• 17.18
  • 61.41
  • 72.01
  • 7429.73
Ньюзток
22:17
29 Марта 2018 г.
Ответ Москвы на высылку дипломатов, ненависть Трампа к Amazon и приговор Шакро Молодому. Ньюзток RTVI
Поделиться:

Ответ Москвы на высылку дипломатов, ненависть Трампа к Amazon и приговор Шакро Молодому. Ньюзток RTVI

/

Алексей Пивоваров, Тихон Дзядко и Екатерина Котрикадзе обсуждают в прямом эфире ответные меры Москвы на высылку российских дипломатов, обвинения американского президента Дональда Трампа против компании Amazon и приговор по громкому делу криминального авторитета Шакро Молодого

Тихон Дзядко: Добрый вечер, аудитория RTVI, меня зовут Тихон Дзядко, это сквозной информационный эфир, и традиционно завершаем Ньюзтоком. Обсуждаем главные новости дня с моими коллегами — главный редактор RTVI Алексей Пивоваров, приветствую.

Алексей Пивоваров: Добрый вечер.

Т.Д.: Екатерина Котрикадзе — директор RTVI Нью-Йорк. Через океан, Катя, приветствуем тебя.

Екатерина Котрикадзе: Добрый вечер.

Т.Д.: Итак, буквально два часа назад появились ожидавшиеся многими, можно даже сказать долгожданные ответные меры Москвы на высылку российских дипломатов из западных стран. Напомню, о высылке россиян объявили более 25 государств в знак солидарности с Лондоном по делу Скрипаля. Больше всего выслали США — 60 дипломатов, они также закрыли Генконсульство России в Сиэтле. Москва ответила, по традиции, зеркально: Россия закроет Генконсульство США в Петербурге, выдворит 60 американских дипломатов и ровно такое же количество дипломатов из других стран, что и они выслали россиян. Один к одному, иначе говоря.

А.П.: Да, в общем, такое впечатление, что дипломатический язык в отношении Москвы и Запада, по крайней мере Москвы и Лондона, уходит в прошлое, потому что Лондон уже начал огрызаться на огрызания Москвы, или Москва на Лондон, сложно сказать. В любом случае мы видим, что Борис Джонсон сравнивает дело об отравлении Скрипаля с «Преступлением и наказанием» Достоевского и говорит, что, процитирую: «все уверены по поводу виновного, просто не знают, будет ли он схвачен, или признается». На что Мария Захарова отвечает цитатой из Федора Михайловича, сопровождая это объяснением, что «мы-то его, в отличие от вас, любим» — «Из ста кроликов никогда не составится лошадь, изо ста подозрений никогда не составится доказательства», — и добавляет определение, что это абсолютный тотальный глобальный фейк мирового уровня. 

В общем, это действительно стало напоминать телевизионное ток-шоу «Пусть говорят» или «Время покажет» или те, на которые там Мария Захарова регулярно ходит. Интересно, что пока за словами мы ничего не видим, даже мы сегодня выяснили, что одни дипломаты — высланные — покидают США, но при этом о сокращении общего числа дипломатов речь не идет, то есть на место выехавших дипломатов заедут другие. Это коренное отличие от летней ситуации, только слова.

Е.К.: Совершенно верно, но при этом звучат уже и реальные угрозы. Посол США в России — господин Хантсман — в интервью РБК сегодня заявил, что конфискация зданий закрытых консульств в принципе возможна. Помните, когда консульство в Сан-Франциско летом конфисковали, точнее заморозили права собственности Российской Федерации на территории Сан-Франциско — вот тогда много разговоров было о том, что это экспроприация, фактически, что у Америки нет юридических оснований для того, чтобы так поступать. 

Мы долго выясняли, есть ли такие юридические основания, нашли, что в американском законодательстве есть лазейки. И вот сегодня, как раз, Хантсман подтверждает ту нашу мысль и говорит, что, очень лукавая формулировка, коллеги, существует Венская конвенция, которая «гарантирует неприкосновенность. Ею руководствуются при обсуждении любой ситуации, но также существуют другие соглашения, достигнутые в разное время, которые тем или иным образом касаются вопросов дипломатической собственности, дипломатических объектов. 

Поэтому не стоит строить предположений о том, как будут развиваться события». То есть он, фактически, намекает на то, что собственность Российской Федерации неприкосновенная, казалось бы, может быть конфискована. Ну и я добавлю, что из ООН, коллеги, будут выдворены 12 россиян, они признаны персонами нон-грата. И тоже у Америки по конвенции 1961 года есть такое право, как у принимающей страны, как у страны, на территории которой расположена штаб-квартира Организации Объединенных Наций, так что, видите, юридические лазейки находятся.

Т.Д.: Ну, лазейки лазейками, угрозы звучат и из Великобритании тоже. Правда, это в основном по заявлениям, либо некоей информации, которая публикуется в прессе, со ссылкой, правда, на абсолютно реального человека, а именно на премьер-министра Терезу Мэй. Звучат в последние дни две угрозы: первая касается наших бизнесменов, все граждане России, которые получили долгосрочные визы, так называемые инвесторские, или инвестиционные визы. Нужно заплатить серьезную сумму, чтобы получить право, чтобы проживать на территории острова и заниматься бизнесом. Так вот все эти визы будут проверены на предмет обоснованности предоставления этой самой визы и, соответственно, виды на жительство. 

Вторая угроза заключается в том, что Тереза Мэй готова рассмотреть и возможность закрытия доступа европейских клиринговых организаций к обслуживанию российского госдолга. Пока это, опять же, только слова. Это предложил один из экономистов. Министр иностранных дел Джонсон назвал эту идею «интересной». Теперь мы видим, что ее предлагает рассмотреть и Тереза Мэй. В Москве уже отреагировали настороженно: заместитель министра финансов господин Моисеев сказал, что если такое случится, будет «не очень хорошо».

А.П.: Вообще надо сказать, что за четыре года, прошедших с первых санкций, Россия неплохо подготовилась к отключению SWIFT. По крайней мере экономисты говорят, что эта мера будет менее сокрушительной, чем могла бы быть и была бы пару лет назад. Однако мы понимаем, конечно, что если Запад введет серьезные меры, главная из которых, например, арест российских денег, которые вложены в облигации федеральной резервной системы США — это будет уже совсем другой разговор. 

И тут я вижу, коллеги, некоторым образом порочный круг: чем жестче риторика Москвы в отношении Запада, тем, мы видим это очень ярко, сильнее сплочение избирателя вокруг Владимира Путина. Однако, если продолжать в том же духе, то ни к чему хорошему это, очевидно, не приведет. Потому что ситуация раскачивается, эти резонансные колебания становятся все сильнее и сильнее, в общем, могу процитировать только Алексея Венедиктова — что недооценка нынешнего скандала похожа на первичную недооценку допингового скандала, который случился, мы помним, чуть раньше.

Е.К.: Да, и стоит обратить внимание, что Запад сейчас активно следит за тем, как Россия освещает эту перепалку, коллеги. Тот же упомянутый нами Борис Джонсон сказал сегодня о 24 линиях дезинформации в России. То есть, помимо цитирования Достоевского и демонстрации того, что он знает русскую классику, он еще и говорит о том, что очень внимательно следит за тем, как в России вообще все это освещается, ну и не только он, вероятно, но и другие европейские страны. 

Мы помним, например, как господин Макрон в самом начале своего президентства назвал RT такой «пропагандистской машиной» и сказал, что они не журналисты, а кампания по подтверждению того, что российская пропаганда, действующая и внутри, и снаружи страны не может быть информационным источником, европейцы и американцы следят за тем, как Москва разбрасывает фальшивые следы, как говорят они, естественно. И это доказывает якобы, что подозреваемый виновен, если он пытается запутать какие-то следы. Это вот в контексте истории со Скрипалем, естественно, имеется в виду.

А.П.: Виновен по ассоциации, как часто говорят.

Т.Д.: Знаете, коллеги, я в завершение обсуждения этой темы, задамся неожиданным оригинальным вопросом, чтобы все задались вопросом «а что дальше?» — ответа на этот вопрос нет, не понятно, будут ли серьезные последствия. Сегодня пресс-секретарь президента Дмитрий Песков сказал, что Британия — страна непредсказуемая, и, дескать, бог знает, что вообще будет и чего от нее ждать. С этим трудно поспорить, потому что пока то, что мы видим — в последнее время не основывается на каких-то представленных доказательствах, а меры принимаются, тем не менее, довольно серьезные. 

В Кремле, видимо, готовятся ко всем возможным сценариям. С другой стороны, я бы обратил внимание на то, что, по сути, за исключением закрытия консульств — российского в Сиэтле и американского, в качестве ответа, в Петербурге — пока все это довольно символические шаги. Такие демонстративные, но символические, потому что взамен тех дипломатов, которые высланы, на их место вернутся другие дипломаты. Как было сказано Алексеем, количество не сокращается, поэтому Иванова сменит Петров, а Петрова — Сидоров. С другой стороны, опять же, давайте не забывать, что Юлия Скрипаль — дочь Сергея Скрипаля — пришла в себя, может говорить, ее состояние уже не критическое. Одному богу известно, что она скажет, что она расскажет, и какие после этого будут приняты меры Великобританией и ее союзниками. 

Давайте к следующей теме: акции компании Amazon сегодня упали более, чем на 6% — это, на секундочку, 53 миллиарда долларов за один день. Причина этому, отчасти, конечно, плохая неделя для всех крупнейших компаний США, это последовало после скандала с утечкой персональных данных из Facebook. Но это лишь отчасти. Главная причина кроется в другом — в Дональде Трампе, в его нелюбви к этой компании. В своем твиттере он обрушился на Amazon с обвинениями, в частности, он заявил, что компания не платит достаточное количество налогов, а также получает льготы от американской почты незаслуженно. В Amazon уже пояснили, что действуют по закону, но рынок отреагировал безжалостно. Акции Amazon рухнули на 6%.

Е.К.: Да, Трамп давно уже считает, что Amazon убивает традиционные американские магазины-супермаркеты, поэтому он давно уже предлагал принять специальный закон по налогообложению Amazon. Конечно, с одной стороны, это благородная цель, — в том смысле, что речь идет о монополисте на рынке, мы видим, что Amazon опережает многие другие компании, и я лично вижу по себе и своим коллегам, что мы очень часто получаем коробки с надписью «Amazon». 

При этом источники в Белом доме и вокруг вообще Дональда Трампа говорят, что у президента настоящая одержимость этой компанией. Возможно, он действительно озабочен крахом ритейлера. Но, с другой стороны, мы понимаем, что господин Безос, который владеет Amazon, он же владеет и газетой Washington Post, которую Трамп давно и искренне ненавидит, которую он называет лидером в списке fake news движения, обвиняет ее в том, что они устраивают на него — на Трампа — «охоту на ведьм». 

Конечно же, это эмоциональный выпад президента Трампа, мы к таким уже привыкли, и вся эта ситуация, разумеется, выглядит крайне странно для американцев, поскольку очень редко они встречают ситуации, при которых глава государства обрушивается на какую-то конкретную частную компанию и ставит ей палки в колеса.

А.П.: Какая неожиданность, какая небывалая вещь — вот мы в России к такому не готовы, никогда такого не было. Здесь у нас это не то, что не странно — здесь намного страннее наоборот представить, что компания, неважно, крупная или нет, будет противостоять верховной власти. Мы наблюдали несколько ярких кейсов таких противостояний, я не буду вспоминать 2003 год и дело ЮКОСа, но было много драматических эпизодов. 

Помните, например, несколько лет назад была история, когда на совещание к Путину не явился Игорь Зюзин из компании «Мечел», потому что то ли заболел, то ли уехал. А Путин спросил где он, и, когда ему сказали, что вот он не пришел, он сказал — мы к нему отправим доктора. После этого тоже акции «Мечела» рухнули страшным образом, все гадали, чем это закончится — выздоровел, очень быстро выздоровел. Все закончилось для «Мечела» благополучно, но выводы явно были сделаны всем бизнесом. 

Вообще, это обвинение трамповское, что Amazon ничего не платит в местные бюджеты — что это, как не знаменитая российская социальная ответственность бизнеса перед какими-то местными бюджетами или разовыми акциями, которые устраивают с местными, или федеральными властями. Короче, не зря говорят, что Трамп — политик путинского типа, это видно.

Т.Д.: Это правда, но я бы здесь обратил внимание, что, с другой стороны, действительно, Amazon растет невероятными темпами, действительно вытесняет все остальные виды торговли. Поэтому, можно, конечно, все списывать на эмоциональность Дональда Трампа и проводить конспирологические ниточки между Amazon, Безосом и Washington Post, и говорить, что всему виной Washington Post, который Трампа откровенно мочит, давайте использовать это слово. 

Факт остается фактом: экономически Amazon действует как монополия и становится еще более огромной монополией. В США этого не любят. Мы все не очень знатоки американской экономической истории, но наверняка все мы помним, что Рузвельт в свое время раздробил практически монополию Рокфеллера, поэтому Трамп не сильно отличается от своих предшественников. Не нужно видеть в нем какую-то такую уникальность.

Е.К.: Очень часто, на самом деле, если мы посмотрим на действия Дональда Трампа, то мы увидим, что внешне в целом ряде случаев, ряде решений президента США, можно найти какую-то рациональную часть, рациональное обоснование, некое зерно. Просто каждая попытка немножечко «покопать» и взглянуть на ситуацию в общем дает нам основание для разного рода подозрений. И тут дело не в том, что мы любим или не любим Трампа, а в том, что так происходит: мы пытаемся «копать» и мы видим, что есть какие-то очевидные противоречия в решениях, которые он принимает. 

Например, понятно, что монополизация рынка — это не хорошо, понятно, что в Америке всегда с этим боролись, понятно, что Amazon не просто растет и развивается. Недавно целые города даже участвовали в конкурсе, где будет находиться второе большое представительство Amazon, поскольку это влияет на экономическое развитие целого города. С другой стороны, очевидно, что в попытках «задавить» богатых и неприятных ему лично бизнесменов Трамп пытается преуспеть. Почему вот он на Facebook не давит? Он ведь тоже монополист, это тоже миллиарды долларов, но с ним у Трампа проблем нет, а с Amazon есть.

А.П.: Кать, твоя готовность видеть непоследовательность и неадекватность Трампа во всех случаях, когда давно известно, на самом деле, я бы не сильно переживал так на месте тех, на кого Трамп так — использую просторечное слово — «наскакивает», потому что, опять же, если бы дело происходило в России, то конечно, сейчас бы на этом этапе бизнесу можно было бы посоветовать только поскорее объявлять капитуляцию и срочно выезжать в Лондон, причем через Мексику, пока стены нет. 

Но, поскольку дело происходит в США, где, как говорили в советские годы, «Белый дом — заложник крупного капитала», то очевидно, что Безосу опасаться совершенно нечего. Потому что, во-первых, его поддержат все либералы, такие как ты, Катя, потому что ваш офис завален коробочками от Amazon, ну и потому что Amazon «too big to fail» (слишком крупная, чтобы провалиться — прим.) — это самая большая компания после Apple, как мы знаем.

Е.К.: Это правда. Соглашусь, что здесь господин Безос победит, если начнется этап открытой схватки между Трампом и большим предпринимателем. Обратите внимание, что в администрации Трампа есть проблема со стабильностью. Точнее, с нестабильностью. Мы видим, что многие опытные, именитые дипломаты, чиновники, политики туда не идут работать. Понимают, что это не долгосрочная история. 

Скорее, Безос — стабильная единица в американской жизни. Скорее, Безос — это надолго, а Трамп скорее нет. Кстати, сегодня CNN опубликовал очередной опрос общественного мнения. CNN — это очень либеральный источник информации и понятно, что там могут быть не совсем точные данные. По данным CNN большинство американцев не считают, что Трампа в 2020 году переизберут. А Безос останется.

Т.Д.: Коллеги, давайте от традиционного бизнеса перейдем к не слишком традиционному бизнесу. К другой теме. Суд в Москве вынес приговор по громкому делу криминального авторитета Захария Калашова, более известного по кличке Шакро Молодой. Интересно, как кличка криминального авторитета становится известной всей стране. Он получил девять лет и десять месяцев колонии по обвинению в вымогательстве. По версии следствия, Калашов требовал многомиллионную взятку от владелицы ресторана Москвы. Конфликт закончился перестрелкой. Там были два погибших. 11 сообщников Калашова получили от семи до девяти лет.

А.П.: Эта история прекрасна сама по себе, но тут обязательно нужно напоминать контекст — он еще более прекрасен. Стрельба на Рочдельской, у модного корейского ресторана Elements, который уже закрылся с тех пор. У нас был офис рядом, мы туда ходили. Но после той истории туда мало кто ходил. 

С одной стороны, прекрасная история про нравы. С одной стороны, владелица ресторана, люди приезжают урегулировать ее спор с дизайнером. Как говорят адвокаты — легитимно. С другой стороны дизайнер. Приезжают люди от Шакро Молодого. В результате проливается кровь. Потом летят многие головы в Следственном комитете, потому что к делу подключаются ФСБ. Обвинены очень многие серьезные чины в том, что они прикрывают одну из сторон конфликта, речь о Шакро Молодом. 

В общем, это ярчайший эпизод. Я пропускаю много промежуточных деталей. Но, в общем, это ярчайший эпизод, как говорят специалисты: «противостояние ФСБ и следственного комитета». Как скажут более отстраненные наблюдатели, например я: «Картина московских нравов десятых годов XXI века».

Т.Д.: Вовсе не лихие 90-е.

Е.К.: Я тут задумалась, что могу по этому поводу сказать, поняла, что сказать могу очень мало. Поскольку в криминальной хронике я не сильна. Но зато я разбираюсь в том, что Шакро Молодой для грузин — фигура не менее культовая, чем для россиян, поскольку мы росли с эти именем. Я его помню с детства, он тбилисский вор в законе. И таких у нас было рекордное количество. Грузия было той самой страной, которая стабильно снабжала Россию и другие страны ворами в законе. Испанию, например. У нас их было много. 

Интересно, что при Саакашвили, начиная с 2003 года, из них из всех вытрясли все возможные деньги. Заставили отказаться от статуса вора в законе, что просто катастрофа и конец карьеры для многих. А кто-то был выслан в Европу, кто-то уехал в Россию, оставив деньги. А вот Шакро — один из тех, кто успел уехать из Грузии и обосноваться в России — по-моему, в середине 90-х годов. И видите, сколько дел натворил. Сейчас снова сел, но ему не привыкать. Он много-много лет отсидел, коллеги.

Т.Д.: Знаете, я все это время читал на сайте наших коллег из «Медиазоны» сообщения с этого процесса — они все время очень пристально за ним следят, как и за другими процессами, и, конечно, очень много о нравах, как Алексей сказал, узнаешь. Что-то о нравах мы узнали и сегодня, во время вынесения приговора. 

Повторюсь сразу, чтобы ни у кого не было сомнений — я, конечно, не специалист по «воровскому миру», как и Екатерина Котрикадзе, как и Алексей — мы все открестились от этого в прямом эфире. Но тут, конечно, показательно очень, как себя повел этот Шакро Молодой. Он не слишком внимательно слушал приговор, демонстративно обсуждал другие тему, в частности трагедию в Кемерове и, как в некоторых телеграм-каналах сегодня писали, спокойно услышав цифры, вор в законе спокойно продолжил обсуждать с друзьями трагедию в Кемерове. Слышны были слова: «Как же жалко детей, все под богом ходим». Вот такая деталь.

А.П.: Ну, конечно, мы же понимаем, что он не зря вор в законе, ему и по ту сторону решетки будет обеспечен максимальный воровской закон. Ни для кого не секрет, как воры в российских тюрьмах себя чувствуют. Ну и последний эпизод, так уж самый яркий, возможно. Уже появилась информация, что, в связи с вынужденным отбытием из города Шакро, нужно выбрать нового «воровского короля», и чтобы не подвергать себя излишнему риску, выбирать его будут, вы будете смеяться, по телеграму. Как раз сегодня телеграм полдня лежал. Совпадение? Не думаю. Шутка.

Т.Д.: Давайте на этой ноте будем завершать Ньюзток. Благодарю моих коллег — Алексей Пивоваров, главный редактор RTVI, Екатерина Котрикадзе, директор RTVI Нью-Йорк, меня зовут Тихон Дзядко.