На троих
17:35
1 Мая 2019 г.
Павел Лунгин: Афган, Минкульт, патриотизм
Поделиться:

Павел Лунгин: Афган, Минкульт, патриотизм

Видео
Павел Лунгин: Афган, Минкульт, патриотизм
Фотография:
Денис Каминев / RTVI

Режиссер Павел Лунгин дал большое интервью Алексею Пивоварову и Тихону Дзядко в программе «На троих». 10 мая в широкий прокат выходит его новый фильм «Братство», посвященный событиям Афганской войны. После жалоб ветеранской организации премьеру «Братства» перенесли: изначально картина должна была выйти 9 мая.


Павел Лунгин рассказал:

  • Почему он согласился перенести премьеру «Братства»

  • Как проходил закрытый показ в Министерстве культуры, после которого выход фильма рекомендовали отложить

  • Кто из ветеранов Афганской войны помогал ему в создании картины

  • Почему многие участники того конфликта совершенно по-разному оценивают его итоги

Тихон Дзядко

В понедельник прошел закрытый показ, премьера вашего нового фильма «Братство». Во-первых, мы вас поздравляем! Непростая была история с выдачей прокатного удостоверения, много споров еще до выхода фильма, давайте сейчас посмотрим трейлер и потом, собственно, поговорим о картине.

Алексей Пивоваров

Мы поговорим сейчас про обстоятельства выхода фильма, давайте начнем сначала про фильм. Мы его с Тихоном посмотрели, конечно, хотелось бы поделиться своим впечатлением. У меня он вызвал очень неожиданную ассоциацию с «Конармией» Бабеля. Там тоже война, на которой все друг другу чужие, и свои зачастую не лучше врагов. Вы подразумевали такое прочтение?

Павел Лунгин

Многие из критикующих меня имели бы такое прочтение. Вы примкнули бы к большой группе афганских ветеранов, которые считали, что свои не хуже врагов у нас.

DKM_3538.jpg
Фотография:
Денис Каминев / RTVI

Алексей Пивоваров

Нет, смотрите, чтобы вы меня правильно поняли: я совершенно не примкнул к группам критикующих, я как раз увидел в этом рассказ о войне, на которой нет своих и чужих, а каждый по большому счету одинок.

Павел Лунгин

Мне кажется, что все военные фильмы говорят о трагедии маленького человека, раздавленного в хаосе, героизм в каком-то смысле так же случаен, как и не героизм. Этому посвящено многое, начиная от Льва Николаевича — это описано у Толстого в его битвах, когда вдруг человек становится героем от страха, от ужаса, непонятно от чего.

Хотелось сделать фильм с точки зрения маленького человека, в остальном идея принадлежала [Николаю] Ковалеву, который рассказывал нам маленькие истории своей юности, зрелости, в общем, не про свои генеральские подвиги, а про себя, когда он был сотрудником СФР в тылу.

Тихон Дзядко

Для зрителей и для тех, кто не знает, господин Ковалев — бывший директор Федеральной службы безопасности в середине 90-х, на основе воспоминаний которого и был снят фильм.

DKM_3542.jpg
Фотография:
Денис Каминев / RTVI

Павел Лунгин

Да, на основе его воспоминаний, на основе воспоминаний его однополчан. У него была такая идея — рассказать о своей группе. Он умер, к сожалению, три недели назад, он долго боролся с болезнью, теперь я думаю, что, эта необходимость была связана с началом болезни, когда вспоминаешь лучшие времена своей жизни.

Тихон Дзядко

У тоже есть личные впечатления от фильма. Сразу признаюсь, что мне фильм очень понравился, чего я, признаюсь, не ожидал. И понравился он, в частности, тем, что это совершенно антивоенный фильм о войне, что большая редкость особенно для нашего кинематографа, особенно в последнее время. И, опять же, мои впечатления: там почти нет хороших персонажей, там все хорошие, и они же и плохие, причем по обе стороны.

Павел Лунгин

Мы же с вами хорошие! Мы же умные, не глупые, мы иногда хитрим, иногда врем, но вообще-то хорошие.

Алексей Пивоваров

А когда прапорщик обещает продать…

Павел Лунгин

Но не продал же!

Алексей Пивоваров

Он же взял деньги. Обманул.

Павел Лунгин

Обманул, а потом сказал: «Ты что, дебил? Я присягу давал!»

Тихон Дзядко

У меня сложилось впечатление, что едва ли не единственный положительный герой — это полковник КГБ в исполнении Кирилла Пирогова. Меня это, если честно, удивило. Почему? Почему именно сотрудник спецслужб настолько чист и без неприглядных сторон в отличие от остальных?

Павел Лунгин

Вы знаете, есть спецслужбы, а есть спецслужбы: есть разведка, а есть оперативные работники в тылу. Он был для меня рассказчиком, и для меня он человек думающий, человек печальный, человек, который совершенно не уверен в том, что он делает сейчас, и ему бы ничего не удалось сделать с этой шлаковой победой. Это важно.

Наверное, это из-за моей личной симпатии и дружбы с Николаем Дмитриевичем Ковалевым, с которым я как-то подружился, а может быть из-за его личных качеств. В нем не было ничего от Штирлица, ничего от «гранитного подбородка», так скажем, в нем не было такой твердости, наоборот, даже было что-то детское. Поэтому выбор и пал на этого актера.

Алексей Пивоваров

Да, как раз хотели спросить: на первый взгляд странно, Кирилл Пирогов никак не ассоциируется с сотрудниками спецслужб.

Павел Лунгин

Это же и интересно. Все такие штампованные сотрудники спецслужб вышли бы из «штирлицевского мундира». Все, как один.

Алексей Пивоваров

Совершенно холодный взгляд, вот это все…

Павел Лунгин

Да, некоторая твердость некоторая. А этот — наоборот. Я думаю, что в Афганистане все было по-другому, в каком-то смысле Афганистан был миром наоборот. Он был другим по сравнению с тем, как, например, в Москве вели себя сотрудники, даже как они вели себя в ГДР, когда они ловили перебежчиков через стену и так далее. Там был такой, немножко, мир антиподов: ноги — вверх, голова — вниз.

Они пытались договариваться с моджахедами, потому что вывести войска очень сложно. Ввести легко, как я понял, а вывести очень сложно. Потому что опять надо переходить через эти перевалы, и ты беззащитен, и никто не может ничего тебе гарантировать, а умирать глупо, потому что война закончилась.

Это нервное состояние такого хаоса после окончания войны, когда все вообще не понимают, где победители, а где проигравшие. Вроде все воевали, а вроде ходят. И очень хочется телевизор купить. Сейчас молодежь не помнит, что такое было — купить телевизор, двухкассетник. Это же были божества, это были слова-заклинания, люди видели их во сне, это был настоящий психоз.

DKM_3517.jpg
Фотография:
Денис Каминев / RTVI

Алексей Пивоваров

У вас в конце фильма герои спорят, выиграна эта война или не выиграна. А в вашей трактовке, как вам самому кажется?

Павел Лунгин

Я не знаю, мне кажется, что мы выиграли эту войну ровно в тот момент, когда начали выходить оттуда. Вот когда мы вышли оттуда, а вышли мы достойно, с минимальными потерями, не уничтожив Афганистан и потеряв не так много людей, мне кажется, это была единственная выигрышная стратегия. Там была такая непонятная ситуация, как я понял.

Например, день: солнце вышло, и Афганистан живет трудовой жизнью, пионеры выходят афганские на линейку, школы работают, все работает. Солнце зашло, и все пионеры-комсомольцы взяли по автомату Калашникова, и вышли моджахеды, и никто другой не может выходить. А потом опять солнце вышло. Это двусмысленное существование в Афганистане стало разрушать армию.

Тихон Дзядко

Еще по поводу того, выиграна война или не выиграна. Вы ведь говорили с Ковалевым об этом. Что он вас говорил? Война была выиграна Советским Союзом или нет?

Павел Лунгин

Одним словом он не отвечал на это, но я думаю, что он принадлежал к тому крылу спецслужб, которые считали, что война была бессмысленной и неправильной. Хотя может быть мы неверно трактуем этот скандал и тех, кто критикует его. Может быть это не только вкусовое и этическое нападение на фильм, может быть, это два мнения внутри организации? Одни считают, что эта война была ошибочной, а другие по-прежнему считают, что недодавили, недожали, тверже надо было быть. 

Алексей Пивоваров

Ваш фильм должен был выйти 9 мая, вчера на афишах мы видели эту дату.

Павел Лунгин

Я так удивился. Это, видимо, была старая афиша.

Алексей Пивоваров

В итоге случилось то, что случилось: фильм подвинули на день, и вы согласились с этим. Почему вы согласились на перенос проката?

Павел Лунгин

Во-первых, я мог бы и не соглашаться, это было мое личное дело, потому что я к выходу фильма в прокат вообще не имею никакого отношения. Этим занимаются дистрибьюторы, этим косвенно занимается Министерство культуры, которое подписывает прокатные удостоверения. Мне кажется, что в этом не было ничего символического.

Компания Disney, которая занимается прокатом, очень хотела захватить выходные дни, которые выпали на 9 мая. С точки зрения дистрибуции, это было выгодно. Но фильм, действительно, не имеет особого отношения к такому символическому дню, как День Победы, поэтому 10 выйдет 10 мая, а мог 8.

DKM_3544.jpg
Фотография:
Денис Каминев / RTVI

Алексей Пивоваров

Тем не менее мы знаем, каким скандалом сопровождался выход этого фильма. Можете подробнее рассказать про этот «худсовет» в Минкульте. Про него уже много ходит слухов, в том числе про ваше выступление там. Можно из первых уст? Как это все выглядело?

Павел Лунгин

Потом это уже будет рассказ: на пенсии буду рассказывать, как я был «Пастернаком». Я столько раз уже это рассказывал, у меня у самого были разные версии.

Тихон Дзядко

Это был показ в «Иллюзионе», если я правильно помню?

Павел Лунгин

Сначала был успешный показ в «Иллюзионе», Николай Дмитриевич уже сильно болел, он хотел, но не смог прийти, и мы показали его видеообращение к людям. На показ пришли крепкие люди: и герои РСФСР, и герои Советского Союза, афганцы, был и президент Общества офицеров России [Сергей] Липовой — летчик-герой, был глава всех пограничных войск [Николай] Бордюжа. Там я с ними и познакомился. Меня поразила их честная оценка, они говорили: «Да, было и так, было и хуже, это были тяжелые времена для нас». Но кто-то из большого «Иллюзиона» написал письмо, ему дали какой-то ход, и тут же началась вот эта кафкианская ситуация.

Тихон Дзядко

А вы не знаете, где было написано это письмо, кем оно было поддержано? Это Минкульт?

Павел Лунгин

Я думаю, оно было написано всюду. Но поддержано оно было сенатором Морозовым, который тоже воевал в Афганистане и тоже был сотрудником КГБ.

Тихон Дзядко

Это который Олег?

Павел Лунгин

Который Игорь. И Игорь Морозов позвонил нам в студию и попросил показать фильм. Мы могли бы и не показывать, он не является нашей контролирующей организацией. Он набрал зал экстремистски настроенных людей, которые пришли уже «заряженные», это точно. Они пришли, посмотрели фильм, и я уже слышу в полумраке зала — это было очень красиво. Знаете, когда в полумраке зала медленно вспыхивает такой густой бас: «В морду надо бить за такие фильмы!» А другой говорит: «Сажать надо!» И сразу женщины вмешиваются, откуда там женщины появились? Знаете, они были с такими крашеными медными волосами, такой типаж есть. Одна говорит: «На чьи деньги? Кто вам заплатил за этот фильм?» Это была какая-то «двойная оптика». С одной стороны, я понимаю, что это не сталинское время и я далеко не Пастернак, и меня не посадят. Но жажда крови, конечно, меня удивила.

Алексей Пивоваров

А вы с эти «заряженным» залом пытались как-то коммуницировать, говорить?

Павел Лунгин

Я пытался, но это было абсолютно бессмысленно.

Тихон Дзядко

Аргументом выступало то, что это все ложь?

Павел Лунгин

Что это все ложь, неправда. Главное, о чем беспокоятся эти люди, — чтобы не показывали молодежи. Это меня, конечно, поразило. Они хотят по-прежнему вести за собой молодежь.

Алексей Пивоваров

В смысле, что молодежь увидит, как били, воровали, искали как купить двухкассетник? Что нельзя? И так было два показа? Они скрыли, что есть два течения, два лагеря воевавших ветеранов Афганистана, что с одними можно разговаривать, а другие ничего слышать не хотят и только проклинают?

Павел Лунгин

Да. А я стоял на сцене как дурак и даже не догадался уйти и сесть в зал, чтобы они сами выступали. Как-то это было неожиданно. Но, с другой стороны, я вдруг понял, что это люди, которых тоже обманули. Понимаете, проклятая жалость она, как у Булгакова, разрушает тебе сердце. Я увидел их старые заглаженные гимнастерки, как на них висят эти ордена, медалей больше, чем орденов, а значков больше, чем медалей. Они не поняли ни этой жизни, они не вошли в нее, они по-прежнему продолжают жить в том вымышленном Афганистане, в вымышленном Советском Союзе.

Но потом это все как-то успокоилось, потом умер Николай Дмитриевич Ковалев, который так и не сумел им ничего ответить. Там уже были люди, которые говорили: «У нас к Ковалеву тоже есть вопросы! И были всегда вопросы!» Какие вопросы по патриотизму могут быть к генералу армии?

Потом мы получили прокатное удостоверение с выходом 9 мая, потом в тот же день мне позвонили из Министерства культуры и сказали, что прокатное удостоверение отозвано и что будет еще один просмотр.

Алексей Пивоваров

Третий уже?

Павел Лунгин

В Министерстве культуры уже третий. И тут мы уже как «стенка на стенку»: я стал собирать свою команду. От нас был Змей-Горыныч и слуга его, помните, у Высоцкого есть такая песня о том, как «нечисть на нечисть собирается»?

Алексей Пивоваров

Да. «В заповедных и гремучих страшных муромских лесах».

Павел Лунгин

Да-да-да. И вот от нас уже были какие-то внятные люди. И все снова началось очень агрессивно, а потом начали выступать люди. Мне было очень приятно, что меня поддержала Наталья Дмитриевна Солженицына, мне было очень приятно, что были афганские герои.

Тихон Дзядко

Вот ваша фраза, которая стала уже почти легендарной: «Хватит хотеть, чтобы вас хвалили, хватит хотеть, чтобы вас облизывали. Не надо, чтобы молодежь была как вы, пусть она будет другая». Это к кому обращено? К Министерству культуры?

Павел Лунгин

К генералам.

Тихон Дзядко

К этим генералам?

Павел Лунгин

Конечно.

Алексей Пивоваров

Вы, наверное, в самое больное место их ударили.

Павел Лунгин

Культура и есть наша молодежь. Понимаете, эти генералы хотят вести за собой и дальше куда-то на убой, на строительство, если надо, чтобы в штыковую сразу пошли. Они не почувствовали ни своей вины, ни своего поражения, не осмыслили себя. У них осталась агрессивность, желание наказывать, запрещать. Меня защитили меня с прекрасной стороны: взмахнув ангельскими крыльями, прилетел Сергей Геннадиевич Новиков из администрации президента.

Тихон Дзядко

Это заместитель Кириенко?

Павел Лунгин

Это заместитель Кириенко. Он с таким спокойным и незаинтересованным видом сказал этим разбушевавшимся генералам: «Вы знаете, мы сделали фокус-группу, показали фильм молодежи, и вот результаты социологического опроса». Оказалось, что 30% — очень понравилось, 60% — просто понравилось, 70% — отождествляют себя с героями. И вдруг это все стало как-то бессмысленно.

DKM_3519.jpg
Фотография:
Денис Каминев / RTVI

Алексей Пивоваров

Может быть, генералы поняли, что администрация президента не с ними?

Павел Лунгин

А я воспрянул. Они меня достали до такой степени, что я все-таки произнес этот монолог в конце.

Алексей Пивоваров

Так случилось, что у нас на прошлой неделе был Алексей Учитель. Он тоже сидел на вашем месте, и мы ему задавали тот же самый вопрос, который я хочу вам сейчас задать. Как вам кажется, это была какая-то инициатива отдельных товарищей, или это была попытка более-менее показательной, если сказать не расправы, но показательной акции, что так делать не надо?

Павел Лунгин

Вы про что сейчас говорите? Что не надо фильмов таких снимать?

Алексей Пивоваров

Да, вся эта история с несколькими показами, осуждающими вас ветеранами, и так далее.

Павел Лунгин

С одной стороны, в этом было много кафкианской бессмыслицы, а с другой — это была явная попытка набрать какого-то политического веса в виде группы. Может быть, они искали союзников, но оказались в пустоте. Я считаю, что фильм все-таки понравился тем, кто его видел, когда его подхватили и там и тут и сказали, что в нем нет ничего криминального. Главная криминальность этого всего — это то, что он антивоенный.

Алексей Пивоваров

А, вроде, вы говорили, что какие-то сцены вы согласились удалить из фильма?

Павел Лунгин

Нет, это неправда. Я не коснулся ни одного кадра.

Тихон Дзядко

Но были сообщения, что вы убрали сцены, где они принимали какие-то запрещенные вещества.

Павел Лунгин

Нет, неправда, у меня не было этого. Я сам не принимаю, и не показывал бы.

Алексей Пивоваров

Давайте поговорим про ту молодежь, которую хотят вести за собой эти генералы. Чтобы как-то персонифицировать эту историю, например, есть Юрий Дудь, который только что снял нашумевший фильм про Колыму. Это та самая молодежь?

Павел Лунгин

Юрий Дудь просто доказал, что он серьезный парень, и сделал очень правильный и умный шаг вверх. Я, например, сейчас готовлюсь снять сериал по крутому маршруту Евгения Визбора. Я считаю, что сейчас самое время говорить о Сталине, о сталинизме, об этих взглядах. Я чувствую, что пришло время говорить.

Алексей Пивоваров

Почему? Слишком много любителей Сталина вокруг появилось?

Павел Лунгин

Не реального Сталина, а мифологического. Мне очень понравилось, что Юрий Дудь испытал то же самое. Мы же как кожей чувствуем, что надо что-то делать и о чем-то говорить. Это есть то, чем одни люди отличаются от других. Мне говорили все, что Юрий Дудь такой популярный, что он бы мог снять про что угодно, что он до того популярен, что даже и про Колыму посмотрели. Но мне кажется, что это не так.

Тихон Дзядко

Что дело не в нем, а дело в теме?

Павел Лунгин

Нет, мне объясняли, что дело не в теме, а дело в нем. Если бы он писал, как делать пончики, было бы то же самое.

Алексей Пивоваров

Конечно, отчасти у него есть набранная инерция. Видео уже посмотрели 10 миллионов.

Павел Лунгин

Замечательно. Мне кажется, что приходит какое-то время задавать вопросы: молодежь не может не задавать тебе вопросы. Смотреть «Мстителей», конечно, хорошо, но все-таки.

Алексей Пивоваров

Вам не кажется, что мы каким-то поразительным образом возвращаемся в какой-то 1987-88 год? Когда впервые «Московские новости», этот пятачок возле «Московских новостей», который называли «пяточком гласности», стали говорить про Сталина, про ГУЛАГ, стали открываться документы. Вам не кажется, что история сделала виток, и примерно туда же мы подъезжаем?

Павел Лунгин

Может быть, в каком-то смысле так и происходит. Видимо, наша власть стала испытывать ту же усталость, ту же повторяемость: она вызывает ту же реакцию у общества.

Алексей Пивоваров

Может быть, в каком-то смысле так и происходит. Видимо, наша власть стала испытывать ту же усталость, ту же повторяемость: она вызывает ту же реакцию у общества.

Павел Лунгин

И тогда все началось со Сталина. Сталин — это великое искушение России, это бес России. Иван Грозный и Сталин — это два человека, которые сломали ее судьбу.

Вы знаете, у меня есть теория, что Иван Грозный отменил возрождение, которое начиналось в России просто силой тирании и безумия. И с тех пор у нас нарушился ход истории, и мы как заигранная пластинка, соскакиваем и снова возвращаемся на то же место. Мы подходим к моменту возрождения, а оно уже было по иконописи, по архитектуре было мощное движение, была хоть и плохая, но все-таки Боярская дума. Отставая от Запада, мы все-таки что-то делали, а он сломал это. С тех пор мы топчемся на одном месте. Делаем поворот: реализация, немножко свободы, отсутствие свободы и опять «блям». Мы опять и опять идем по кругу.

Тихон Дзядко

Получается, сколько мы уже топчемся?

Павел Лунгин

Мы по-разному топчемся. Сейчас мы опять сделали тридцатилетнюю петлю.

DKM_3536.jpg
Фотография:
Денис Каминев / RTVI

Алексей Пивоваров

То есть, условно говоря, согласно этой теории Пушкин и пушкинская эпоха, которая стала русским Ренессансом, утыкаются в николаевской России, которая тоже 30 лет тянется — все ходят в мундирах. В общем, она похожа на современную Россию.

Тихон Дзядко

Как бы вы описали ту идеологию, которую хотело продвигать Министерство культуры и другие люди, которые решают, что можно показывать, а что нет. Как можно это описать?

Павел Лунгин

Это совершенно разные организмы. Как ни странно, Министерство культуры хочет, чтобы кино, как во всяком нормальном обществе, зарабатывало деньги. Вот, чего хочет Министерство культуры: оно хочет эффективности. Естественно, они готовы выделять деньги на патриотическое кино, которое будет хвалить и воспевать какие-то идеалы. Честно говоря, я уже перестал понимать, что такое патриотическое, что такое не патриотическое. «Баллада о солдате» — это патриотическое кино?

Алексей Пивоваров

Да, безусловно.

Павел Лунгин

«Судьба человека» — патриотическое? Тяжелое, мрачное.

Генералы просто хотят быть главными, жить, руководить молодежью. Министерство культуры сейчас гораздо более открыто, чем генералы. Вы знаете, я вам скажу, все привыкли ругать Министерство культуры. Его безусловно есть за что ругать, но я не знаю ни одного талантливого молодого режиссера, который был бы сейчас не при работе. Понимаете, во Франции их полно, а у нас, почему-то, они все заняты. Попробуйте найти себе сейчас хорошего художника кино или оператора — все заняты.

Тихон Дзядко

Но был очень громкий случай со скандалом вокруг фильма «Праздник» Алексея Красовского.

Павел Лунгин

Это всегда один и тот же принцип: какой-то безумец манипулирует кем-то и начинает восходить. Это так же, как «Матильда». Цензура снизу — это вообще отвратительная вещь, потому что мы привыкли терпеть цензуру сверху и умеем с ней работать. Я помню моего отца, которому запрещали и «Добро пожаловать», «Агонию», которая лежала на полке восемь лет, а потом выпустили ее. Но цензура снизу — это очень опасно.

Алексей Пивоваров

Вот ваша цитата по поводу цензуры снизу: «Любое маргинальное общество, любой полубезумец из толпы имеет право останавливать спектакль, и это надо останавливать жестко». Что такое «жестко» и как быть со свободой слова в данном случае?

Павел Лунгин

Не знаю, мне кажется, что тут нет свободы слова. Свобода слова — это писать об этом. Вот сейчас придет к нам человек и скажет: «Чего вы тут расселись втроем, вы кто такие? Вы кого представляете?» Где его свобода слова?

Тихон Дзядко

Суть в том, что вы говорите: «Любое маргинальное сообщество, любой полубезумец имеет право кричать, что фильм нельзя выпускать. Это надо останавливать жестко». Они разве не имеют права кричать, что Дзядко и Пивоваров не имеют права разговаривать с Лунгиным?

Павел Лунгин

Кричать об этом — да, а прийти сюда и разбить с удара ноги этот стеклянный столик — не имеют.

Алексей Пивоваров

«Останавливать жестко» — что вы имеете в виду?

Павел Лунгин

Я имею в виду, чтобы полиция была ясная. Мне кажется, что все эти люди всегда ищут какой-то государственный тренд, всегда ищут, чем пахнет, они всегда пытаются предугадать желание власти, веяние власти. Я не верю, что 70% вдруг полюбили Сталина. Что-то им показалось, что много про Сталина говорят, но они никогда в жизни не скажут социологам правду. Эти люди — блюстители нравственности, они обиженные. У нас возникла каста обиженных.

Тихон Дзядко

С оскорбленными чувствами?

Павел Лунгин

Да, целая каста с оскорбленными чувствами как в индийском обществе: есть неприкасаемые, а есть обиженные. И эти «обиженные» раньше молчали. Например, «Девятую роту» они не топтали, а там и пьют, и трахаются, и черт знает что делают, и курят всякие вещества, и вообще.

Алексей Пивоваров

Да, кстати, таких не было. «Девятая рота» — это 2005 год.

Павел Лунгин

Или сейчас, например, мой многострадальный «Остров», никто же не говорил о том, как я изменника делаю почти святым, он же изменник. А сейчас бы обязательно говорили. И вот пришло новое.

Может быть, это от наших законов началось и от обиженных православных. Эта каста обиженных стала возникать, я не знаю откуда это. Если они почувствуют, что Министерство культуры с ними на договоры не идет и что у нас цензуры нет, я думаю, что это само по себе увянет, а если будут снова и снова звать людей и спрашивать: «Скажите, а можно этот фильм показывать или нельзя? А книжку эту можно жечь?»…

Алексей Пивоваров

Никита Михалков, комментируя отмену показа фактически сказал, что «Братство» — это некачественный фильм. Насколько я понимаю, в профессиональной среде не принято так про коллег по цеху говорить, но Никита Сергеевич — особенный человек. Это покоробило вас?

Павел Лунгин

Он больше, чем режиссер. Он наше все. Он больше, чем наше все.

Алексей Пивоваров

Вас покоробили эти слова?

Павел Лунгин

Я удивился, честно говоря. Но я не знаю, не понравился ему фильм… Это смешно немножко, потому что так действительно не принято делать, и это такой моветон. Тем более, что я тут же лягнул его про всем известную «Цитадель». В ней как раз нет никаких клише и так далее. Это он сам, так сказать, подставился. Но вообще жалко. Может быть, он действительно болел и плохо себя чувствовал. Я знаю, что «Дао» хотели показать, но он отменил.

DKM_3530.jpg
Фотография:
Денис Каминев / RTVI

Алексей Пивоваров

А ваш фильм должен был закрывать Московский фестиваль, насколько я помню.

Тихон Дзядко

А как это так вышло, что он не будет закрывать?

Павел Лунгин

Позвонили друзья и сказали: «Слушай, по-моему, Никита Сергеевич…»

Тихон Дзядко

То есть это было его личное решение?

Павел Лунгин

Да, это было его личное решение, потому что они мне позвонили, они посмотрели фильм, они уговаривали. Я никогда не участвовал в Московских фестивалях, я никогда не отсылал туда фильмов, это была их идея.

Тихон Дзядко

Вы несколько лет назад сняли сериал «Родина» — адаптацию сериала «Homeland». В Америке сейчас все ждут восьмого, последнего сезона «Homeland», у нас, насколько я понимаю, вышел только один сезон, второго мы так и не увидели. Почему?

Павел Лунгин

Это был такой юридический казус, потому что первый сезон был сделан по израильскому проекту, а продюсер Тимур Вайнштейн купил права на этот израильский проект еще до американцев, у него была такая потрясающая интуиция.

Потом американцы сделали свой вариант, который сильно отличался от израильского, по-моему, в хорошую сторону. И по договору мы имели право делать все, что вытекало, то есть мы случайно получили право и на американскую схему. Но я сделал только один сезон, потому что американцы это, естественно, остановили, и очень сложно было продолжать.

Алексей Пивоваров

А вам по-прежнему кажется, что это такая универсальная история, которая не чисто российская, не чисто израильская и могла произойти где угодно?

Павел Лунгин

Вы знаете, израильская история совсем не про то. Израильская история про человеческое, психологическое, она про то, как пришли люди, которые отсидели 15 лет. И вот они смотрят как жизнь изменилась: жена еще жена или нет, у нее уже дети, она живет с его братом и так далее. Это скорее о том, что эти люди были никому не нужны, и сами себе не очень нужны. А американцы сделали такую боевую машину.

Когда я переписывал это на русский вариант, я восхищался тем, как это сделано. Это совершенный сериальный продукт, когда в конце каждой серии есть крючок, который в тебя вонзается и не дает тебе выключить его.

Алексей Пивоваров

Но к седьмому сезону все превратилось все в такую «клюкву».

Павел Лунгин

В ужасную «клюкву», третий сезон уже был ужасен.

Алексей Пивоваров

Но они постепенно ухудшались, да.

Павел Лунгин

А знаешь почему? Потому что эта женщина, любимая наша актриса Кэрри Мэдиссон, взяла власть, стала главным продюсером, выгнала рыжего, убила рыжего и диктует сама. Я абсолютно уверен, что в третьем сезоне она сделала страшный переворот, а без такого умного конкурента, талантливого и влюбленного оказалось, что это никому не нужно.

Алексей Пивоваров

А вы смотрите свежие российские сериалы? Вы смотрели «Мылодраму», «Домашний арест» или «Звоните ДиКаприо»?

Павел Лунгин

«Домашний арест» смотрел и «Звоните ДиКаприо» смотрел.

Алексей Пивоваров

Ну и как?

Павел Лунгин

Вы знаете, «Звоните ДиКаприо» мне очень понравился. Мне кажется, что там очень много энергии. Я люблю такую живую камеру, Петров, мне очень понравился. «Домашний арест», конечно, блестящая находка, которая потом уже пробуксовывает и в конце переходит в «Комеди Клаб».

Алексей Пивоваров

Семен Слепаков и является резидентом «Комеди Клаб».

Павел Лунгин

Мне кажется, что это очень лихо, это очень интересно и смешно, свежо. Мне и «Содержанки» Богомолова скорее понравились, хотя они простоваты, все-таки, пронизаны любовью к принципу «сделай мне красиво», но, тем не менее в них есть и драйв, и таланты, я думаю, как бы сделать свой крутой маршрут на таком уровне, чтобы это было интересно.

DKM_3525.jpg
Фотография:
Денис Каминев / RTVI

Алексей Пивоваров

А вы сериал будете делать?

Павел Лунгин

У меня не получается воткнуть это… Все-таки это сага: это 16-18 лет жизни — с 1937 по 1954 года. Как уместить это? Я не знаю.

Тихон Дзядко

А что вы имеете в виду под «сделать интересно»?

Павел Лунгин

Как сделать так, чтобы телевизор не выключался. Потому что ужасно обидно — просто сделать это усилие, опять лезть в эти снега, в тайгу, а потом люди скажут: «Ну да, мы не знали что ли Сталина», и выключат это. Надо, чтобы было очень много сердца и увлекательности.

Алексей Пивоваров

А какой канал это будет, если не секрет?

Павел Лунгин

Это НТВ будет. Я надеюсь, я верю в это.

Алексей Пивоваров

У вас есть уже упомянутый сегодня фильм «Остров», совершенно потрясающий, с Петром Мамоновым. Там показан один типологический человек, который в русской жизни периодически появляется словно юродивый. Кирилл Серебренников снял фильм про другого типологического персонажа, я говорю про фильм «Ученик». Разумеется, там тоже замес на религиозной тематике, но там религиозный фанатик, который то ли действительно фанатик, то ли просто нос по ветру держит. Как вам кажется, вот эти два типажа в русской жизни, они друг другу противоречат, или они друг друга дополняют?

Павел Лунгин

Мне кажется, что противоречат. Мне кажется, что юродивость — это одна из форм проявления любви к сущности, поэтому у меня была такая юродивая нянька. Ее звали Матрена. У нее спрашивала моя подруга: «Мать, скажи, какую чашку взять?» А она говорит: «А, бей все».

Это как элемент крепостного права, это как в «Капитанской дочке»: за заячий тулупчик Савельевича ругал. Когда гости собирались, моя Матрена говорила: «Что, навел всяких зассатых? Корми их теперь и пои», и величественно уходила. Но это была огромная любовь ко мне, я не могу передать вам это чувство.

Запрещение — это инквизиторски ужасные вещи. Наверное, они были и в Союзе русского народа, и во времена Распутина. Это такой русский искус, потому что большевизм — это и есть точно то же самое. Большевизм — это «Товарищ партия, я должна сказать, что мой муж не проявляет до конца преданность делу».

Алексей Пивоваров

Да. Большевики — религиозная секта.

Павел Лунгин

Это не совсем религиозная секта. Это религиозная секта с большим доносительством и с желанием разрушить жизнь другого человека, поэтому юродивые всегда были в России. Юродивые — это принцип реакции общества на абсолютную власть.

Общество выделяет это, как слизь какую-то, как смазку. Я читал где-то у Ключевского, что он определял Московское царство как абсолютную власть, смягченную институтом юродства. Появлялся один с босыми ногами, по снегу шел, кидался в Ивана Грозного кусками сырого мяса и говорил: «Что, не наелся еще человечины?»

Алексей Пивоваров

Или как у Пушкина: «Богородица не велит, грех молиться за царя-ирода».

Павел Лунгин

И почему-то это можно. Это как смазка, которую выделяло забитое и запуганное общество. А те наоборот. Ученики — это опричники, они проводники ужасной идеи абсолютизма. Мне кажется, что на самом деле «ученики» уничтожили юродивых. На юродивых охотились во времена Екатерины, во времена Петра, их вылавливали, ссылали, клеймили и так далее.

Тихон Дзядко

А сегодня больше юродивых или больше учеников?

Павел Лунгин

Я не вижу юродивых что-то, вот Петя Мамонов последний остался, несет в себе это потрясающее зерно.

Алексей Пивоваров

Вы сегодня говорили про Грозного, и у вас есть прекрасный фильм «Царь» с Олегом Янковским, Мамонов там опять же играет царя. Мы все время проводим эту параллель, а у вас не было желания снять фильм про Сталина?

Павел Лунгин

Оновсе время вокруг меня ходит, мне предлагали даже делать фильм про молодого Сталина. Есть такой английский роман Montefiore, который написал Young Stalin.Оновсе время вокруг меня ходит, мне предлагали даже делать фильм про молодого Сталина. Есть такой английский роман Montefiore, который написал Young Stalin.

Алексей Пивоваров

Да, Молодой Сталин

Павел Лунгин

Про время его экспроприаторства, о том, как он жил. Я читал грузинский сценарий, хороший сценарий, но я отказался, потому что он там выступает Робин-Гудом. Я не могу говорить сейчас о Сталине как о Робин-Гуде, потому что это тоже нечестно, мы не понимаем, куда вывела эта кривая его характера, а надо это показать. Надо понять, как это сделать: Сталин не дается. Помните, Кончаловский делал «Ближний круг», все это как-то не до конца получается.

Алексей Пивоваров

А, кстати, вы смотрели «Смерть Сталина»?

Павел Лунгин

Нет, не смотрел. Смешной?

Алексей Пивоваров

Мне очень понравилось.

Павел Лунгин

Может быть, это действительно надо делать языком эксцентрики.

Алексей Пивоваров

Я, кстати, сразу понял, почему его запретили. Там смеются над сакральным. Можно ненавидеть, можно осуждать, можно кидаться проклятиями, но смеяться и тем более ржать — нельзя, это десакрализация власти, и нынешняя власть в России чувствует эту преемственность.

DKM_3540.jpg
Фотография:
Денис Каминев / RTVI

Тихон Дзядко

Вы сказали, что вы думаете, как снять сериал по «Крутому маршруту», чтобы это было интересно. Мы говорили про Дудя и про 10 миллионов просмотров. Как вам кажется, почему такой большой интерес вызвал этот фильм про Колыму? Потому что он говорит на другом языке? Потому что он говорит об этом так, как об этом раньше говорить было не принято?

Павел Лунгин

Видимо да. Он нашел какую-то правильную ноту и правильный язык. Я думаю, что сейчас молодежь реагирует на интонацию. Это не этическое расхождение, а скорее эстетическое: если ты дал правильную ноту и звонок, то это входит. Это знаменитое слово «в меня зашло», оно очень точное. Это значит, что у тебя в коже на этот звук открылась такая дырочка, и туда так зашло и легло.

Дудь умеет заходить, он почувствовал это. Зная эту молодежь, чувствуя ее, он совершенно не чуждается, не чурается ее. Меня так и тянет сказать: «Зачем все эти Marvel?» Но значит есть какой-то романтизм, значит хочется какого-то Шекспира в кукольном театре. У нас есть отношение несколько свысока, это желание просвещать молодежь, не говорить с ней на равных, а просвещать. А он всегда говорит только на равных.

Алексей Пивоваров

В этом фильме, кстати, у него есть прямые воззвания, такие жизненные правила, но это не выглядит морализаторством. У нас остается буквально минута, но мы не можем не задать вам последний вопрос по актуальной тематике. Как режиссер, оцените выход актера Зеленского в президенты Украины. Как вам эта роль?

Павел Лунгин

Конечно, с одной стороны, это удивительная история. Это больше, чем один актер, на самом деле это команда КВН из Кривого Рога: со своими текстовиками, со своими девчонками, со своими музыкантами, со всеми, она взяла эту власть в Украине. Мне кажется, жизнь должна меняться. Если вы помните в Украине и спортсмен стал мэром. Они более живые. Вы знаете, о чем это говорит? Это говорит о том, что мы начали понимать, что украинцы и русские — это разные народы. Я никогда этого не понимал, но сейчас начинаю это понимать.

Алексей Пивоваров

То есть в России не может такого случиться? Семен Слепаков не может стать русским президентом?

Павел Лунгин

Нет.

Тихон Дзядко

А на ваш взгляд, есть какой-нибудь актер в России, который может?

Павел Лунгин

Может быть Дудь через 20 лет.



НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ