Реклама
Эфир
15:24
6 Мая 2020 г.
«Какая будет новая жизнь — никто не знает». Жанна Бадоева о том, как Венеция выходит из карантина
Поделиться:

«Какая будет новая жизнь — никто не знает». Жанна Бадоева о том, как Венеция выходит из карантина

Фотография:
RTVI

Италия постепенно снимает жесткий карантин: ограничения из-за пандемии коронавируса действовали 55 дней. Всего в стране подтверждено больше 200 тысяч случаев заражения и почти 30 тысяч смертей от COVID-19. Телеведущая Жанна Бадоева живет в Венеции с семьей — там она застала самый пик эпидемии и теперь наблюдает, как страна выходит из режима самоизоляции. По просьбе RTVI она поделилась своими впечатлениями.


Все очень сильно ждали 4 мая. Все понимали, что будут сняты некоторые ограничения. И, конечно, все очень устали сидеть дома. И все очень ждут, что в конце концов можно будет себе позволить уже некоторые вещи, по которым люди очень соскучились.

Но все ограничения снимаются очень медленно. Сказать, что с понедельника сильно что-то изменилось? Наверное, все-таки нет. Хотя ощущение, что город стал оживать — да, наверное, такое существует. Наша семья пережила весь карантин без паники, без истерики, занимались нормальными домашними делами. И наш образ жизни, честно говоря, даже мало изменился. Потому что мы как жили, так и жили.

Я приехала домой уже в конце марта, тогда, когда Италия сидела на карантине. Две недели отдохнула, наслаждаясь тем, что я дома. А после этого мы опять приступили к подготовке к съемкам. И в принципе все это время у нас были постоянные съемки на карантине: и Венеция, и Италия. Поэтому я даже сильно не отдохнула и не «набылась» дома. Единственный член семьи, который действительно полноценно провел домашний карантин — это наша дочка-подросток, которая с конца февраля ровно по третье число находилась дома, потому что подросткам без родителей выходить было категорически нельзя. Был период, когда в маркет мог выходить только один член семьи. И, конечно же, это не подросток.

Поэтому она находилась все время дома. Вчера она первый раз встретилась с другом. И, как она рассказывала, они общались тоже на дистанции, в маске и в перчатках, потому что так надо.

Сегодня мы вышли с мужем в город. Машин появилось гораздо больше, чем было. Маркеты открыты, химчистки открыты, бары, рестораны — все открыты, но можно покупать только навынос. То есть ты не можешь купить кофе и круассан и возле бара даже съесть. Ты можешь купить, пойти домой и дома или съесть в машине. В машине, конечно, никто не запрещает. Автосервисы, заправки, магазины для собак… Сегодня я даже видела магазин одежды, который находится в большом маркете на первом этаже — даже магазин одежды был открыт.

А касательно парикмахерских — это неправда. Потому что парикмахерские все закрыты. Вообще все места, которые связаны с непосредственным контактом с человеком, кроме больниц, все закрыты. Все салоны красоты, все парикмахерские, массажные кабинеты — все закрыто. И сказали, что, может быть, они откроются только в июне, когда откроются и рестораны. Так что пока салоны красоты и парикмахерские, к сожалению, закрыты, но мы ждем.

Итальянцы на самом деле разделены на несколько лагерей. Некоторые спокойно к этому относятся. Некоторые, конечно, с огромным переживанием. И это связано с очень многими факторами. Потому что даже если им разрешено, например, выходить на работу, у них сразу возникает вопрос: куда девать маленьких детей? Ладно, если они подростки. А если они младшего школьного возраста, ни садики, ни младшие школы не открываются, и до сентября, насколько известно, они будут закрыты. Поэтому, конечно, с этим стоят очень серьезные вопросы.

Следующее — это экономические моменты, которые связаны с малым бизнесом. У людей, у которых закрылись их лавочки, фабрики, барчики, маленькие ателье, которым сейчас и не очень выгодно даже открываться, потому что нужно платить очень много денег и обслуживающему персоналу, и за электричество, и за очень многие вещи. А ходит и покупает сейчас людей все равно недостаточно. Поэтому сейчас, наверное, с этим очень большие вопросы. Но тем не менее все понимают, что нужно как-то двигаться, нужно как-то возвращаться.

Я не знаю, или возвращаться к прошлой жизни, или возобновлять какую-то новую жизнь. Какая она будет, никто не знает. Но все надеются. Потому что даже те же рестораны, которым сказали, что им разрешат открыться и работать, но с определенными ограничениями. Например, обслуживать не больше десяти человек. Конечно, рестораторы сразу схватились за голову, потому что это даже экономически не очень выгодно для них — открываться полностью, а обслуживать очень определенное количество людей. Поэтому тут, конечно, очень много вопросов, на которые нет ответов. Ну, я не знаю. Время покажет, как все будет открываться и двигаться.