ», «вдруг всплыли показания представительниц оппозиционных СМИ о якобы приставаниях депутата». На этом заседании прозвучало много интересных слов, поговорим о них сейчас с непосредственной участницей этого заседания — Дарьей Жук. Она на прямой связи с нашей студией, Даша, приветствую тебя.

Да, Тихон, привет.

Сложно найти слова, но подобное заседание — наверное, первый и далеко не самый приятный опыт в твоей жизни. Какие эмоции после того, что произошло?

Ты знаешь, Тиш, все это напоминало мне какой-то удачно заранее срежиссированный спектакль, такое ощущение, что у каждого депутата-члена комиссии была заранее подготовлена реплика, и некоторые из них совершенно удивительны. Вот, например, Валерий Гартунг сказал о том, что уже подобные случае происходили в Госдуме, были домогательства, мы у него переспросили: «О каких домогательствах речь? Неужели ему известно о домогательствах в отношении журналисток?», он сказал, что не в отношении журналисток, а в отношении сотрудников Думы, и всегда эти случаи удавалось как-то урегулировать иным образом. Были многие другие любопытные высказывания, например, Ирина Роднина рассказала, что видела и помнит тот день, когда Фарида просила о комментарии у Леонида Слуцкого, и помнит, как она за ним бежала и как домогалась информации. Именно это, по ее мнению, могло как-то спровоцировать депутата, то есть она обвинила Фариду в том, что она же его и спровоцировала. Вообще, было ощущение, что они как-то заранее решили, как они будут относиться к нашим высказываниям. Не было совершенно ощущения, что они пытаются разобраться, что пытаются нас услышать и понять, что именно произошло. Хотя Отари Аршба держался как-то очень дружелюбно по отношению к нам, давал нам слово, но, тем не менее, мне кажется, что там заранее как-то договорились. Еще любопытно, что там было очень много журналистов федеральных каналов — и «Первый» был, и «Россия-1», была «Москва-24», «ТВ Центр», LifeNews — до этого они ни разу не просили у меня комментариев, и у Фариды не просили. Возможно, их отправили туда, потому что им дали такое редакционное задание, они уже тоже заранее написали себе заголовки и понимали, каким будет будет решение.

И ты, и Фарида, вы сделали сперва шаг, когда об этом сказали, второй шаг — когда обратились в думскую комиссию по этике. Сейчас, после того, как комиссия приняла решение, что ничего недостойного, скажем так, в поведении депутата Слуцкого не было, какие ваши, или, сложно говорить за Фариду, какие твои дальнейшие действия, собираешься ли ты что-то еще делать?

Да, ты знаешь, Тиш, я, когда ехала с заседания, как раз об этом думала. Мне бы не хотелось, чтобы это как-то сейчас забыли, чтобы это была просто какая-то большая информационная война, а потом, как это часто у нас бывает, о ней бы забыли и не вспоминали. Раз уж не получилось добиться какой-то реакции конкретной в отношении истории со Слуцким, мне бы хотелось, конечно, чтобы было адресное публичное извинение, потому что наказание в подобных ситуациях в отношении депутатов — это либо публичное извинение, либо его невозможность некоторое время участвовать в заседаниях Госдумы, и права голоса могли его лишить, но этого не произошло. Сейчас мы не можем пойти в следственный комитет, в прокуратуру или полицию, потому что нет статьи, которая регулирует сексуальные домогательства, есть известная 133-я, но как к составу этой статьи сексуальное домогательство не относится. Поэтому мне кажется, что сейчас нужно прорабатывать закон, надежда на Оксану Пушкину, например, которая в эфире RTVI тоже говорила, что она нас публично поддерживает, и что она собирается заниматься этим законом. Есть надежда, по крайне мере, что мы сейчас с Екатериной Котрикадзе и Фаридой Рустамовой создали такой прецедент, кроме того, стало известно, что РБК отзывает журналистов из Госдумы, это такая поддержка журналистского сообщества, что очень приятно. Мне кажется, что все-таки мы можем что-то сделать.

После сегодняшнего заседания и после большого количества комментариев, которые звучали, но особенно после сегодняшнего заседания, где взрослые мужчины смеялись над тем, как молодые женщины говорили о том, что их домогались и к ним приставали, и учили вас, говорили: «вы взрослые, столько лет прожили, что же вы не поступили так, не поступили эдак». Не сожалеешь ли ты, что рассказала об этом?

У меня был момент, когда я проснулась утром и подумала: «Боже мой, зачем я это делала, когда нет никакой нормальной реакции, ничего не происходит, депутаты продолжают обвинять нас в клевете, во всех возможных грехах, но сейчас я понимаю, что не могла поступить по-другому, что здесь нужно было защитить и коллег, которых хотели лишить аккредитации и обвиняли в клевете, и себя, и телеканал, и рассказать о том, что произошло. Кроме того, очень важно, что это сейчас вообще обсуждают, что многие об этом задумались. Потому что, действительно, как и ты, я отмечала в своих эфирах — у нас нет культуры отношение к этой теме, к этой проблеме. Мне кажется, что именно сейчас мы можем заняться этим вопросом и подумать, как мы можем изменить сознание людей, изменить закон.

Спасибо большое. Дарья Жук, продюсер телеканала «Дождь» на прямой связи с нашей студией, будем следить за тем, как будет развиваться ситуация вокруг этих обвинений. А я уверен – она будет развиваться.