• 17.93
  • 65.31
  • 75.37
  • 6550.15
Ньюзток
22:53
23 Апреля 2018 г.
Минфин США против Дерипаски. Фрагмент Ньюзток RTVI
Поделиться:

Минфин США против Дерипаски. Фрагмент Ньюзток RTVI

Видео
Минфин США против Дерипаски. Фрагмент Ньюзток RTVI

Алексей Пивоваров, Тихон Дзядко и Екатерина Котрикадзе обсуждают в прямом эфире заявление Минфина США о возможном снятии санкции с «Русала» в том случае, если Олег Дерипаска откажется от контроля над компанией


Тихон Дзядко: Сегодня американский Минфин, американское Министерство финансов беспрецедентно вмешалось в дела частной компании. На самом деле это, действительно, вопиющая история. Минфин США объявил, что может снять санкции с компании «Русал», если Олег Дерипаска — это, собственно, основной владелец компании, откажется от контрольного пакета акций и перестанет контролировать эту компанию. То есть по факту американское государство, вообще не особо этого скрывая, прямо давит на компанию.

Алексей Пивоваров: Это отличный кейс, и я бы хотел на этом остановиться и заострить внимание, как принято говорить в бизнес-среде. Можно, конечно, такое давление, тобой, совершенно верно, Тихон, упомянутое, называть указанием дороги к спасению компании. А можно — прямым шантажом. И мне второе определение, в контексте происходящего, ближе. Но важно, что Вашингтон стал более тонко и дифференцированно подходить к санкционным фигурантам. В данном случае к Дерипаске и «Русалу».

Обратим внимание, что сегодня же был на полгода продлен срок, в течение которого все партнеры «Русала» в американской юрисдикции должны прекратить отношения с Дерипаской. Был июнь, а стал октябрь. Это тоже очень важно. А как это вышло? А вот как: «Русал» подал петицию с просьбой исключить его из санкций. А в ответ на время рассмотрения этой петиции, как раз пять месяцев, до октября, с вами, господин Дерипаска, говорит американский Минфин, могут иметь дело.

То есть фактически американцы сегодня подвесили Дерипаску на ниточку. Тут интересная цитата из Мнучина, министра финансов: «”Русал” ощутил влияние санкций США из-за его связи с Олегом Дерипаской.» Связи «Русала» с Дерипаской. Хотя Дерипаска создал эту компанию.

Т.Д.: Собственно, говорим: «Русал», подразумеваем: Дерипаска.

А.П.: «Но правительство США, — говорит далее Мнучин, — не нацеливалось на трудолюбивых людей, которые зависят от “Русала” и его дочерних компаний». Мол мы уже поучили Дерипаску, но, может быть, и хватит. То есть тут уже совсем не работают по списку Forbes, как мы вот с вами смеялись еще в феврале. Это хирургический скальпель, но и абсолютный неприкрытый цинизм.

Екатерина Котрикадзе: Очевидно, вообще, что мы наблюдаем результаты какой-то яростной закулисной дипломатии что ли. То есть мы знаем, что Европа лоббирует смягчение санкций против «Русала». Это такая данность. Лоббирует именно потому, что ЕС зависит от поставок алюминия. В первую очередь Германия, как мы понимаем. И вот интересно, что как раз сегодня в Вашингтоне Эммануэль Макрон, президент Франции… Он незадолго до отъезда в Америку специально летал к Меркель в Берлин, и все американские СМИ об этом пишут, не только американские — западные, что одной из главных тем беседы Макрона и Меркель как раз был этот самый алюминий.

То есть торговля, санкции, смягчение санкций и так далее. То есть мы помним, как совсем недавно Трамп объявил о новых пошлинах на сталь и алюминий. Позже он Европейский Союз из списка государств, для которых вводятся пошлины, временно исключил. За это он от Макрона хочет что-то получить. Но вообще при нынешнем президенте — человеке, который считается главным специалистом, себя считает, в первую очередь, главным специалистом по хорошим сделкам, вы знаете, даже написал книгу «Искусство сделки» — торг всегда уместен.

Дональд Трамп, которого мы упоминаем, Тихон, как ты видишь, готов рассматривать каждое соглашение в отдельности, вести переговоры. Он это любит. Он это делать умеет. И как многие в США думают, Трамп был бы счастлив заниматься именно торговлей, именно торгом что ли, в большей гораздо степени, чем политикой. Вот сейчас интересно, как европейцы и их влияние, их участие отразятся на будущем компании «Русал». Как все сложно.

Т.Д.: Что касается будущего, интересно посмотреть, как будут реагировать рынки на всю эту непростую историю, на этот марлезонский балет, который разворачивается на наших глазах. После введения санкций против «Русала» за эту пару недель алюминий подорожал на треть. После того, как сегодня поступили намеки на отсрочку и на то, что ситуация изменится, цены снизились на десять процентов. То есть понятно, что мы наблюдаем очень сложное движение, предсказать конечную точку которого пока невозможно.

А.П.: Цены на алюминий. А ценные бумаги самого «Русала» обратным образом сначала резко упали, а сегодня резко поднялись. И я, извините, коллеги, стесняюсь даже предположить, сколько можно было заработать на этих горках, если обладать чуть-чуть инсайдерской информацией, которой наверняка обладал американский Минфин. И знаете, не надо только мне говорить, что не было тут никакого инсайда. Принципы, ценности. Ха.

Е.К.: Вообще, я не могу не вставить свое «фи», Алексей, в ответ на твое «ха».

Т.Д.: Какой интересный разговор сегодня.

Е.К.: Потому что в действии двойные стандарты большой политики, когда Крым — Крымом, права человека, международное право, вот это все — своим чередом, а миллионы долларов, бизнес, алюминий — это по расписанию, конечно.

А.П.: Вот, золотые слова.

Т.Д.: Нельзя не отметить, раз уж мы заговорили на тему санкций, как личная выгода, что у Дерипаски оказались заступники лучше, чем у Вексельберга, у которого тяжелые проблемы.

А.П.: Тяжелейшие.

Т.Д.: А за него никто не вступается. Господин Вексельберг, как мы узнали, вложил больше миллиарда долларов в хедж-фонд в Силиконовой долине. Теперь миллиард будет заморожен. Так что, что касается личной выгоды, у господина Вексельберга все очень непросто.

А.П.: Как так получилось? А за Дерипаску попросил министр Силуанов, российский министр финансов. Как попросил, он был в США только что на официальных встречах и попросил разъяснений, вследствие чего сегодня вся эта мизансцена с Мнучиным была разыграна. А за Вексельберга, очевидно, никто не просил.