Ньюзток
22:13
15 Мая 2018 г.
Путин на КАМАЗе открыл Крымский мост за $3,5 млрд. Фрагмент Ньюзтока RTVI
Поделиться:

Путин на КАМАЗе открыл Крымский мост за $3,5 млрд. Фрагмент Ньюзтока RTVI

/
Фотография:
Сергей Бобылев / ТАСС

Алексей Пивоваров, Екатерина Котрикадзе и Гарри Княгницкий обсуждают в прямом эфире, как Владимир Путин открывал Крымский мост за рулем КАМАЗа, и как на это символическое открытие отреагировали во всем мире.

Гарри Княгницкий: Сквозной информационный эфир на RTVI завершает традиционный Ньюзток. Подводим итоги дня, который проводим в России, Европе и Израиле с главным редактором RTVI Алексеем Пивоваровым…

Алексей Пивоваров: Добрый вечер.

Г.К.: …и директором нью-йоркской редакции RTVI Екатериной Котрикадзе.

Екатерина Котрикадзе: Здравствуйте, коллеги.

Г.К.: Сегодня начнем с Крымского моста. Его открытие состоялось сегодня. Его протяженность — девятнадцать километров. Это самый протяженный мост в России. Один из длиннейших в Европе. Его строила компания «Стройгазмонтаж», принадлежащая Аркадию Ротенбергу. Стоимость работ составила примерно двести тридцать миллиардов рублей. Это более трех с половиной миллиардов долларов.

Открывал мост лично Владимир Путин. Он проехался по нему за рулем КамАЗа. Многие спрашивали, откуда у него права категории С. Оказывается, есть. Как сказал Дмитрий Песков, пресс-секретарь российского президента, такие права у Путина есть уже много лет.

Е.К.: Прекрасно. Напоминает вчерашнее открытие американского посольства, коллеги, в Иерусалиме. Вспомните, мы много и активно это обсуждали, говорили, в том смысле, что для одной страны это — очевидный триумф, а для другой — повод для раздражения, негодования и протестов. И, к счастью, в случае с мостом обошлось без жертв, в отличие от вчерашних событий в Секторе Газа. Но обращает на себя внимание, конечно, то, как Запад фактически не заметил этого очередного пропагандистского триумфа Москвы.

То есть мы отыскали лишь одно заявление еврокомиссара по внешней политике и безопасности Фредерики Могерини. Она сказала привычно, дежурно, что строительство являет собой очередное нарушение суверенитета, территориальной целостности Украины со стороны Российской Федерации, которая незаконно, дескать, аннексировала полуостров. Более масштабных протестов с Запада мы пока не видим. Не было комментариев даже Госдепа. Так что Москва может записать себе в актив, как любят выражаться представители российской власти, фактическое признание того, что Крым — российский.

Но, впрочем, я должна, справедливости ради, отметить, коллеги, что такие СМИ, как, например, CNN, признавая, с одной стороны, этот самый триумф, с другой, пишут, что Крымский мост — это настоящая метафора путинской эры. Я сейчас цитирую CNN. «Это демонстрация физического воссоединения с Крымом, и, вместе с тем, символ изоляции России в эпоху санкций. Ведь экономически мост не менее важен для вновь избранного президента Путина, чем политически».

А.П.: Кать, ну это уже трактовки, согласись. Трактовки могут быть абсолютно противоположные по одному и тому же инфоповоду. Я, кстати, не согласен с тезисом, что имеются аналогии со вчерашним открытием посольства США в Иерусалиме, потому что все-таки смысл открытия посольства действительно исключительно символический, а дальше мы уже можем рассуждать, стоит ли символика нескольких десятков жизней палестинцев.

Но мост — это во всех смыслах фундаментальное сооружение. Очевидно, нынешнему Крыму оно остро необходимо. Смотрите, тебе, Катя, может нравиться политика Путина и сам Путин, может не нравиться. Я тоже не избиратель Владимира Путина. Я постоянно это повторяю. Но мост-то, действительно, хорош. И он, действительно, построен в кратчайшие сроки. И людям, которые живут в Крыму, в первую очередь, и главное, которые там будут жить многие десятилетия спустя, после нас и после нынешней политической ситуации, этот мост сильно облегчит жизнь. То есть, знаешь, у Лароша Фуко была такая максима: «Ваши враги могут быть плохи, могут быть хороши. Ваши враги не могут быть плохи постоянно».

В данном случае мост — это хорошая вещь для людей. Что касается фактического признания, то, что ты упомянула. В общем, я согласен с тем, что Могерини — это такой вот тут уже, действительно, символический текст. В общем, давно известен тезис о том, что Запад готов согласиться на Крым неформально, конечно, не на Донбасс. Поэтому мост в Крым и не вызвал такой серьезной критики, как если бы Россия что-то предпринимала на Донбассе.

Напротив, на следующей неделе, заметьте, в очередной раз откроется питерский форум. В этот раз там анонсирован, кроме, понятно, Владимира Путина, президент Франции Эммануэль Макрон, глава МВФ Кристина Лагард, японский премьер Синдзо Абе, что тоже говорит о том, что проблема российской политики — это отдельно, а мост — это отдельно.

Е.К.: Но все-таки давайте скажем, Алексей, Гарри, что Путин на питерском форуме едва ли будет таким лучезарно счастливым, каким мы его видели сегодня. Надо сказать, что российское гостелевидение научилось, конечно, блестяще отрабатывать такие события по картинке, как мы, телевизионщики, любим выражаться.

Как и недавно в случае с парадом Победы, мы наблюдали съемки с дронов, из-под колес КамАЗов, вообще, со всех возможных точек. Мы видели, что Путин, действительно, празднует победу. Он был, абсолютно очевидно, доволен, что даже совсем не протокольно он пнул в плечо Аркадия Ротенберга, его друга и главного подрядчика стройки моста. Это было, конечно, очевидное счастье и праздник.

А.П.: Да, все обратили внимание, что Ротенберг, который обычно непубличный человек, сегодня очень активно появлялся перед камерами, давал интервью, удостоился дружеского тычка от Путина. Давайте, кстати, посмотрим подробнее на содержательную часть этой картинки, потому что понятно, что в картинках заключен месседж. Потому что она много говорит о том, как новый старый российский президент хочет видеть себя, и хочет, чтобы видели его.

Значит, вот такой Путин, как он сам себя хочет видеть, он, безусловно, свой для рабочего класса. Он умеет водит КамАЗ, у него права категории С, как мы от Гарри и Дмитрия Пескова знаем. Он на короткой ноге не только с другом-миллиардером Ротенбергом, но и с обычными строителями. Хорошо, пусть они там не рядовые, там был начальник стройки. Тем не менее, обратим внимание на важную деталь: кого допустили в кабину КамАЗа поехать вместе с Путиным.

Мы знаем, что доступ к президенту, к любому главе государства строго регламентирован, тут не бывает случайностей. Один — руководитель стройки, как я понимаю, главный прораб Александр Островский. Он явно был запланирован с самого начала в этой кабине. Он там по дороге рассказывал про сваи, про то, как сначала боялись, а потом наловчились. А вот на третье место в кабине, там, по нашим данным, должен был сесть адъютант Путина, проще говоря охранник, как это обычно бывает в таких ситуациях.

Потому что с президентом в закрытом помещении всегда должен быть рядом охранник. И вот, вроде бы, по нашим данным, поскольку охранник бы оказался первым прямо перед камерой, которая была установлена в кабине КамАЗа, вроде бы, сам президент в последний момент поменял сценарий. В кабину посадили зама Островского Дмитрия Кондакова, который точно имел вид, надо сказать, простого работяги. Полдороги он упрямо молчал, как мы видели.

Под конец он тоже стал говорить что-то про сваи. В конце концов, сказал, что у него там родился ребенок. Но мне тоже показалось, что он там не готовился оказаться. Что важно: Путин решил в данной ситуации остаться без охраны, нарочито вместе с народом, по крайней мере в кадре. Но и обратим внимание, последнее, что скажу, на фразу Путина, когда он уже обращался к собравшимся. Он сказал, что этот мост ждали со времен царя-батюшки. Тоже, мне кажется, по Фрейду оговорочка.

Полную версию Ньюзтока смотрите здесь.