Израиль
18:19
18 Марта 2018 г.
«Россия учитывает интересы Израиля в Сирии». Эксклюзивное интервью посла России в Израиле Александра Шеина
Поделиться:

«Россия учитывает интересы Израиля в Сирии». Эксклюзивное интервью посла России в Израиле Александра Шеина

Видео
«Россия учитывает интересы Израиля в Сирии». Эксклюзивное интервью посла России в Израиле Александра Шеина

Посол России в Израиле Александр Шеин рассказал в эксклюзивном интервью RTVI о ситуации в Сирии, российско-американском противостоянии и секрете дружбы между президентом Путиным и премьер-министром Нетаниягу.



Чрезвычайный и полномочный посол России в Израиле Александр Петрович Шеин, добрый вечер.

Добрый вечер, Евгений.

Мы с вами говорим накануне выборов. Сколько израильских граждан, которые обладают российским паспортом, пойдут голосовать на выборах президента?

Сколько пойдут — не знаю. Могу сказать, сколько граждан обладают в Израиле правом голоса на российских выборах: это 120 тысяч человек.

Летом Вы отметите три года работы в качестве посла в Израиле. Сразу несколько важных событий совпало, важнейшее из которых — это военная операция России в Сирии. Я хорошо помню, как начальник Генерального штаба Армии обороны Израиля Гади Айзенкот сказал: «Для Израиля это не стало сюрпризом» — о российском вмешательстве в Сирии. Получается, что предупреждали заранее? Как это происходило тогда?

Не стало сюрпризом, потому что Израиль был предупрежден где-то за месяц. Мое пребывание в Израиле совпало с периодом небывалой активизации двусторонних отношений.

Как только Россия начала военную компанию, премьер-министр Биньямин Нетаньяху, полетел в Москву и договорился о создании центра. Вы как дипломат участвовали в координации?

Это по военным каналам и по каналам военных дипломатов. Просто дипломаты в этом не принимают участия. Хотя мы информированы о заседаниях этой координационной группы, которые поочередно проходят в Москве и Тель-Авиве, несколько, четыре-пять раз в год. Дело не ограничивается этими заседаниями. Регулярные контакты поддерживаются через военные атташе в Москве и Тель-Авиве. Действуют горячие линии: Тель-Авив — Хмеймим, Тель-Авив — Москва. То есть связь действует непрерывно.

А для России эта координация важна? Много ли о ней говорится?

Конечно, это очень важно. Этот механизм координации помогает избегать ненужных трений в наших отношениях и учитывать интересы друг друга. Помогает разбираться в сложных ситуациях, когда возникают вопросы у израильских партнеров к нам или у нас к ним. Этот механизм работает отлажено. Он позволяет прояснять все вопросы, все ситуации и находить общий знаменатель.

То есть инцидент, который был между Россией и Турцией, не произойдет между Россией и Израилем?

Нет, такого не произойдет, я в этом уверен. Тогда с Турцией не было такого двустороннего механизма. Тогда у нас была такая связь с американцами, со страной, которая возглавляет западную коалицию — Турция в нее тогда входила. А с Израилем у нас все напрямую.

В Израиле многие задаются вопросом: как можно координировать действия с Россией, которая является союзником «Хезболлы», Асада и Ирана? Это же несовместимые вещи.

Почему несовместимые? Если учитывать и понимать интересы и задачи друг друга, все вполне совместимо. Вот посмотрите, как у нас получается с американцами. Траектории наших действий в Сирии идут параллельно: иногда расходятся, а иногда сталкиваются. А с Израилем не так все сложно. Мы тут находим золотую середину. Мы всегда уважаем и учитываем интересы национальной безопасности. А Израиль с пониманием относится к нашим действиям в Сирии и даже поддерживает. Мы это слышим от наших израильских партнеров, и мы надеемся, что это искреннее изложение позиции. Мы так оцениваем наш политический диалог с израильтянами. Диалог, в котором излагаются не только позиции, которые совпадают, но и те, которые расходятся и противоречат друг другу. Эти противоречия, слава богу, не затрудняют откровенный, конструктивный разговор.

Александр Петрович, вы же человек с опытом работы на Ближнем Востоке. Вы работали в Тунисе, Ливии, Ираке. Вы понимаете, как устроен ближний Восток. Израиль и «Хезболла» — враги, Иран и Израиль — враги, Израиль и Асад — враги. Как найти точки соприкосновения, когда Израиль видит, что Россия координирует свои действия с Асадом и с Ираном?

Я вам отвечу просто. «Исламское государство» (запрещенная в России организация — прим. RTVI) — это друг Израиля?

Думаю, что нет.

А мы в Сирии сотрудничаем с иранцами и с «Хезболлой» в целях разгрома таких организаций как «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра» (запрещенная в России организация — прим. RTVI). Других общих задач у нас с ними нет. Где же здесь противоречие?

Иранский беспилотник вторгся в воздушное пространство Израиля. Инцидент произошел 9 февраля, после чего был ответный удар Израиля по территории Сирии. МИД России, комментируя инцидент, говорит, что не следует нарушать суверенитет Сирии, при этом молчит по поводу нарушения израильского суверенитета Ираном.

В том же заявлении все стороны были призваны к сдержанности. Все стороны должны проявлять сдержанность. Имеется ввиду не только Израиль, но и Сирия, Иран, но упор был сделан на том, что нужно соблюдать территориальную неприкосновенность Сирии. Я вам скажу, да, были и другие заявления, не анонсированные.

Но вы понимаете, почему израильтяне обиделись? Ждали от Москвы другое, нечто большее.

Были и другие заявления. Но в целом, наша линия выглядит весьма сбалансированной. По одному заявлению не надо делать далеко идущие выводы и давать характеристику нашей политической линии.

Много говорилось о том, что в рамках переговоров в России и Израиля…

А сколько было ударов, на которые мы не реагировали?

Сколько?

Много. По сирийской территории я имею ввиду.

А кто говорит, что это Израиль?

Многие говорят… Мы не говорим.

Возвращаясь к теме сирийской кампании и войны: Россия и Израиль ведут много переговоров насчет будущего урегулирования. Во время президентства Обамы в Израиле полагали, что интересы Израиля не учитываются в будущем урегулировании. Что вы можете сказать? Израиль пытался передать свои посылы через Россию? Что важно для Израиля в будущем урегулировании? Где могут находиться те или иные формирования? Откажется ли Россия от своих претензий на Голанские высоты? Были ли такие просьбы со стороны Израиля?

Нет, таких просьб не было. Позиция Израиля довольно четко формулируется. Израильское руководство уверяет нас, что его не волнует то, как будет разрешен конфликт и каков будет результат урегулирования. Останется Асад или нет, изберут или нет, какая будет конституция — это не волнует Израиль. Израиль волнует исключительно иранское военное присутствие. Особенно близ израильских границ.

Что может сделать Россия, чтобы удовлетворить просьбу Израиля?

Россия может способствовать продвижению процесса политического урегулирования в Сирии, которое приведет к большому изменению в Сирии, принятию новой конституции и проведению выборов, формированию традиционных органов. Это уже не будет тот режим, который сейчас во многом опирается на иранскую поддержку, он не будет так зависим. Наш принцип урегулирования — это освобождение сирийской территории в постконфликтный период, когда будут разгромлены все террористические формирования, освобождение от военного присутствия.

Включая Иран?

В первую очередь, конечно. Иран, Турция, США. Военное присутствие США очень нервирует сирийцев. В частности, они говорят: «то-то говорит об иранском присутствии, когда мы иранцев пригласили — а американцы сами пришли и делают тут, что хотят, никого не спрашивая, без санкции Совета безопасности, без приглашения сирийского правительства, подерживают «Джебхат ан-Нусру». Кстати говоря, поступило тревожное сообщение сегодня поступило из Москвы, от нашего начальника генерального штаба Валерия Герасимова. Он заявил, что, цитирую: «В районах восточной Гуты собрана массовка из привезенных туда женщин, детей и стариков, которым предстоит изображать жертв химического инцидента. Там же находятся активисты белых касок и съемочные группы с аппаратурой спутниковой видеотрансляции. И в качестве «ответной меры» Вашингтон планирует нанести ракетный удар по правительственным кварталам Дамаска. В случае возникновения угрозы жизни нашим военнослужащим — а они находятся в Дамаске в этих учреждениях — вооруженные силы России примут ответные меры воздействия как по ракетам, так и по носителям, которые их будут применять».

То есть, вы говорите о возможной войне между Россией и США на территории Сирии?

Инцидент может быть очень серьезный. Если они пойдут на эту провокацию, то их ракеты и самолеты будут сбиваться нашими средствами ПРО.

Но это война.

«Мини». Надеюсь, что ее не будет.

А что должно произойти, чтобы ее не было?

Они должны отказаться от этой провокации.

Александр Петрович, тот факт, что Израиль считается союзником США и многие вопросы координирует с США — тем не менее вы говорите, что это не мешает России и Израилю вести открытый диалог. Но для России Израиль — это же главный союзник американцев.

И очень хорошо. Израиль выступает за то, чтобы конфликты на ближнем Востоке решались в тесной координации между Москвой и Вашингтоном. Мы тоже за это. В данном случае статус Израиля как союзника США может быть нам на руку.

И очень хорошо. Я выступаю за то, чтобы конфликты на ближнем Востоке решались в тесной координации между Москвой и Вашингтоном. Мы тоже за это.

Визит президента по случаю 70-летия Израиля пока не планируется?

Приглашение мы получили, но ответить на него не смогли, потому что у нас выборы. Поэтому некорректно было бы сказать: «Да, я поеду». Может быть, будет другой президент.

Зависит от статуса?

Да.

Спасибо вам за интервью, Александр Петрович. В Израиле здесь ждут всех лидеров: такая дата — 70 лет. Израильское руководство будет радо видеть всех и не важно, в каком статусе. Спасибо большое.