Ньюзток
22:45
10 Апреля 2018 г.
ФБР обыскивает офис личного юриста Трампа. Фрагмент Ньюзтока RTVI
Поделиться:

ФБР обыскивает офис личного юриста Трампа. Фрагмент Ньюзтока RTVI

/

Тихон Дзядко, Екатерина Котрикадзе и Дарья Пещикова обсуждают в прямом эфире, зачем сотрудники ФБР проводили обыск в нью-йоркском офисе Майкла Коэна, личного юриста президента США Дональда Трампа, и как это связано со связями президента США с порноактрисой Сторми Дэниелс


Дарья Пещикова: Агенты ФБР провели обыски у личного адвоката президента США Дональда Трампа. При этом в офисе Майкла Коэна изъяли документы. Конечно, Трамп уже все это прокомментировал и назвал действия ФБР позором.

Тихон Дзядко: Не только позором. Утро Дональда Трампа сегодня началось, как водится, с твиттера. Во всяком случае его утро на публике. И началось оно с твита большими буквами: «ОХОТА НА ВЕДЬМ». То есть можно летать на воздушном шаре, можно находиться в безвоздушном пространстве или в другой галактике, но вы откроете твиттер Дональда Трампа, прочитаете там: «ОХОТА НА ВЕДЬМ», и вы поймете, о чем речь. Что же вы довели так своего президента так, Катя?

Екатерина Котрикадзе: Конечно вы поймете. Слушайте, довели мы президента своего. Но он сам, в общем, во многом виноват. Простите уж, дорогие поклонники Дональда Трампа. Просто есть факт связи президента Соединенных Штатов в 2006 году со Сторми Дэниелс, порноактрисой, и это никак не наказуемо абсолютно, и, вообще-то, все имеют право в Америке заводить и прекращать любые связи.

Проблема лишь в том, что адвокат Дональда Трампа заплатил Сторми Дэниелс сто тридцать тысяч долларов, предположительно, за молчание. И сейчас представители Федерального бюро расследований предполагают, что, возможно, эти деньги были взяты из предвыборного бюджета, из бюджета предвыборной кампании Дональда Трампа, тогда еще кандидата от республиканцев. И вот это уже нарушение американского законодательства.

Именно в этой связи, на первый взгляд, сотрудники ФБР явились в квартиру Майкла Коэна, явились в гостиничный номер Майкла Коэна и в его компанию. Изъяли документы, в том числе и финансовые. Что интересно, Тихон и Даша, рекомендации по поводу обыска в этих принадлежащих Майклу Коэну помещениях дал никто иной, как господин Мюллер, спецпрокурор, ведущий расследование по «Рашагейт». Поэтому тут сразу сошлись…

Т.Д.: Мюллер? Спецпрокурор, который ведет расследование по «Рашагейт», Катя?

Е.К.: Да. Совершенно верно. И тут срослись две истории.

Т.Д.: То есть, извини, пожалуйста, здесь во мне просыпается внутренний трампист…

Е.К.: Я надеюсь, что ты шутишь, Тихон.

Т.Д.: …который тебе говорит: «Где порноактриса Сторми Дэниелс и где Роберт Мюллер, спецпрокурор делу о „Рашагейт“»?

Е.К.: Все очень просто, Тихон. Дело в том, что Майкл Коэн…

Т.Д.: Неоднократно мы в эфире, прошу прощения, Катя, нет, я договорю…

Е.К.: Дай мне объяснить, пожалуйста.

Т.Д.: Неоднократно в этом эфире мы, отыскивая в себе внутреннего трамписта, говорили, что всеми правдами и неправдами оппоненты Трампа пытаются докопаться до него. И вот, это наглядный пример того, как через дело о порноактрисе пытаются найти что-то на него.

Е.К.: Давай я объясню. Дело в том, что господин Коэн прямым текстом заявил, что он потратил те самые сто тридцать тысяч долларов и заплатил их этой самой порноактрисе, которая, кстати, рассказала о сексе, например, с Трампом. Совпадает период этих отношений с моментом, когда Мелания Трамп родила Барона Трампа, сына нынешнего президента. Но это такое лирическое отступление.

Если говорить о деле, то, соответственно, проблема в том, Тихон и Даша, что эти сто тридцать тысяч долларов — отдельная история, а другая история — это финансовая документация, которая будет изъята и уже изъята у Майкла Коэна. А это человек, которого Трамп считает ближайшим соратником, членом семьи. Он наиболее близок к Дональду Трампу. И, по всей вероятности, в документах, которые подняло Федеральное Бюро Расследований, возможно, содержится какая-то информация о том, с кем связан Дональд Трамп. Финансировали ли российские олигархи предвыборную кампанию Дональда Трампа или церемонию инаугурации Дональда Трампа, чем Мюллер совсем недавно интересовался.

Т.Д.: Обложили.

Е.К.: И вот тут, конечно, как раз возникает связь с тем самым «Рашагейтом». И тут, конечно, возникают вопросы: а не было ли российского участия? Если оно было, то скорее всего оно содержится в финансовых документах, которые содержались в компьютерах и других устройствах Майкла Коэна.

Д.П.: Мы с тобой, Кать, сегодня обсуждали, что американские, скажем так, мейнстрим-медиа уже в некоторой степени пришли от этого в восторг и пишут, что для Трампа и Белого Дома настали черные времена, все.

Т.Д.: Слушайте, вновь пробуждая в себе внутреннего трамписта, буквально за час до эфира мне пришло push-уведомление на телефон от CNN с громким заголовком: «Трамп не приглашен на свадьбу британского принца Гарри и его невесты, актрисы Меган Маркл». Я думаю: ну дела! Трамп — практически изгой. Но потом, если открыть эту новость, то ты узнаешь, что на самом деле туда никто не приглашен из мировых лидеров. Но CNN, нежно любимый тобой, Катя, преподносит это таким образом, что вот, смотрите, еще одна проблема у Дональда Трампа.

Е.К.: Нет, он совсем мной не любим. Не надо, пожалуйста, меня подозревать в том, чего нет.

Д.П: Как говорится, почему это инфошум, да?

Т.Д.: Именно, да!

Е.К.: Тихон, слушай, Вы хотите сделать вид, что есть белое и черное, а я говорю, что есть оттенки. Вот CNN мне на самом деле вовсе не импонирует. Его позиция в последнее время абсолютно предвзята, и тут нет никаких сомнений. Равно, как и позиция Fox News. Одновременно я должна сказать, что Дональд Трамп сегодня удивил все, не только мейнстрим медиа, но и вообще всех журналистов своей даже чересчур эмоциональной позицией, чересчур эмоциональной реакцией. Даже несмотря на то, что мы к этому привыкли. Он сегодня написал, даже не написал — он сказал в интервью журналистам, что обыски у Коэна — это атака на Соединенные Штаты Америки, атака на страну и атака на все то, что мы поддерживаем, что мы ценим в Америке, дескать. И вот тут, конечно, немножечко странным выглядит поведение президента, поскольку это всего лишь обыски у адвоката. Ну и что?

Т.Д.: Слушай, Катя, уже полтора года этот человек является президентом США. Полтора года он реагирует подобным образом. Он реагирует так все время: ссорится с игроками в американский футбол, с журналистами, с разносчиками пиццы, с кем угодно. Мне кажется, что можно было бы уже к этому привыкнуть и сказать спасибо, что он применяет лишь громкие слова, а не применяет какие-то громкие и шокирующие нас всех дела.

Е.К.: Посмотрим, что он будет говорить или напишет, если его таки позовут на собеседование, как минимум, или дачу показаний к господину Мюллеру. Сейчас спорят о том, будет ли это устная или письменная процедура. Очень важно, чтобы Дональд Трамп как-то утихомирил свои эмоции.