Реклама
Час Speak
14:26
24 Апреля 2019 г.
Надав Лапид: «Фестивальное кино — это фильмы для любопытных»
Поделиться:

Надав Лапид: «Фестивальное кино — это фильмы для любопытных»

Видео
Надав Лапид: «Фестивальное кино — это фильмы для любопытных»

Гость программы «Час Speak» на RTVI — израильский режиссер Надав Лапид. В 2019 году его драма «Синонимы» получила главный приз 69-го Берлинского кинофестиваля — «Золотого медведя». В интервью Елене Светиковой он рассказал, что заставило его отразить в картине свою собственную биографию, почему называет Израиль «больной» страной и как его жизнь изменили три года службы в армии.


Елена Светикова

Хочу начать с катастрофы, которая произошла во Франции. Я знаю, насколько важна для вас эта страна. О чем вы думаете в эти дни?

Надав Лапид

Вы же про Нотр-Дам говорите?

Елена Светикова

Да, о пожаре в Нотр-Даме.

Надав Лапид

Я думаю о том, что фильм «Синонимы», возможно, последняя картина, где был снят Норт-Дам. Я имею в виду две сцены. Во второй из них герой целится в Нотр-Дам из воображаемого автомата. Когда я проснулся утром после пожара, мною овладело чувство вины, потому что сейчас это выглядит каким-то жутким предзнаменованием. С другой стороны, теперь эти сцены особенно дороги. Это как тот американский фильм, где кадры с нью-йоркскими башнями-близнецами были сняты за два-три дня до теракта. От этого, конечно, просто сердце разрывается. Это шок. Невероятно сложно представить себе Париж без Нотр-Дама.

Елена Светикова

Почему, это настоящая катастрофа для всей Европы?

Надав Лапид

Потому что истинная красота — очень редкая вещь в жизни. И каждый раз, когда мы теряем такой огромный источник красоты, это невероятно грустно. Это та красота, которую нам нужно сохранять и беречь.

Елена Светикова

Я была на премьере «Синонимов» в Москве. И один из самых влиятельных кинокритиков России Антон Долин, открывая церемонию, сказал: «Будьте готовы увидеть очень хороший фильм, который будет вас очень раздражать». Что он имел ввиду? Что может раздражать в «Синонимах»?

Надав Лапид

Вы знаете, режиссер — это, пожалуй, единственный человек, которому можно сказать: «Это меня так выбесило», или «Это было очень тяжело». И ты при этом должен ответить: «Спасибо, дружище, я так счастлив». Это очень странно. Но раздражать, конечно, можно и в позитивном ключе.

В «Синонимах» многое может бесить. Например, нагота. Мне сказали, что из-за этого фильм запретили в Китае: якобы там слишком часто появляется голый мужчина. Других раздражает в фильме проявление агрессии, некоторые реагируют на нестандартную картинку или на сценарий. Дело в том, что в мире миллионы фильмов, и почти все они похожи друг на друга. Когда люди видят что-то другое, они впадают в шоковое состояние.

Елена Светикова

А почему в фильме столько наготы?

Надав Лапид

Во-первых, если бы голыми в фильмы были девушки, никто бы и не подумал задавать такой вопрос. Вы же не поспорите со мной, что очень часто видите на экране обнаженную женскую грудь, а когда в фильме женщина одета, даже в любовных сценах, а мужчина обнажен, то это сбивает с толку.

Вообще в фильме фокус направлен на одного человека, и важно увидеть не только его душу, но и его тело. Наше тело — это все, это мы. Поэтому нагота очень логична. Но в то же время нагота создает у зрителя чувство дискомфорта и одновременно волнует. Этот шок, это впечатление — очень правильная вещь для кино.

Елена Светикова

Не секрет, что история главного героя — это, во многом, ваша личная история. Вы служили в израильской армии, потому что все в Израиле должны это делать. Что вы ощущали тогда, будучи с ружьем под мышкой. И что было после?

Надав Лапид

Пожалуй, это была очень естественная ситуация, привычная, вполне комфортная, как бы странно это ни звучало. Не могу сказать, что я прямо получал удовольствие, но мне казалось, что это долг. Три с половиной года я провел с оружием в руках, и в конце концов оружие стало чуть ни членом моей семьи. В этом есть определенное противоречие. Я не испытывал и не испытываю никаких позитивных чувств к оружию и мечтаю, чтобы когда-нибудь все эти автоматы исчезли навеки. Но, когда я держал оружие в руках, ощущал его, чувствовал его запах, у меня было такое чувство, что я дома. Не в том доме, который мне нравится, а в том, каков он есть. В этом есть какая-то ностальгия.

Елена Светикова

Что произошло дальше, когда закончилась армия?

Надав Лапид

Дело в том, что этот милитаризм в Израиле существует не только в армии. Милитаризировано само государство. Тебя с пяти лет готовят к войне. И в 10, и в 20 лет происходит одно и то же, ты все время слышишь об этом, и в самый важный период твоей жизни ты идешь в армию. Ты начинаешь работать над собой на службе, бегаешь, поднимаешь тяжести, чтобы быть хорошим бойцов. Ты понимаешь, что хороший боец, отважный боец, не задает лишних вопросов, у него нет никаких сомнений. Он не боится умереть и не боится убивать. Он не нежный и не хрупкий.

Елена Светикова

Как супермен.

Надав Лапид

Да, у тебя появляются одни качества, но навсегда пропадают другие. Например, такие, как чувствительность, ранимость. Ты в конце концов перестаешь задавать вопросы. У тебя нет никаких сомнений. И в какой-то момент ты понимаешь, что ты изменился, превратился из себя в кого-то другого. Ты надругался над собой. Ты себя предал. Ты прошел против своей индивидуальности. И это ужасающий момент, когда ты к этому приходишь. Этот момент был и в моей жизни. Я испытал такую тревогу. Я понял, что мне надо бежать, бежать немедленно. И со мной происходило в точности то, что показано в кино.

Елена Светикова

Почему вы, а в фильме главный герой Йоав, выбрали Францию?

Надав Лапид

Вообще мне было все равно, куда бежать. У меня не было никакого конкретного плана. В детстве я восхищался Наполеоном, всегда обожал Зинедина Зидана, смотрел фильмы Годара. И Париж казался мне неплохим местом. В моем представлении, Франция — это абсолютная противоположность Израилю. Качества, которые ценятся в Израиле, отвергаются во Франции. И наоборот.

Елена Светикова

Что есть во Франции, чего нет в Израиле? Ее история, дух, что?

Надав Лапид

Сегодня на все это я смотрю под другим углом. В начале фильма Франция для главного героя — это легенда. Из худшей страны мира он бежит в лучшую. Но проходя свой путь, он понимает, что Израиль, конечно, не самое приятное место, но и во Франции есть свои проблемы. И все страны в определенном смысле синонимичны.

Для меня Франция была местом, где предпочитают разговор, дискуссию, анализ. Люди там ценят чувства, тонкость человеческой натуры. Им нравится задавать вопросы, находить на них ответы. Это то, чего вообще нет в Израиле. Мне кажется, и в России люди не слишком к этому стремятся. В этом Россия и Израиль похожи: у вас тоже есть это восхищение силой, властью.

Елена Светикова

Ваш фильм еще и о большом заблуждении по поводу того, что такое Франция, что такое Европа. Сейчас вы уже наверняка лишились этих иллюзий?

Надав Лапид

Да, здесь, конечно же, есть место большому заблуждению. Но фильм, прежде всего, рассказывает о попытке стать кем-то другим. Израильтянин пытается стать французом, будто он в этой стране рожден. Этот фильм о том, кто мы без родины.

Елена Светикова

Йоав, который уничтожает в себе израильтянина, чтобы стать французом, говорит: «Израиль умрет раньше меня». Какой смысл вложен в эту фразу? Эта мысль посещала вас в реальности?

Надав Лапид

Да, я чувствовал то же самое. Я также ходил по улицам Парижа и бубнил себе под нос синонимы. Йоав считает, что Израиль нездоров и люди, живущие там, этого не понимают. Он словно бежит с «Титаника», который вот-вот пойдет ко дну, туда, где у тебя нет ни единого шанса. И эта фраза о том, что он выжил после Израиля. Его победа в том, что он спас себя. А потом выясняется, что, бежав из Израиля, он унес его в себе, так что побег ничего не решает.

Елена Светикова

Йоав отказывается от иврита. Кто мы без нашего родного языка?

Надав Лапид

Без родного языка мы пустые сосуды. Это фактически ничто. Отказ от родной речи — очень и очень радикальный шаг. Йоав полностью отказывается от иврита, запрещает себе произносить даже слово, в этом опять же есть своя логика. Он не просто тот, кто иммигрирует из Израиля во Францию: он хочет умереть как израильтянин и возродиться французом.

Елена Светикова

Вы помните свой первый день в Париже?

Надав Лапид

Да, конечно. Я хорошо запомнил тот момент. Я посмотрел на небо и почувствовал, что свободен. И тогда я сказал себе: «Наконец-то над головой другое небо. Это небо Франции, а не небо Израиля». Тогда я был уверен, что больше никогда не окажусь под израильским небом.

Елена Светикова

Вы были счастливы?

Надав Лапид

Я был счастлив. И я был уверен, что это мой единственный выход.

Елена Светикова

Сделай или умрешь?

Надав Лапид

Да, так оно и было. Но это не исключает огромных трудностей. Весь парижский период был полон испытаний. У меня не было ни гроша, я был очень одинок.

Елена Светикова

Как Йоав…

Надав Лапид

Да, как Йоав. Ведь вместе с тем, что Париж свободен, он еще и полон снобов. И сколько бы ты ни пытался стать французом, Париж никогда не станет твоим. Ты вечно будешь чувствовать себя той собакой, которая гоняется за своим хвостом. И все равно я чувствовал себя единственным зрячим среди слепых в Израиле. Сегодня я больше так не думаю.

Елена Светикова

Герою вашего фильма абсолютно чужд патриотизм. Действительно, почему мы должны любить свою страну? Возможно ли вообще быть патриотом в космополитичном XXI веке?

Надав Лапид

Хороший вопрос. Почему мы должны любить свою страну? И почему вообще наша страна от нас этого требует? Что это за идея такая? Я думаю, что Йоав настолько возненавидел Израиль как раз потому, что он слишком глубоко с ним связан. Ты не можешь возненавидеть то, что тебя абсолютно не заботит. И вопрос ведь не в том, любишь ты Россию или не любишь. Вопрос в том, насколько ты чувствуешь себя россиянином, насколько ты связан со своей страной. Все это очень сильные чувства. Знакомые с детства запахи, цвета, шум улицы — все это очень личные вещи, и иногда они становятся для тебя ловушкой.

Елена Светикова

Где вы сейчас живете? Где сегодня ваша родина?

Надав Лапид

Я живу в Израиле. У меня очень много разъездов из-за съемок. Много времени провожу в Париже, но живу в Тель-Авиве. У меня симпатичная квартирка в 150-ти метрах от пляжа, так что все неплохо. Просыпаешься утром, видишь волны. Это классно.

Елена Светикова

Во время встречи с вашими российскими зрителями одна девушка задала вам вопрос про брови главного героя.

Надав Лапид

Такой странный вопрос, я его запомнил.

Елена Светикова

Она заметила, что они как будто зачесаны наверх. И Антон Долин очень красиво это объяснил, он сказал, это потому, что Йоав все время удивлен из-за того, что он в новом месте. Мне кажется, что такие мелочи говорят об очень хорошем выборе актера. Как вы нашли Тома Мерсье?

Надав Лапид

Когда ты делаешь фильм о себе, о том, что с тобой было в реальности 15 лет назад, ты начинаешь входить в определенный конфликт с самим собой. Пишешь сценарий и видишь себя. Вот молодой Надав идет по улице, делает то и это. Но этого парня больше нет. И когда начинается кастинг, тебя не покидает чувство, что нужно убить в себе этого молодого Надава, потому что дальше все будет не по-настоящему. Тогда ты начинаешь искать актера, который лучше тебя, этакую лучшую версию тебя. Актера, который заставит тебя забыть о то, что это твоя история. И таким человеком оказался Том Мерсье.

Он был еще студентом, когда пришел на собеседование и до этого никогда не снимался в кино. Я увидел его и забыл, что Йоав — это я. Он особенный, немного странный, сумасшедший в своей нормальности, в нем есть и нежность, и агрессия. И он, в каком-то смысле, супермен. Он чемпион Израиля по дзюдо, а также профессиональный танцор, и он может учить наизусть по 20 страниц сценария за 10 минут. Он очень терпеливый. Скажешь ему забраться на Эйфелеву башню, и он это сделает, не проблема. Он может тебя как убить, так и соблазнить. Как и любой супергерой он обречен на одиночество: это и благословение, и проклятье одновременно.

Елена Светикова

Да, в этом смысле, Тома Мерье ждет блестящее будущее.

Надав Лапид

Через год после съемок у него было уже очень много предложений, а он еще не отошел от съемок в «Синонимах». Он жил во Франции и работал в пекарне. Я думаю, это единственная кинозвезда, которая выпекала круассаны. Сегодня он этим уже не занимается. Я уверен, дальше он будет сниматься очень много.

Елена Светикова

Это круто. Вы как-то сказали, что задача художника — кусать руку дающего. Кто вам в таком случае дает деньги на ваши фильмы?

Надав Лапид

Это не очень-то выгодная позиция для режиссера. В основном, все финансирование я получаю из Франции. Деньги дают люди, которые хотят, чтобы их удивили, те, кому не все равно, те, кто не боится увидеть на экране что-то другое. Люди, которые любят, когда их покусывают, чтобы они оставались в форме.

Елена Светикова

В Израиле есть государственный запрос на патриотическое кино?

Надав Лапид

Это странно, но в Израиле очень мало патриотических фильмов. Много лет кино в Израиле было абсолютно свободным. Было много критикующих действительность фильмов, которые финансировало правительство. Но в последние три-четыре года это изменилось: пришли другие люди, которые пытаются контролировать кино и каким-то образом влиять на него. Они придумывают какие-то дурацкие законы, пытаются ограничить продюсеров, заставить их делать патриотические фильмы, обслуживать режим.

Елена Светикова

Кто идеолог всего этого?

Надав Лапид

В каком-то смысле я их понимаю. Это логично. Я ведь до сих пор уверен, что Израиль — больная страна. Это касается не только кино. Страна демократическая, но люди не знают, что такое демократия. За выражение своего мнения ты можешь поплатиться. Вы в России должны понимать, о чем я говорю, ведь наши страны очень похожи. Но такого ведь не должно быть. Кино нельзя вгонять в рамки, нельзя закрывать рты продюсерам и режиссерам.

Елена Светикова

Что вы почувствовали, когда получили главный приз Берлинале?

Надав Лапид

Я был, конечно, очень счастлив. У меня в голове до сих пор звучит голос Жюльет Бинош, которая объявила: фильм-победитель — «Синонимы». Она произносила это со своим милым французским акцентом. Это одна из самых больших наград в мире кино, ведь ты никогда не знаешь, что у тебя получится. У тебя миллион сомнений. Ты варишься в этих переживаниях, не знаешь, как его примут, как его посмотрят. А когда в руках такая награда, ты явно не один, это значит, что ты сделал что-то значительное. Это признание.

Елена Светикова

Как бы вы описали разницу между фестивальным кино и оскаровскими фильмами?

Надав Лапид

Я могу сказать, что я никогда не мечтал получить «Оскар». Когда я думаю о фильмах, которые мне по-настоящему нравятся, я понимаю, что ни один из них не получил бы «Оскар». Я не смотрю церемонии вручения премии и даже не знаю, кто взял «Оскара» в последний раз. «Зеленая книга»?

Елена Светикова

«Зеленая книга».

Надав Лапид

Как она, кстати?

Елена Светикова

Хорошее кино.

Надав Лапид

Хорошее? Окей, пусть люди снимают свое хорошее кино.

Елена Светикова

И оно не раздражает.

Надав Лапид

Не раздражает. Вообще мне нравится это противопоставление фестивального кино и коммерческого. Многие считают, что фестивальные фильмы — это сплошные эксперименты для избранных. Нет, это фильмы для любопытных, ведь людям неинтересно каждый день есть одно и то же. Они хотят разнообразия. Нужны не только фильмы, которые вы посмотрите, поулыбаетесь и забудете навсегда.

Елена Светикова

Ваш отец Хаим Лапид был вторым сценаристом «Синонимов», а ваша мама Ера Лапид монтировала фильм. Почему с родителями работать хорошо и почему с родителями работать плохо?

Надав Лапид

Производство фильма — это очень большая и сложная история. Очень важно иметь рядом надежных, любящих тебя людей. Вы можете наговорить друг другу очень много гадостей, поссориться на площадке, поспорить по поводу сценария. Все очень напряжены. Для меня это момент огромной концентрации. А «Синонимы» еще и очень личный фильм. Главное, что после всего они все еще будут любить тебя. Так что в этом есть свои преимущества.

Елена Светикова

Какие фильмы вам нравятся сегодня? Назовите топ-5.

Надав Лапид

Все меняется каждый день. В понедельник у меня одни любимые фильмы, в среду — другие. Мне нравится кино, где есть что-то неочевидное. Мне нужны фильмы, которые меня пробуждают, за них я по-настоящему благодарен.

Елена Светикова

Назовите что-нибудь из последнего.

Надав Лапид

Последний фильм, который заставил меня проснуться, — корейская картина «Пылающий». Это фильм Ли Чхан Дона. Очень мне понравился. Еще «Святые моторы» Лео Каракса, который вышел семь лет назад.

Елена Светикова

А что вы читаете?

Надав Лапид

Я большой фанат классической литературы. Люблю Достоевского, Лермонтова, Гоголя, Замятина, Бабеля.

Елена Светикова

А что-нибудь из израильской литературы?

Надав Лапид

Из израильских авторов нравится Яков Шабтай. Он, кстати, переведен на русский язык.

Елена Светикова

Что вы думаете о Netflix? Как этот проект меняет киномир?

Надав Лапид

Мне иногда кажется, что мне стоило бы жить в XIX веке: я не очень понимаю все это. Все говорят: Netflix, Netflix. Но смотреть фильмы на маленьком экране, не в кинотеатре, иметь возможность поставить кино на паузу или перемотать — это так ужасно. Я не представляю, как можно смотреть «Синонимы» в полном одиночестве на компьютере. Ведь важен именно этот опыт — посмотреть фильм, не отрываясь от начала до конца. Но поймите правильно, я не борец с прогрессом.

Елена Светикова

Вы пользуетесь соцсетями?

Надав Лапид

Я есть на фейсбуке, его хватает, поэтому я не веду инстаграм. Удивительно, что там я получаю очень много сообщений со всего мира. Мне пишут люди из России, Китая, Афганистана, Палестины. И это невероятно, что сегодня люди могут вот так обратиться к совершенно незнакомому в реальности человеку. Каждый может высказывать свое мнение в соцсетях. Но меня заботит то, что в какой-то момент ты обнаруживаешь, насколько люди дублируют друг друга. Ты ждешь их мнений, а этого не происходит. Люди не готовы выразить что-то свое до конца. И все снова приходят к какому-то стандарту.

Елена Светикова

Вы можете хотя бы на день отказаться от телефона?

Надав Лапид

К сожалению, нет. Каждый раз, когда я заканчиваю съемки, то обещаю себе убрать телефон подальше. Но сегодня без телефона ты теряешь себя, как бы нелепо это ни звучало. Мы в плену у телефонов.

Елена Светикова

Вы несколько дней провели в Москве. Чем она вас удивила?

Надав Лапид

Я познакомился с кинокритиком Антоном Долиным, он невероятный человек. Рассказывать о кино — его миссия. Меня поразила здесь аудитория. Я увидел огромное количество молодых людей. Обычно на такие просмотры приходят те, кому за 50, а здесь одна молодежь. Это невероятно и важно именно для фильма «Синонимы», потому что он как раз про то, как это быть молодым. Москва невероятно волнует меня. Все эти широкие улицы, все движется так быстро, агрессивно, энергия невероятная. Она одновременно и соблазняет тебя, и пугает.

Елена Светикова

Какой бы вы вопрос задали тем, кто только что посмотрел «Синонимы»?

Надав Лапид

Смогли ли вы прочувствовать фильм своим телом? Как ваше тело отозвалось на «Синонимы»?

Елена Светикова

Тело? Не душа?

Надав Лапид

Именно тело. В этом плане я всегда завидовал музыкантам, которые на концертах приводят всех в движение. Один человек сказал мне, что «Синонимы» — это фильм, который нужно смотреть стоя. Я с этим согласен.