О том, на что живут писатели в XXI веке, рассказал в интервью Алине Полянских на канале RTVI писатель Павел Лемберский. Лемберский родился в Одессе, но к 20 годам переехал в США. Здесь учился на филолога и на факультете кино. Его статьи и эссе публиковались в американских и русских журналах. А книги Лемберского выигрывали призы. Одни из самых успешных его произведений «Город убывающих пространств» и «Уникальный случай».

— То, что вы начали писать книги на английском и перестали на русском, не говорит ли об уровне отношений между Россией и США?

— Думаю, что нет. Я приезжал со своими книгами в Россию, но там на встречи все равно приходили по большей части иностранцы, а сейчас еще летать тяжело, поэтому я не думаю о родине. Но при этом я также не собираюсь писать обличительные тексты, в которых критикую власть, хотя и хочу написать большой роман о важной теме XX века. Но это не будет «Архипелагом ГУЛАГ». Так что я не уверен, что мой переход на английский связан с ухудшением отношений между Россией и США.

— А охотно ли русских авторов читают американцы?

Мне кажется, что учитывая некоторый изоляционизм американского книжного рынка, то на полках всего около 3 процентов книг принадлежат писателям не из США. Из российских авторов здесь известны два-три имени.

— Понятно, что иностранцы знают Толстого, Достоевского, Булгакова, а кого из современников читают?

— Да, Булгаков очень популярен здесь. А из современников: Сорокин, Пелевин, Улицкая, может быть, Акунин. Но это не какие-то важные для американского читателя авторы, здесь предпочитают своих.

— Значит ли это, что среди наших современников никогда больше не появятся очередные Толстой, Набоков или Чехов для иностранных читателей? Наши писатели так и останутся частью тех трех процентов иностранной литературы?

— Не будет. Даже если современный российский писатель отрастит бороду и засядет за свою «Войну и мир», то в глазах Запада, да и России, он не станет новым Толстым, Чеховым или Солженицыным.

— Но почему так происходит?

— Во-первых, потому что литература перестала занимать то место, что она занимала в XIX и XX веках. Во-вторых, потому что сейчас так, как было раньше, не работает, сейчас люди не станут читать новую «Анну Каренину». Раньше люди очень хорошо писали.

— Смотрите, медицина развивается, космическая индустрия тоже. Почему литература забуксовала?

— Это происходит, потому что серьезный толчок получили масс-медиа. Теперь есть вещи, которые охватывает больший сегмент аудитории, чем книги. Вместе с тем важно, чтобы книги соответствовали времени. Если развиваются медицина, наука, экология, то это должно отражаться в литературе.

— То есть то самое клиповое мышление, которое образуется у современного поколения из-за соцсетей, вытесняет желание у людей долго и внимательно читать?

— Не совсем, просто людям не хватает усидчивости.

— Что выберет средний человек между фейсбуком и «Анной Карениной»?

— В том-то и дело, что фейсбук. Большинство читают только посты своих приятелей в социальных сетях. Но, к сожалению, не все, кто пишут в фейсбуке, обладают талантом Толстого или Гессе.

— Если люди читают не так много, как раньше. А в Америке еще и иностранцев читают редко. То на что живут современные писатели? Ведь даже классики, например, Чехов или Толстой сетовали на нехватку денег.

— Подрабатывают журналистикой, работают на радио. Многие преподают, особенно поэты. На одни книги жить тяжело, даже американским авторам.

Новости партнеров

реклама
У RTVI появилась эксклюзивная еженедельная рассылка. Подпишитесь, чтобы узнавать об интересном:
Необходимо дать согласие на обработку персональных данных!