Ньюзток
22:39
18 Апреля 2018 г.
Экстренная посадка Боинга после взрыва двигателя. Фрагмент Ньюзтока RTVI
Поделиться:

Экстренная посадка Боинга после взрыва двигателя. Фрагмент Ньюзтока RTVI

Видео
Экстренная посадка Боинга после взрыва двигателя. Фрагмент Ньюзтока RTVI

Алексей Пивоваров, Тихон Дзядко и Екатерина Котрикадзе обсуждают в прямом эфире RTVI блестящие действия командира экипажа Тами Джо Шульц, которая успешно посадила Боинг-737 после взрыва двигателя.


Тихон Дзядко: Без сомнения, заметная новость касается самолета. Весь мир обсуждает блестящие действия Тамми Джо Шульц, которая управляла Боингом-737, который летел из нью-йоркского аэропорта Ла-Гуардия в Даллас. И эта женщина была вынуждена совершить аварийную посадку в Филадельфии после взрыва двигателя, фрагменты которого пробили фюзеляж и иллюминатор в салоне самолета. В результате, к сожалению, один человек погиб.

Екатерина Котрикадзе: Я попрошу обратить внимание, коллеги, сразу, что за штурвалом сидела женщина. Женщина-пилот, в прошлом она служила в ВВС США. И добавлю, что единственная жертва этого инцидента скончалась уже в больнице. То есть ее, ужасная история, высосало в иллюминатор. Пассажиры втащили ее за ноги обратно, но это уже не помогло. И вот у меня сразу же вопрос. Алексей, ты у нас частный пилот, профессионал, в общем профессионально понимаешь, что происходит в таких случаях. Скажи, можно ли назвать пилота Шульц героем в этой ситуации?

Алексей Пивоваров: Настолько же, насколько можно назвать героем врача, который спас больного. Шульц просто — «просто» в кавычки ставлю, особенно выделяю это слово жирным шрифтом — отлично сделала свою работу, и в очередной раз доказала один из главных законов пилотирования, авиации: ваша жизнь зависит от хорошей подготовки и постоянных тренировок. Почему? Потому что пожар и отказ двигателя, и разгерметизация на большой высоте — это ситуации, которые постоянно отрабатываются во всех авиакомпаниях на тренажерах.

К этим ситуациям пилота очень серьезно готовят, готовят всю его профессиональную жизнь. При том, что реальная вероятность такого происшествия на современном самолете крайне мала. Подавляющее большинство современных гражданских пилотов ни с одной из тех критических ситуаций, которые они отрабатывают на тренажере, не встречаются в реальной жизни. Однако, как мы видим, такое все-таки не невозможно. Если описать все, что делает пилот в такой ситуации коротко, то вообще может показаться, что это все практически штатно. Надеть кислородную маску, активировать систему пожаротушения двигателей, немедленно снизиться до высоты три тысячи метров, где можно дышать наружным воздухом.

Это все, конечно, легко звучит, однако в реальности это очень много действий с механизмами, с органами управления, с радиостанцией, с системой флайт-менеджмента в самолете. Это постоянные кросс-проверки со вторым пилотом, с контрольными картами. Не будем забывать, что это не в тренажере, а в настоящем полете. Это все серьезнейший стресс. И то, что Шульц и ее второй пилот сделали все как нужно: не ошиблись, не запаниковали — это результат их отличной подготовки, их командной работы.

И в итоге мы видим, что самолет благополучно приземляется. Героизм ли это? Ну я могу только вспомнить недавнюю катастрофу АН-148 возле российского Домодедово, где пилоты себя повели в точности до наоборот: запаниковали, не понимали в какой ситуации находятся, не знали, что делать. Отвечаю на вопрос про героизм так: в Филадельфии это не героизм, это то, как должно быть. А вот то, что было в Подмосковье — это фатальное разгильдяйство. Причем даже не пилотов, а системы, которая их готовила и допускала к полету.

Т.Д.: Я, знаете, коллеги, сегодня, когда следил за этой историей, было большое количество и фотографий, и видео, и всего прочего, обратил внимание еще вот на что. Помимо всех удивительных, конечно, деталей про действия командира этого самолета, интересно, что пассажиры довольно показательно себя вели во время этого полета. Пока все происходило на борту был Wi-Fi, и люди вели трансляцию.

Один из пассажиров, более того, в прямом эфире рассказывал, что происходит. Говорил, что, это последние минуты его жизни, описывал происходящее. Мы видим, что над ним висит кислородная маска, самолет дрожит, сейчас развалится или упадет. Не развалился, не упал, к счастью. Но, что мы понимаем: что в эпоху соцсетей даже смерть, как многие считают, и тут мы увидели этому подтверждение, как будто бы должна быть зафиксирована камерой телефона. Да.

Е.К.: Ну не все там снимали, коллеги. Некоторые пытались спасти ту самую пассажирку. Известно, что один из пассажиров даже сидел за несколько рядов вдали от этой женщины. В общем, он встал, прибежал и пытался ее вытащить, вытянуть что ли, втянуть обратно. И не смог. Паники на борту, как пишут все пассажиры, не было. Люди следовали инструкции.

Были, конечно, те, кто плакал, но большинство держали себя в руках, пытались помочь остальным. При том, что тряска была. И некоторым казалось, что самолет вот сейчас упадет. Но, если честно, немного я сейчас от себя должна высказаться, если бы я была на этом борту, я бы просто умерла от разрыва сердца, не дожидаясь посадки и не узнала бы о героизме этой прекрасной женщины-пилота.

А.П.: Я думаю, что ты преувеличиваешь. Так многие сказали бы умозрительно. На самом деле адреналин, стресс, …

Е.К.: Я не представляю просто, какой это кошмар.

А.П.: … как показывает опыт подобных ситуаций, пассажиры достаточно управляемо себя ведут. Надо опять же сказать спасибо бортпроводникам, которые явно тоже действовали по инструкции. Все были пристегнуты, все были, как это по-английски называется, brace for impact, заняли необходимую позу при возможной жесткой посадке. Я могу вспомнить только еще одну историю: знаменитую посадку в Гудзон US Airways A320 в 2009 году.

Там тоже все отмечали помимо, действительно, вот тогда героических действий капитана Селинбергера — потому что, в отличие от нынешней ситуации, та была совершенно нигде не прогнозируема, не описана и практически не встречалась: отказ обоих двигателей на взлете — и там тоже все отмечали действия бортпроводников, которые обеспечили эвакуацию и тоже спасли жизни. В общем еще раз повторяю: тренировки, подготовка все решают.

Е.К.: Да, Алеш, я хочу еще раз тебя попросить, пожалуйста, таким, как я, аэрофобам скажи, что должно сойтись несколько, даже множество факторов — ты об этом говорил и в прошлые разы, когда случались всякие инциденты с самолетами — скажи, что должно сойтись множество факторов для того, чтобы самолет упал. Это ведь так?

А.П.: Практически нереально попасть в такую ситуацию подавляющему большинству землян. И есть вполне серьезная статистика, которая говорит, что ваш шанс погибнуть в авиакатастрофе в сотни раз меньше, чем шанс разбиться на машине, когда вы едете в аэропорт. Вот, кстати, эта несчастная погибшая пассажирка — это первая жертва авиакатастрофы на борту американской авиакомпании с две тысячи девятого года. Вот насколько безопасна современная большая гражданская авиация.