Ньюзток
22:04
18 Июня 2018 г.
Пенсионная реформа, скандал с детьми мигрантов в США и первый гей-брак в королевской семье. Ньюзток RTVI
Поделиться:

Пенсионная реформа, скандал с детьми мигрантов в США и первый гей-брак в королевской семье. Ньюзток RTVI

Видео
Пенсионная реформа, скандал с детьми мигрантов в США и первый гей-брак в королевской семье. Ньюзток RTVI


Тихон Дзядко, Екатерина Котрикадзе и Алексей Пивоваров обсуждают в прямом эфире:

  • Почему в России решили повысить пенсионный возраст
  • Проблемы политики «нулевой терпимости» и кто несет ответственность за разъединение детей мигрантов и их родителей
  • Как менялось отношение королевской семьи к гомосексуальности 

Тихон Дзядко: Я еще раз приветствую аудиторию RTVI. Сквозной информационный эфир по традиции завершает Ньюзток. Подводим итоги этого дня. В московской студии Тихон Дзядко. А в Нью-Йоркской, где буквально через полчаса стартует свой сквозной информационный эфир, Екатерина Котрикадзе, директор RTVI Нью-Йорк, и Алексей Пивоваров, главный редактор RTVI. Приветствую, коллеги.

Екатерина Котрикадзе: Привет, Тихон.

Алексей Пивоваров: Добрый вечер.

Т.Д.: Давайте, не откладывая в долгий ящик, начнем обсуждать главные темы сегодняшнего дня. Главная тема в России — это, несомненно, дискуссия вокруг пенсионного возраста. Более полутора миллионов подписей собрано на сайте www.change.org с требованием не проводить пенсионную реформу, которая была объявлена на минувшей неделе, и в соответствии с которой предполагается увеличить пенсионный возраст соответственно для мужчин до шестидесяти пяти лет, для женщин до шестидесяти трех. Реформа, как заявил Дмитрий Медведев, российский премьер, начнется с девятнадцатого года и будет проходить поэтапно.

А.П.: Можно я сразу скажу, что я думаю? Во-первых, очень хорошо, что люди пишут петиции на сайте www.change.org. Дай бог, чтобы как можно больше людей в это вовлеклось. Потому что любые формы общественной активности по общественно значимым вопросам очень важны для современной России, где с этим большие проблемы.

Но, если говорить конкретно о решении о повышении пенсионного возраста, на мой взгляд, это решение, извините меня, кто не согласен, это правильное решение. Потому что, во-первых, при существующей в России системе, — Россия, вспомним, небогатое государство с высоким уровнем коррупции, с большими амбициозными проектами, ведущее войны далеко за пределами своих границ или компании по поддержанию мира, — государство не может платить своим гражданам ренту, ведь пенсия и есть рента, начиная с того возраста, который обозначен сейчас.

Говорить о том, что государство будет это делать, брать на себя эти обязательства — это, на самом деле, запрограммированная нищета, это запрограммированное обвинения государства в обмане. И вот у меня есть по этому поводу важная мысль, коллеги.

Раз граждане не возражают против уровня коррупции в своем государстве, против уровня своей гражданской вовлеченности в принятии тех или иных решений, касающихся их жизни, не возражают, а поддерживают те амбициозные внешние проекты, которые государство ведет, не важно в Украине или в Сирии, тогда граждане, безусловно, должны принять и эти изменения.

Это и их, граждан, ответственность. Нет никакого мифического государства где-то там наверху. Есть граждане. Тем более, нынешних пенсионеров, я хочу напомнить, это не коснется, потому что срок изменений: все должно произойти за десять лет в три этапа.

Е.К.: Да. Я, Алексей, с тобой соглашусь, но, если можно, только в той части, где ты говоришь о том, что граждане несут ответственность за те или иные амбициозные проекты, назовем это мягко, государства, когда граждане несут ответственность за те или иные мероприятия, касающиеся, например, Украины, Донбасса или Сирии, как ты уже, Алексей, упомянул.

Так вот, конечно, граждане должны за это нести ответственность и понимать, чем это им грозит. Каждому из них. Но вот вопрос: почему это опять принимается без обсуждения с народом? Непонятно. Очень многие сейчас пишут в социальных сетях, что надо было устроить референдум на тему повышения пенсионного возраста.

Не знаю, референдум или как-то иначе, но надо было все-таки устроить общественную дискуссию. Так это обычно работает в других странах, в других цивилизованных странах западного типа. И вот еще поразительный цинизм администрации президента, мне кажется, когда пресс-секретарь президента Путина Дмитрий Песков говорит, что за пенсионную реформу, в общем, несет ответственность не президент, а правительство.

А президент, дескать, такой весь в белом. Причем давно общее место — тот факт, что правительство России все-таки отвечает за что-либо ровно настолько, насколько этого хочет глава государства. Поэтому вся ситуация с пенсиями, которая просто заполонила наши ленты в фейсбуке и других социальных сетях, она, в общем, мне кажется, конечно, неоднозначна.

Я в этом согласна с Алексеем, естественно. Но не хватает информации, не хватает общественной дискуссии, разговора. А как лучше было сделать? Как сделать так, чтобы и тем было хорошо и этим?

Т.Д.: Я бы здесь, если позволишь, Катя, зацепился бы за слово «цинизм», которое ты сказала. Мне кажется, это не цинизм, а удачный и часто используемый политтехнологический ход. Президент в таких чувствительных темах высказывается, когда есть уверенность, каким образом высказываться. Тем более, через газету «Ведомости» мы сегодня узнали, что, по некоторым данным, разрабатывается вариант, при котором это решение может быть изменено.

Иначе говоря, будут тестировать, замерять среднюю температуру по больнице, проверять почву, узнавать степень уличного недовольства, что будет оставлять возможность отыграть назад. Поэтому власть таким образом, в каком-то смысле, на мой взгляд, дает еще раз понять, что ценит мнение народа только в одном случае: когда этот народ оказывается на площади, а не на сайте www.change.org.

А.П.: Да, но мы помним, что предыдущий большой кейс — это были протесты еще в двухтысячных против монетизации льгот, когда, действительно, отыграли назад. Сейчас, я с тобой, Тихон, согласен. Идет какое-то такое же наблюдение. Но я все-таки еще раз призываю посмотреть на экономические причины этого решения. Почему оно принимается?

Значит, я напомню, что из зарплаты каждый гражданин России сейчас платит двадцать два процента в пенсионный фонд. Как правило, это делает работодатель, и для гражданина это проходит практически незаметно. Из этих двадцати двух процентов шестнадцать — это так называемая страховая пенсия. Это что-то типа общего котла. Туда все сбрасываются и потом распределяются по всем пенсионерам.

А шесть процентов — это так называемая накопительная часть. Она зависит от ваших доходов, от того, сколько вы хотите внести на пенсию. И вот, кстати, если многие из наших зрителей за пределами России этого, наверное, не знают, уже не первый год эта накопительная часть пенсии подвергается так называемой заморозке, когда государство, в общем, просто использует эти деньги на личные нужды, обещая когда-нибудь отдать.

В общем, называя вещи своими именами, это принудительный займ. Еще десять лет назад, когда такая система только разрабатывалась, было понятно, что накопительную часть государство не потянет, скорее всего, при имеющемся уровне экономического развития, ВВП, при имеющих амбициях государства. Потому что есть объективные причины. Население России стареет из-за того, что в демографическом смысле девяностые были большим провалом, ямой.

Количество трудоспособного населения сокращается. Пенсионеров все больше. Пенсионный фонд постоянно находится в дефиците, мы про это знаем. Единственное, что может помочь в такой ситуации — снять с довольствия, извините за откровенность, некоторое число пенсионеров. Что сейчас и делается. Это, к сожалению, единственный путь в нынешних обстоятельствах.

Е.К.: Да, поскольку мы все-таки международный телеканал, нас в телеэфире, как мы понимаем, смотрят, в основном, не в России, подчеркиваю: в телеэфире — не в России, то давайте сравним ситуацию с другими странами, коллеги. Пенсионный возраст в большинстве государств наступает не раньше шестидесяти лет.

В США, например, пенсионный возраст рассчитывается по году рождения. Здесь это работает именно так. Например, рожденные в тысяча девятьсот шестидесятом году и позже уходят на пенсию в шестьдесят семь лет. Просто важно понимать, что это очень разные страны: Америка и Россия. Такая система здесь в принципе многих устраивает.

Вот еще что хочу сказать: средняя пенсия в Штатах составляет семьсот долларов. По меркам России это звучит, конечно, очень круто, на это можно было бы прожить в Российской Федерации. Насколько я понимаю, это в районе сорока тысяч рублей. Таких пенсий в России нет. Но все-таки надо понимать, что здесь эта сумма, семьсот долларов, настоящие копейки.

Я это говорю, абсолютно не преувеличивая, поскольку на семьсот долларов прожить, например, в Нью-Йорке просто невозможно ни при каких обстоятельствах. С другой стороны, надо понимать, что в Америке система накопительной пенсии, той самой, о которой говорил Алексей, работает безупречно. То есть ты не обязан ей следовать. Но если следуешь, то обеспечиваешь себе безбедную старость.

Мы видим счастливых американских пенсионеров, путешествующих по миру. Это происходит ровно потому, что в молодом возрасте, когда они работали, зарабатывали деньги, они сознательно по собственному желанию, согласовывая это с работодателем, отчисляли некую сумму себе в пенсионный фонд, обеспечивая себе, в общем, очень даже счастливую возможность путешествовать…

А.П.: Безбедную старость.

Е.К.: … и быть вполне успешными в старости.

Т.Д.: Я абсолютно не так погружен в практику пенсионных систем других стран, но, насколько я понимаю, нечто похожее работает во многих европейских странах, не считая самых богатых. В какой-нибудь Норвегии, если я правильно понимаю, речь идет о том, что обязательная пенсия почти равна последней зарплате.

А.П.: Именно так. Кстати, в Люксембурге тоже пенсия — это примерно восемьдесят процентов последней зарплаты. Это закон. Причем это всеобщий закон. То есть мы видим на примере богатых стран Европы, которые ты, Тихон упомянул, что там, действительно, царит социализм. Не в пример Соединенным Штатам, где нужно самому заботиться о своей пенсии.

Так вот, если возвращаться к России, что можно предъявить в качестве, по большому счету, единственной претензии государству? Что за эти годы не был создан устойчивый постоянный экономический рост, который бы дал возможность сохранить вот эту накопительную добровольную часть пенсии.

Я напомню, я уже про это говорил, что этот гигантизм во внешних и внутренних проектах, в глобальных проектах, включая военные, он, конечно, лежит тяжким бременем на бюджете. В России очень многие склонны забывать, что бюджет — это не абстрактные цифры где-то там по телевизору, а лично ваш кошелек.

И сейчас, на самом деле, даже не повышение пенсионного возраста будет очень сильно заметно большинству граждан России, а повышение НДС, которое сейчас тоже происходит, потому что повышение НДС автоматически тянет за собой повышение цен примерно на все.

Я, кстати, тоже считаю, что это правильно решение, потому что в конечном итоге все это позволит гражданам через свой кошелек вспомнить о своей собственной ответственности за решения, принимаемые государством, и о том, следует ли принимать участие и какое в решениях, которые принимает государство, в первую очередь, в ходе выборов.

Т.Д.: Я со многим не соглашусь. Просто я еще отмечу, что есть еще одна проблема. Это огромное количество льготников. В частности, силовиков, с которыми государство ничего не может, или же, опираясь на них, будем откровенны, не хочет делать. Поскольку это очень важная часть российского населения. Что ж, коллеги, давайте от пенсии перейдем к другой теме, на это раз американской.

Все больше людей требуют прекратить практику разлучения детей нелегальных иммигрантов с родителями. В результате этой практики в специальные центры на время разбирательства были направлены уже около двух тысяч детей. Недовольство настолько широкое, что против политики администрации Дональда Трампа выступила его собственная супруга Мелания Трамп.

Е.К.: Да. Мне кажется, Тихон, у тебя заниженные цифры, скажу я тебе честно. Поскольку у нас тут сообщают едва ли не о десятках тысяч случаев, когда происходит довольно чудовищное разделение семей. Смотрите, в чем тут, в общем, дело. Дональд Трамп, когда он избирался на пост президента, он, в общем, педалировал эту тему.

И во многом именно она сыграла ему на руку во многом благодаря истории с тем, что он не хотел принимать нелегальных эмигрантов, а хотел их немедленно выгонять из страны. Не хотел им предоставлять никаких возможностей для работы или убежища в Америке. Это сыграло ему на руку. За это голосовали американцы.

После этого все это время, пока Дональд Трамп пребывает в Овальном кабинете, он играет на нежелании американцев принимать чужаков у себя в стране, поскольку чужаков в Америке теперь, в эпоху терроризма, боятся. Но мне кажется, коллеги, что это ровно тот случай, когда президент Трамп перегнул палку.

Поскольку, когда мы наблюдаем эту совершенно дикую картину, совершенно нехарактерную для Америки и ее ценностей, когда мы видим, как у матери отнимают ребенка — это все, естественно происходит душераздирающе: ребенок плачет, мать плачет, мать отправляют в суд, ребенка отправляют в убежище, после этого мать депортируют в какую-нибудь там свою страну: Мексика, Гондурас или что-то еще — а ребенок остается здесь и плачет, и думает, что его мама бросила, — то у американского общества, не важно, консерваторов или демократов, возникает одна и та же реакция.

Что это нельзя допускать, поскольку это уже наступление на человеческие чувства, на эмпатию, на умение сочувствовать. Это ровно то, чем цивилизованное государство западного типа отличается от какой-то дикой тоталитарной жуткой маленькой орды.

А.П.: От татаро-монгол.

Е.К.: Именно эта история, мне кажется, — именно тот случай, когда, Леша, мне, по крайней мере, так видится сейчас — я читаю много прессы, в том числе консервативной — когда консерваторы и демократы соглашаются.

Да, конечно, надо как-то контролировать иммиграцию, в том числе нелегальную, но вот это просто нельзя было допустить ни в коем случае. И да, Мелания Трамп, Лора Буш, Билл Клинтон и многие другие известные люди сейчас просто требуют, не говоря уже о том, что просят, каким-то образом эту практику прекратить.

А.П.: Как всегда, Катя, согласен с твоим гуманитарным порывом и, как это правильно сказать, степенью твоей эмпатии. Говорю совершенно искренне, почти без иронии.

Е.К.: Почти — ключевое слово.

А.П.: Но все-таки давайте, я традиционно призываю всех вернуться на циничную политическую землю, давайте вспомним, коллеги, что дети — это, вообще, любимый инструмент любого современного пиара. Несчастные рыдающие дети. И эта история именно потому так и раздувается сейчас противниками Трампа, мейнстрим медиа.

Действительно, процедура недодумана, я с этим согласен. Но она сильно раздута. Посмотрите, эти картинки мне напомнили то, что часто происходит, например, в Сирии. Когда после какого-то серьезного инцидента, первое, что мы обязательно видим — это появляются видеозаписи рыдающих детей, раненных детей. Иногда оказывается, что это фейки, иногда нет. Но ладно.

Похожая история, с точки зрения пиара. Конечно, условия содержания детей, конечно, сама процедура недодумана. Условия содержания не самые лучшие. Хотя не запредельно плохие. Но что главное я хочу сказать: ответственность за ситуацию, в которую попадают эти несчастные ни в чем неповинные дети попадают, несут в конечном итоге родители этих детей. Не Трамп.

Не Трамп принимает решение взять ребенка и идти на заведомо незаконные действия, незаконно пересекать американскую границу, подвергая себя и ребенка всем этим рискам, которые следуют за незаконными действиями. Эти взрослые люди сознательно идут на риск, сознательно берут с собой детей. И давайте спросим с тех, кто принимает эти решения. Сами-то нелегалы — они же не дети. Они отдают себе отчет в том, что делают.

Е.К.: Это все звучит очень логично, когда Алексей так рассуждает, но мне кажется, что история про то, что надо следовать букве закона, и нелегалы должны брать на себя ответственность, она рушится ровно в ту секунду, когда, например, мы видим хотя бы один пример из жизни. И вот сегодня я, например, читала про женщину — скажу коротко — которая жила в Гондурасе.

Одинокая мать. Помимо того, что там не было работы, денег, и, вообще, они еле-еле выживали вдвоем со своим ребенком, там еще и высокий уровень криминала. Одинокую мать часто преследуют всякого рода группировки, какие-то криминальные элементы и так далее. Так вот она убежала от этого в Америку.

В Техасе у нее отняли ребенка и посадили в центр временного содержания. А сама эта женщина была немедленно депортирована в Гондурас. Когда ее уводили, когда ее сажали на рейс, и эта женщина плакала, то американская представительница властей, которая вела нашу героиню, тоже плакала вместе с ней.

Очень многие правозащитники сейчас говорят: конкретно этот случай и многие другие должны рассматриваться намного более пристально. Не говоря уже о том, что рассматриваться они должны не по-отдельности: мать и ее дело отдельно, а ребенок и его дело отдельно, а, разумеется, вместе. Потому что это просто нарушение всех представлений о гуманности, подаренные нам цивилизацией за последние две тысячи лет.

А.П.: Давайте всем из Гондураса разрешим приехать в Америку.

Т.Д.: Коллеги, я позволю себе на секунду прервать ваш эмоциональный диспут, сделать два шага назад. Если я правильно понимаю, вообще, эта новая процедура, эта практика, о которой мы сейчас говорим — это ровно то, что называется «политика нулевой толерантности».

Если раньше в лагерь для беженцев отправляли всех, долго разбирались, выясняли, почему и откуда бежали, с чем это было связано и так далее, но так или иначе родители оставались с детьми, то теперь действует иная система, которая заключается в том, что родителей, как эту самую женщину из Гондураса, быстро депортируют по ускоренной процедуре обратно в тот же самый Гондурас, где ее ждет непонятно что, или не ждет непонятно что, в зависимости от ситуации.

С детьми же идут по иной процедуре. И именно поэтому они оказываются в разных положениях и разных местах. И таких оторванных от родителей детей — тысячи. Не буду сейчас повторять цифры, чтобы не запутаться и не сказать заниженные или завышенные, но речь идет не о десятках и не о сотнях детей. Речь идет о тысячах детей.

А.П.: Как видите, я вот, например, сейчас нахожусь в Америке. Я могу сказать, что, действительно, скандал в прессе — огромный. Та эмоциональность, с которой сейчас выступала Екатерина, тоже не уникальна. И поэтому у меня нет сомнений, что в этой великой стране, где власти всегда очень и быстро прислушиваются к прессе и общественному возмущению, …

Е.К.: И это хорошо.

А.П.: …от этой нулевой толерантности сейчас очень быстро откажутся и как-то скорректируют систему депортации. По крайней мере, не будут, действительно, так прилюдно разделять детей и родителей. И это большой плюс Америки, что она умеет быстро реагировать на такие сложные ситуации. Потому что мы видим, что, например, в России с другой сложной ситуацией, которую мы уже обсудили, все это займет, явно, намного дольше. А это нехорошо.

Е.К.: Да. И именно поэтому мы в нашем эфире сейчас обсуждаем эту ситуацию и эту проблему. Ведь мы понимаем, что наши американские зрители, граждане Соединенных Штатов, нам важно понимать и важно знать мнение каждого из вас.

А.П.: Прекратите пропаганду. Екатерина, ну что ж такое.

Е.К.: Мы знаем, что есть два мнения.

А.П.: «Голосуйте за демократическую партию» тебе осталось добавить.

Е.К.: Мы сейчас запустим американское вещание. Мы этой теме посвятим довольно много эфирного времени, и, конечно, позволим высказаться всем тем, кому есть что сказать, и тем, кто обладает экспертной оценкой.

А.П.: Не только тем, кто против.

Е.К.: Разумеется, не только тем, кто против, но и тем, кто поддерживает политику президента Трампа. «Гнать в шею всех этих понаехавших».

Т.Д.: Смотрите, коллеги, остается всего несколько минут у нас до конца. Есть еще одна тема, которая почти незаметно, во всяком случае, для российских и русскоязычных СМИ прошла сегодня. А это, по сути, революция. Революция в королевской семье Великобритании.

В королевской семье этим летом сыграют первую в истории гей-свадьбу. Троюродный брат королевы Елизаветы Второй, к слову, прямой потомок русского поэта Александра Пушкина, лорд Ивар Маунтбеттен, оформит свои отношения со своим избранником. К слову, оформит их в присутствии бывшей жены. Вот так.

А.П.: Я традиционно в нашем эфире отстаиваю консервативную точку зрения, и вполне искренне в большинстве случаев. Поэтому я сейчас буду очень осторожен в высказываниях. Мы как либеральная телекомпания безусловно за права человека, за права сексуальных меньшинств. It goes without saying, как говорят здесь в США.

Но также, как в случае с гей-браками и Католической церковью или Русской православной церковью, которых многие критикуют, все-таки есть институты, которые стоят на страже традиционных ценностей. И для очень большого количества людей эти традиционные важны, потому что они связывают их с прошлым, с предками, с традициями в высоком смысле этого слова.

Традиция — это как раз синоним понятия «английская монархия», на мой взгляд. Ведь монархия, тем более английская — это важнейший институт, как бы это сказать, понятно, что стабильность в Великобритании существовала бы и без монархии, но это важнейший инструмент самоидентификации, соотнесения себя с корнями.

Все могут жить с любыми людьми, но зачем делать из этого официальный кейс? Единственное, что могу сказать: конечно, им в королевской семье виднее. Я тут совершенно не голубых кровей человек во всех смыслах. Как раз это тот редкий случай, когда, действительно, решает сама королевская семья, а не правительство, церемониально согласовывая свои действия с короной.

Е.К.: Как обычно, выступлю либералом-либералом. Слушайте, мне просто в голову пришла история, которая, естественно, мне кажется, пришла всем, кто смотрел сериал «Корона», вышедший относительно недавно.

А.П.: Неоднократно уже цитировавшийся.

А.П.: Совершенно верно. И, конечно, меня поражает, насколько там все было плохо и сложно, и насколько они были в плену этих своих традиций, корней и попыток самоидентификации. Насколько они были в плену английской церкви, которая довлела над монархией, над короной.

Тот факт, что во многом благодаря Елизавете и благодаря скандалам, которые ее преследовали, Англия все-таки сбросила с себя эти оковы, во много сбросила, сохранив важные традиции, но избавившись от просто каких-то человеконенавистнических догматов, скажем так, сыграл только на руку королевской семье.

Это сыграло только на руку Англии. И тот факт, что сейчас этот человек, который вступит в брак, — он не покончит с собой и не сломает свою жизнь, как была сломана жизнь сестры королевы, Маргарет, — это, мне кажется, очень хорошая новость. Поэтому я всем желаю счастья. Пожалуйста, женитесь все и будьте счастливы.

А.П.: Что касается того, что один из этих людей — потомок Пушкина. Я, например, считаю, что Александр Сергеевич тоже бы с пониманием и иронией, возможно, отнесся бы к этой ситуации. Мы помним его знаменитое стихотворение про чиновника Министерства Просвещения Дундукова, который Дондуков, но Пушкин называл его дундуком, то есть дурак на старом русском языке.

Пушкин написал про него знаменитую эпиграмму: «В Академии наук Заседает князь Дундук. Говорят, не подобает Дундуку такая честь; Почему ж он заседает?» Дальше посмотрите в гугле, кому интересно.

Е.К.: Цензура.

А.П.: Да. Либеральная. Там смысл в том, что Дондуков был провинциальным чиновником. Ходили слухи, что своим резким взлетом был обязан неслужебным отношениям с главой Министерства графом Уваровым, который очень жестко относился к некоторым произведениям Пушкина, всячески их цензурировал. Пушкин таким образом отомстил. Но думаю, что, общем, Пушкин был бы тоже… Он бы все понял. За Пушкина не обидно.

Т.Д.: За Пушкина не обидно никогда. Давайте не забывать, что этот человек по имени Ивар Маунтбеттен — не только потомок Пушкина, но и все-таки, вспомним еще раз, член королевской семьи Великобритании. Это чертовски, на мой взгляд, важно, поскольку речь идет о государственном институте брака, и очень важно, что есть не топтание на месте, а какое-то разумное движение в сторону здравого смысла.

Наше движение в сторону здравого смысла заключается в том, что время наше подошло к концу. Тридцать секунд осталось до конца Ньюзтока. И пять минут осталось до начала первого сквозного эфира RTVI из Нью-Йорка.

Е.К.: Пожелайте нам, пожалуйста, удачи, коллеги.

Т.Д.: Мы здесь в Москве желаем удачи нашим коллегам в Соединенных Штатах Америки.

А.П.: Екатерине Котрикадзе в первую очередь.

Т.Д.: Будем внимательно, даже с ревностью, следить. Удачи! Алексей Пивоваров, Екатерина Котрикадзе и я, Тихон Дзядко. Оставайтесь на RTVI, поскольку эфир продолжается.

А.П.: Счастливо.