Ньюзток
22:26
3 Апреля 2018 г.
Ройзмана «уходят», Тулеева оставляют: что означают эти сигналы? Фрагмент Ньюзтока RTVI
Поделиться:

Ройзмана «уходят», Тулеева оставляют: что означают эти сигналы? Фрагмент Ньюзтока RTVI

/

Алексей Пивоваров, Екатерина Котрикадзе и Артем Филатов обсуждают в прямом эфире, почему в Екатеринбурге отменили прямые выборы мэра, а губернатор Кемеровской области Аман Тулеев, несмотря ни на что, остается в политике


Артем Филатов: Давайте обсудим решение, которое было намного более предсказуемым, хотя ближе к России и ничуть не менее скандальное. Я имею в виду решение областного заксобрания Свердловской области. Сегодня оно отменило прямые выборы мэра Екатеринбурга. Это, между прочим, четвертый по величине город России, и там эту должность уже пятый год занимает Евгений Ройзман.

Екатерина Котрикадзе: Да, коллеги. Я, извините, пожалуйста, но не могу не спросить. У меня совершенно искренний, без иронии, вопрос. Зачем, вот скажите мне, зачем отменять выборы? Реально. Екатеринбургом, насколько мы все знаем, управляет сити-менеджер. То есть в его руках самое главное — финансы. А роль Ройзмана была, скорее, чисто декоративной. Мы это подробно изучили. Что делал Ройзман? Он перерезал ленточки. И вот в чем тогда смысл, если не нужно Ройзмана от власти отодвигать, не надо отстранять, не нужно его как-то задвигать, поскольку он какие-то принимает решения. Я просто, правда, не понимаю.

Алексей Пивоваров: Это очень хороший вопрос. Чтобы на него ответить со стопроцентной гарантией, нужно, конечно, быть внутри уральской политики. Потому что в данном случае необходимо именно быть на Урале. Как ни странно это прозвучит, но я практически на сто процентов уверен, что решение касаемо выборов мэра принималось не в Москве. Хотя, конечно, оно там было согласовано. Оно принималось в Екатеринбурге. Вообще Ройзман стал мэром почти уже пять лет, четыре с половиной года назад. Он стал мэром, но он так и не стал частью исполнительной власти, частью системы. Он даже не пытался. Он наоборот превратился во что-то вроде местного уральского Навального.

Кстати, когда Навальный ездил по стране, собирал подписи, мы помним, что у него были постоянные проблемы с местами для сбора со своими соратниками для его митингов. Все время газ-свет. Ну как обычно бывает. Там закладывали взрывчатку, приходилось освободить очередной ДК. Так вот на Урале в Екатеринбурге было исключительное место. Там таких проблем не было. Мэр лично приходил на агитационные мероприятия. То есть, в общем, Ройзман не только не вписался в систему.

Он шел прямо против системы и конкретно против другого Евгения. Губернатора Куйвашева, который, как раз, типичный представитель системы, в том числе и региональной. Он работал с Собяниным. Родом он из Тюмени. И в сложившейся сейчас в России структуре власти, системе, извините, что я все время злоупотребляю этим словом, такой человек, как Ройзман, который пытался превратить областной центр в политический, не мог долго оставаться на плаву, конечно. Мы помним, что в прошлом году Ройзман вообще пытался пойти в губернаторы и, кстати, не смог пройти муниципальный фильтр.

К тому же, как уверяют знающие люди, там был еще и личный мотив. Глубоко личный, связанный с известной уральской журналисткой Аксаной Пановой. Не будем в это глубоко углубляться, потому что, возможно, это слухи. Но, как бы там ни было, Ройзман стал слишком сильным раздражителем, и, в конце концов, решение было делегировано на региональный уровень. И мы видим то, что видим. То есть отвечая на твой вопрос коротко, Катя, это было давно запрограммированным решением, которое произошло просто достаточно, возможно, случайно сегодня. А зрело оно очень давно, и к этому всё шло.

Е.К.: Зрело давно, но вот мы наблюдаем митинги в Екатеринбурге. И при этом решение об отмене выборов все равно принимается.

А.П.: Откровенно говоря, извини, что перебиваю, митинги очень немногочисленные.

Е.К.: Да, немногочисленные, но, тем не менее, это раздражает, конечно же, местное население, когда у людей отнимают возможность делать выбор. Но я понимаю, конечно же, что были личные мотивы. Об этом многие писали, что был конфликт между Ройзманом и Куйвашевым. Одновременно, мне кажется, что тут ты зря не хочешь обобщать, Алексей, потому что обобщение в этом случае напрашивается. В современной России яркие, самостоятельные, независимые люди не могут удерживаться во власти. Как бы мы не относились к Ройзману, он яркий и самостоятельный. Потому что ярким и самостоятельным в этой вертикали может быть только один человек. Вы все прекрасно знаете, кто он. И сидит он в Кремле, в не в Екатеринбурге. А Ройзман не может быть частью этой власти.

Это очень печально наблюдать, поскольку мы говорим о том, что граждан лишают этого самого выбора, отнимают возможности демократических процедур. И в чем бы ни были сопутствующие обстоятельства, вот эти все личные конфликты, любовные треугольники, эта Аксана Панова и так далее, это не так важно. Важно то, что люди лишены выбора. И в России, как мы выяснили, осталось всего восемь региональных центров, где проходят выборы мэра. В этой огромной стране восемь региональных центров. Я при этом Москву и Петербург не учитываю, поскольку это города федерального значения, а в целом по стране всего восемь центров, где все еще люди могут выбрать градоначальника. Печально.

А.П.: Ну да, с тем, что, забирая у людей выборы, у людей забирают выбор, трудно не согласиться. Я тоже считаю, что это плохо.

А.Ф.: Я просто вспомню, как проголосовал парламент в Екатеринбурге: 44 — за. Такое молчаливое большинство, которое голосует и одобряет это решение. Так что я тоже с Катей здесь согласен. И яркий пример того, что получается, когда власть не подотчетна гражданам, это, конечно, пример Кемерово. Сегодня как раз стало известно, что Аман Тулеев, который подал в отставку первого апреля был политическим пенсионером совсем недолго. Он назначен депутатом местного парламента, и, судя по утечкам, поступающим из Кемерово, скорее всего, его же и возглавит.

А.П.: Это очень интересная ситуация. Есть политологи, например, Алексей Венедиктов, наш коллега. Одновременно он большой эксперт в смысле постоянных вбросов инсайда в свой телеграм-канал, радиоэфир его радиостанции «Эхо Москвы». Так вот Венедиктов очень любит поговорить о том, какие, мол, сигналы посылает власть тем или иным действием. Вот в этом случае власть посылает, по-моему, абсолютно однозначный сигнал. Что лояльный, хорошо проявивший себя, как принято говорить, заслуженный человек не будет сдан ни при каких обстоятельствах.

Тут интересно, что в России просто заслуженная пенсия не считается достойным уходом для большого чиновника. Вот посмотрим на ближайший пример. Минтимер Шаймиев, тоже в почтенных годах человек, тоже спокойно договорился, по-хорошему ушел, все отдал. Он тоже стал почетным госсоветником республики. Под него специально придумали государственную должность. То есть просто пенсионером — нет. Получается довольно парадоксальная ситуация: что почтеннее — умереть на посту от старости, немощи и болезней, чем просто уйти из системы власти. Уйти на пенсию, спокойно пожить в свое удовольствие.

Е.К.: Это все, конечно, поразительно, особенно отсюда выглядит поразительно, честное слово. Казалось бы, когда случилась эта страшная трагедия в «Зимней Вишне», в Кемерово, были мысли, и мы предполагали, что вот, наконец-то, чиновник совсем уж перегнул палку и вот, хоть кого-то отправляют в заслуженную отставку.

То есть мы знаем и много раз об этом говорили, в том числе, в формате нашего Ньюзтока, что Путин не любит принимать подобные решения. Он не любит под давлением кого-то увольнять. Он не любит, когда ему указывают, что пора бы попрощаться с тем или этим. Но вот именно здесь, в этом случае, казалось, что есть грань. И когда человек, Аман Тулеев, благодарит президента за звонок после трагедии в Кемерово и лично перед президентом извиняется, просит у него прощения за неудобный, какой-то такой, пожар, то самому Путину противно, думали мы. Но нет.

Кстати, тут на западе чиновники, коллеги, Алексей, продолжая твою мысль, после ухода на пенсию тоже дома не сидят. Они идут во всякие тихие и уютные тинк-тэнки, читают лекции в университетах. Очень солидно и хорошо. На самом деле эти люди зарабатывают деньги как раз на пенсии, потому что госслужба денег не дает. А о том, чтобы оставаться в кресле всю жизнь никто не думает. Вообще нет такой мечты у людей. Потому что, простите за банальность, но сменяемость власти — это главная ценность демократии.

А.П.: Я кстати вспомнил другой ближайший пример человека, который ушел от власти в частную благотворительную организацию. Это бывший глава Башкирии Муртаза Рахимов. Он сейчас возглавляет частный фонд «Урал». Но как раз это — случай-исключение, потому что его удалению из системы госвласти предшествовал, как раз, нехороший уход с должности президента республики, откуда он явно не хотел уходить. А главное — он очень не хотел расставаться с «Башнефтью», такой уже легендарной компанией, которая была семейной вотчиной у Рахимовых. Чтобы он поскорее это сделал там возбуждались даже уголовные дела против его сына. Старшего Рахимова также допрашивали. В конце концов «Башнефть», как мы помним, продали Евтушенкову. И мы, опять же, помним, чем это для Евтушенкова в итоге закончилось. Вот он только-только выкарабкался из этой истории.

Что же касается Тулеева, то, опять же, вот интересно, что, по утечкам, за его уход выступал Сергей Кириенко, замглавы кремлевской администрации по внутренней политике. И он, очевидно, продавил это решение. И, судя по тому, как это подавалось вчера, когда было объявлено об отставке, точнее в воскресенье, это было одно решение. А сейчас мы видим, что, видимо, там вмешались еще какие-то силы, или было принято какое-то еще одно решение о выходе господина Тулеева. Но вышло так, что это не бесславный уход после трагедии, как показалось нам в воскресенье, а вот такой, из серии «своих не сдаем».


Полную версию Ньюзтока можно посмотреть здесь.