• 18.35
  • 67.18
  • 76.72
  • 6451.27
Ньюзток
22:27
10 Апреля 2018 г.
Рухнувший рубль, обыски у юриста Трампа и обострение в Сирии. Ньюзток RTVI
Поделиться:

Рухнувший рубль, обыски у юриста Трампа и обострение в Сирии. Ньюзток RTVI

/

Тихон Дзядко, Екатерина Котрикадзе и Дарья Пещикова обсуждают в прямом эфире, что ждет рубль, зачем сотрудники ФБР провели обыск у юриста Трампа Майкла Коэна и как это связано со Сторми Дэниелс, и к чему может привести обострение ситуации в Сирии.


Дарья Пещикова: Снова здравствуйте, это сквозной эфир на RTVI. Меня зовут Дарья Пещикова, и пришло время подвести итоги дня. Пришло время Ньюзтока. Здесь, в московской студии ко мне присоединяется заместитель главного редактора RTVI Тихон Дзядко. Приветствую.

Тихон Дзядко: Да, добрый вечер.

Д.П.: И с нами на связи из Нью-Йорка шеф RTVI Нью-Йорк, Екатерина Котрикадзе. Катя, привет.

Екатерина Котрикадзе: Добрый вечер, коллеги.

Д.П.: Давайте к первой теме: российская валюта сильно упала после новых санкций США. Курс евро на московской бирже сегодня впервые за два года превысил семьдесят восемь рублей, а курс доллара — шестьдесят три рубля. Катя, Тихон.

Т.Д.: Да.

Е.К.: Да. Скажите, коллеги, у нас сразу же возникает вопрос в нашей американской редакции в Нью-Йорке. Мой коллега рассказывал сегодня, что из Москвы ему звонили и говорят: выстроились очереди у обменников. Расскажите, что же происходит? Действительно ли так все серьезно? Потому что очереди у обменников напоминают о самых страшных временах в истории России.

Т.Д.: Слушайте, мы: журналисты и пользователи социальных сетей — очень любим в момент какой-то волатильности сразу вспоминать о страшных временах и делать какие-то панические выводы, что едва ли уже не очередной конец света наступает. Конечно же нет. Действительно, энное количество людей сегодня побежало в пункты обмена валюты менять рубли на доллары и евро, рассчитывая, что таким образом они смогут себя обезопасить от последствий этого падения рубля, которое мы наблюдаем. Которое, действительно, довольно масштабное.

На протяжении года рубль по отношению к доллару находился на уровне пятьдесят — пятьдесят пять — пятьдесят шесть — пятьдесят семь. Сейчас, действительно, за два дня — падение на десять процентов. Это падение — ощутимое. Но тем не менее, слушайте, давайте, у страха глаза велики, давайте не преувеличивать то, что происходит. Не исключено, и я надеюсь, что мы сейчас об этом поговорим, что мы говорим сейчас о какой-то, знаете, такой сезонной волатильности, я бы даже сказал недельной волатильности. Через несколько дней мы увидим, как это все откатится, примерно, к тому коридору, в котором рубль по отношению к бивалютной корзине, к евро и доллару, находился все последние месяцы и даже пару лет.

Д.П.: Мы сегодня очень много говорили об этом с экспертами в нашем эфире. Что интересно, есть мнение, что не совсем из-за санкций упал рубль. По одной из версий это связано и с ситуацией вокруг Сирии.

Е.К.: Да-да.

Д.П.: Но многие все же говорят, что рубль и ценные бумаги отреагировали именно на новое ограничение со стороны США. Давайте послушаем комментарий экономиста Яна Мелкумова.

Ян Мелкумов: Первыми, я так понимаю, начали реагировать нерезиденты. Они как раз начали реагировать в отношении акций «Русала» и En+, то есть двух основных дерипасковских компаний. Они начали реагировать еще в пятницу. Резиденты выходят практически из всех российских активов, в первую очередь, конечно, из «Русала» и En+, но не только из них. Они выходят из ОФЗ. Они выходят из таких, вроде бы, казалось бы, совершенно нейтральных бумаг, как «Сбербанк». Они выходят из «Норникеля».

То-есть все российские бумаги теряют в цене, потому что выросла премия за риск, и отсюда бегство нерезидентов из российских активов. И отсюда, естественно, давление на рубль, потому что после того, как нерезиденты продают российские бумаги, они их продают в рублях, им нужно переводить эти деньги в валюту. Они покупают валюту, выходят на валютный рынок, отсюда, естественно, давление на рубль, отсюда дорожают доллар и евро, и падает рубль.

Т.Д.: Вот, по сути, кстати, это подтверждение того, что я сейчас говорил. Того, что эта ситуация на рынке — это ситуация эмоциональная. У нее нет серьезных фундаментальных оснований, поэтому нет и фундаментальных основания для того, чтобы рубль дальше падал. Как эмоции в виде страха возникли от санкций, также эти эмоции могут в ближайшие дни или недели уйти.

Но есть здесь и подтверждение другого тезиса. Это наглядное подтверждение тезиса, который мы часто слышим, кстати, в эфире федеральных телеканалов, например. А тезис этот заключается в том, что действия Запада, а именно — санкции, направлены на то, чтобы ухудшить жизнь людей в России.

Е.К.: Прекрасно.

Т.Д.: Какими бы мотивами ни руководствовались американские власти… Нет, Катя, я сейчас транслирую точку зрения, которая является довольно распространенной. И которую не так легко опровергнуть, потому что какими бы мотивами ни руководствовались американские власти, когда они вводят санкции, сколько бы они ни говорили, что все это направлено только и исключительно на чиновников или на бизнесменов, которые поддерживают Кремль, поддерживают Путина, и нужно таким образом сделать так, чтобы они отмежевались, и так далее, но в итоге страдаю, например, я. Я не вхожу в американские списки, я не являюсь олигархом, я не являюсь бизнесменом и даже, открою секрет, я не являюсь чиновником, но, например, на моем кошельке, на моем кармане это отражается самым непосредственным образом.

Е.К.: Это очень удобно, конечно, Тихон. Эта позиция очень удобная, поскольку она, конечно же, отражает злобные намерения американской администрации и вообще Запада в целом. Но я просто напомню, что совсем недавно позиция федеральных каналов, которые ты упоминаешь, Тихон, она была в основном в том, чтобы смеяться и хохотать, и напоминать об «Искандерах», которые тоже не стоит смешить. Как говорили российские чиновники и российские журналисты с госканалов как раз. Так вот, на самом деле просто сейчас это стало гораздо более серьезно, чем до того. И если раньше тезис «Не смешите мои “Искандеры”» всех веселил, то теперь он почему-то уже никого не веселит.

Потому что мы видим, что эти санкции отражаются на экономике прямым образом. С другой стороны, мы понимаем, что любые принимаемые ограничительные меры, к сожалению, влияя на экономику того или иного государства, влияют и на карманы рядовых граждан, и влияют на карман Тихона Дзядко в частности. Да, так оно и есть. Но мы же должны понимать, все же откуда взялись санкции, в ответ на что эти санкции принимаются. Мы же должны понимать, что сначала был Крым, а уже потом — санкции.

И, наверное, все-таки российское государство, российские чиновники, российские власти, принимавшие решение о Крыме и встававшие с колен, они должны были понимать, что будут подобные последствия, которые отразятся именно на гражданах Российской Федерации, которые рукоплескали объединению Российской Федерации, восстановлению Крыма в рамках и в границах Российской Федерации. Ну а теперь вот такие последствия. О них предупреждали, коллеги. Но, к сожалению, вот так оно бывает, да.

Т.Д.: Давайте только без обобщений здесь постараемся обойтись. Когда мы говорим про «рукоплескали они».

Д.П.: Да и давайте пока без Крыма все-таки. Давайте, вернемся к разговору о рубле. Потому что про большую политику всегда можно, а давайте про конкретику. Все же давайте попробуем сделать прогнозы. Что дальше-то будет с рублем, с активами?

Т.Д.: Смотрите, очень много, конечно, как водится, в тех же самых, например, социальных сетях диванных аналитиков, как их там называют. Поэтому давайте лучше обратимся к выводам, которые делают специалисты, люди, которые давно этим занимаются. Вот, разумные вещи, на мой взгляд, от наших коллег из издания The Bell, которые пишут, что есть два варианта развития событий. Один — это такой кризисный вариант краха. Если сейчас ситуация в Сирии будет еще больше ухудшаться, и международная ситуация будет еще больше ухудшаться, то здесь, конечно, ничего невозможно прогнозировать, потому что здесь будут включаться уже другие процессы по всему миру.

Но есть другой вариант. Базовый вариант, который заключается в том, что не нужно драматизировать. В конце концов на худой конец у Центробанка есть резервы, у Центробанка есть валюта. В том случае, если рубль будет слишком низко падать и слишком высоко лететь по отношению к бивалютной корзине, то есть по отношению к доллару и по отношению к евро, Центробанк сможет, использовав эту валюту, вернуть рубль в тот самый коридор, в котором он находился раньше. 

Возможно, собственно, поэтому, когда мы видели встречу премьера Медведева и президента Путина, премьер Медведев перед своим отчетом в Государственной Думе был даже, я бы сказал, расслаблен. Общаясь с президентом Путиным, он говорил, что в экономике все стабильно.

Е.К.: Кстати…

Т.Д.: Да, Катя.

Е.К.: Кстати, коллеги, я тут допущу немного конспирологии в наш эфир, в наше обсуждение. Все мы помним, как до выборов говорилось о том, что правительство искусственно удерживает рубль. А после выборов будет такая девальвация, которую допустит, опять же, российская власть. Поскольку мы понимаем, что в общем российская экономика во многом зависит от нефти, тут мы немного отходим от санкций, российская экономика явно зависит от нефти, а нефть продается в долларах. Россия экспортирует нефть, как мы понимаем, и после этого получает доллары. Ну и, если рубль снижается, то, соответственно, денежная масса в казне становится гораздо больше. Так может быть это и входит в интересы каких-то людей на самом верху.

Т.Д.: Да, но просто ты говоришь про нефть, и это тоже не случайно. Собственно, один из аргументов в пользу того, что паника, которую сейчас мы наблюдаем где-то, в частности, в социальных сетях и некоторых средствах массовой информации, она серьезно преувеличена. Заключается в том, что тот факт, что нефть не падает в цене, а колеблется на уровне семидесяти долларов — это еще один аргумент в пользу того, что паниковать рано. 

Пока она находится вот там, где она находится, все будет так, как раньше. После падения этих двух дней: понедельника и сегодня, вторника, — наступит отскок, потому что, повторюсь, эта паника в большей степени была эмоциональной, а не основанной на каких-то фундаментальных что ли причин.

Е.К.: Да и на самом деле, эмоции просто… Я на самом деле совсем не пытаюсь сгущать краски, коллеги. Я просто пытаюсь как-то транслировать другую точку зрения, поймите меня правильно. Я была бы, конечно же, счастлива, если бы ничего не произошло дальше: рубль отскочил, и все было хорошо у вас и в ваших кошельках. Но одновременно не могу не сказать, что эмоций, может быть, больше, поскольку буквально на днях конгрессмены: демократ и республиканец, Кастро и Тёрнер — они предложили ввести новые санкции против Российской Федерации, связанные с делом Скрипаля. 

Они предлагают запретить американцам совершать все сделки на территории США с крупными российскими банками. Вообще запретить любые сделки всем на территории США с крупными российскими банками. Но еще хуже: предлагается запретить работу с российским суверенным долгом, и это грозит очень серьезными последствиями. Скорее всего, на самом деле, коллеги, я должна это подчеркнуть, эти санкции, это предложение не пройдет в Конгрессе и в Сенате. Но тем не менее разговоры об этом влияют на настроение инвесторов.

Т.Д.: Добавляют нервозности, да.

Е.К.: И, возможно, это один из факторов. Если не будет принят этот новый пакет санкций, тогда, вероятно, ситуация стабилизируется хоть как-то.

Д.П.: Посмотрим, конечно, как будет развиваться ситуация. Конечно, сейчас нет никаких панических заявлений от властей. В Центробанке даже говорят, что не видят рисков для финансовой стабильности страны. Похоже, что есть некая озабоченность в Минфине. Как минимум, впервые за три года Россия завтра не будет проводить аукцион по продаже облигаций госдолга. Такая вот деталь. 

Но давайте дальше. Новость из Америки: Агенты ФБР провели обыски у личного адвоката президента США Дональда Трампа. При этом в офисе Майкла Коэна изъяли документы. Конечно, Трамп уже все это прокомментировал и назвал действия ФБР позором. 

Тихон Дзядко: Не только позором. Утро Дональда Трампа сегодня началось, как водится, с твиттера. Во всяком случае его утро на публике. И началось оно с твита большими буквами, капс локом: «ОХОТА НА ВЕДЬМ». То есть можно летать на воздушном шаре, можно находиться в безвоздушном пространстве или в другой галактике, но вы откроете твиттер Дональда Трампа, прочитаете там: «ОХОТА НА ВЕДЬМ», и вы поймете, о чем речь. Что же вы довели так своего президента так, Катя?

Екатерина Котрикадзе: Конечно вы поймете. Слушайте, довели мы президента своего. Но он сам, в общем, во многом виноват. Простите уж, дорогие поклонники Дональда Трампа. Просто есть факт связи президента Соединенных Штатов в 2006 году со Сторми Дэниелс, порно-актрисой, и это никак не наказуемо абсолютно, и, вообще-то, все имеют право в Америке заводить и прекращать любые связи. 

Проблема лишь в том, что адвокат Дональда Трампа заплатил Сторми Дэниелс сто тридцать тысяч долларов, предположительно, за молчание. И сейчас представители Федерального Бюро Расследований предполагают, что, возможно, эти деньги были взяты из предвыборного бюджета, из бюджета предвыборной кампании Дональда Трампа, тогда еще кандидата от республиканцев. И вот это уже нарушение американского законодательства. 

Именно в этой связи, на первый взгляд, сотрудники ФБР явились в квартиру Майкла Коэна, явились в гостиничный номер Майкла Коэна и в его компанию. Изъяли документы, в том числе и финансовые. Что интересно, Тихон и Даша, рекомендации по поводу обыска в этих принадлежащих Майклу Коэну помещениях дал никто иной, как господин Мюллер, спецпрокурор, ведущий расследование по «Рашагейт». Поэтому тут сразу сошлись…

Т.Д.: Мюллер? Спецпрокурор, который ведет расследование по «Рашагейт», Катя?

Е.К.: Да. Совершенно верно. И тут срослись две истории.

Т.Д.: То есть, извини, пожалуйста, здесь во мне просыпается внутренний трампист, …

Е.К.: Я надеюсь, что ты шутишь, Тихон.

Т.Д.: …который тебе говорит: «Где порно-актриса Сторми Дэниелс и где Роберт Мюллер, спецпрокурор делу о “Рашагейт”»?

Е.К.: Все очень просто, Тихон. Дело в том, что Майкл Коэн…

Т.Д.: Неоднократно мы в эфире, прошу прощения, Катя, нет, я договорю…

Е.К.: Дай мне объяснить, пожалуйста.

Т.Д.: Неоднократно в этом эфире мы, отыскивая в себе внутреннего трамписта, говорили, что всеми правдами и неправдами оппоненты Трампа пытаются докопаться до него. И вот, это наглядный пример того, как через дело о порно-актрисе пытаются найти что-то на него.

Е.К.: Давай я объясню. Дело в том, что господин Коэн прямым текстом заявил, что он потратил те самые сто тридцать тысяч долларов и заплатил их этой самой порно-актрисе, которая, кстати, рассказала о сексе, например, с Трампом. Совпадает период этих отношений с моментом, когда Мелания Трамп родила Барона Трампа, сына нынешнего президента. Но это такое лирическое отступление. 

Если говорить о деле, то, соответственно, проблема в том, Тихон и Даша, что эти сто тридцать тысяч долларов — отдельная история, а другая история — это финансовая документация, которая будет изъята и уже изъята у Майкла Коэна. А это человек, которого Трамп считает ближайшим соратником, членом семьи. Он наиболее близок к Дональду Трампу. И, по всей вероятности, в документах, которые подняло Федеральное Бюро Расследований, возможно, содержится какая-то информация о том, с кем связан Дональд Трамп. Финансировали ли российские олигархи предвыборную кампанию Дональда Трампа или церемонию инаугурации Дональда Трампа, чем Мюллер совсем недавно интересовался.

Т.Д.: Обложили.

Е.К.: И вот тут, конечно, как раз возникает связь с тем самым «Рашагейтом». И тут, конечно, возникают вопросы: а не было ли российского участия? Если оно было, то скорее всего оно содержится в финансовых документах, которые содержались в компьютерах и других устройствах Майкла Коэна.

Д.П.: Мы с тобой, Кать, сегодня обсуждали, что американские, скажем так, мейнстрим медиа уже в некоторой степени пришли от этого в восторг и пишут, что для Трампа и Белого Дома настали «черные времена», все.

Т.Д.: Слушайте, вновь пробуждая в себе внутреннего трамписта, буквально за час до эфира мне пришло push-уведомление на телефон от CNN с громким заголовком: Трамп не приглашен на свадьбу британского принца Гарри и его невесты, актрисы Меган Маркл. Я думаю: ну дела! Трамп — практически изгой. Но потом, если открыть эту новость, то ты узнаешь, что на самом деле туда никто не приглашен из мировых лидеров. Но CNN, нежно любимый тобой, Катя, преподносит это таким образом, что вот, смотрите, еще одна проблема у Дональда Трампа.

Е.К.: Нет, он совсем мной не любим. Не надо, пожалуйста, меня подозревать в том, чего нет.

Д.П: Как говориться, почему это инфошум, да?

Т.Д.: Именно, да!

Е.К.: Тихон, слушай, Вы хотите сделать вид, что есть белое и черное, а я говорю, что есть оттенки. Вот CNN мне на самом деле вовсе не импонирует. Его позиция в последнее время абсолютно предвзята, и тут нет никаких сомнений. Равно, как и позиция Fox News. Одновременно я должна сказать, что Дональд Трамп сегодня удивил все, не только мейнстрим медиа, но и вообще всех журналистов своей даже чересчур эмоциональной позицией, чересчур эмоциональной реакцией. Даже несмотря на то, что мы к этому привыкли. Он сегодня написал, даже не написал — он сказал в интервью журналистам, что обыски у Коэна — это атака на Соединенные Штаты Америки, атака на страну и атака на все то, что мы поддерживаем, что мы ценим в Америке, дескать. И вот тут, конечно, немножечко странным выглядит поведение президента, поскольку это всего лишь обыски у адвоката. Ну и что?

Т.Д.: Слушай, Катя, уже полтора года этот человек является президентом США. Полтора года он реагирует подобным образом. Он реагирует так все время: ссорится с игроками в американский футбол, с журналистами, с разносчиками пиццы, с кем угодно. Мне кажется, что можно было бы уже к этому привыкнуть и сказать спасибо, что он применяет лишь громкие слова, а не применяет какие-то громкие и шокирующие нас всех дела.

Е.К.: Посмотрим, что он будет говорить или напишет, если его таки позовут на собеседование, как минимум, или дачу показаний к господину Мюллеру. Сейчас спорят о том, будет ли это устная или письменная процедура. Очень важно, чтобы Дональд Трамп как-то утихомирил свои эмоции. Для него важно, естественно, во время этой беседы. Но я должна сказать, Тихон и Даша, что на самом деле дошло до того здесь, в мейнстрим медиа, в американских основных СМИ дошло до того, что они, например, считают, что Дональд Трамп таким образом отвлекает внимание Сирией. Отвлекает внимание от своих внутренних проблем: от Сторми Дэниелс, от Майкла Коэна. И запускает ракеты, фактически уже совсем почти решил, в Сирию, чтобы как-то избавить себя от бесконечных обсуждений «Рашагейта» и связей.

Т.Д.: У нас буквально пара минут до конца. Что касается Сирии: какие прогнозы в США?

Е.К.: Тут все очень напряжены на самом деле, Тихон, потому что есть разные варианты развития событий. Дональд Трамп еще накануне сказал, что в течение сорока восьми часов решит, что с этим делать. Напряжены потому что, судя по всему, ситуация дошла до очень критической, крайне критической точки. Исходя из того, что вчера говорила Ники Хейли, постпред США при ООН, у меня складывается такое впечатление, что все очень серьезно и даже очень плохо. Этой ночью мы можем стать свидетелями каких-то действий Соединенных Штатов. Но они, в общем, проанонсированы.

Я должна процитировать слова, которые Ники Хейли сказала на Совбезе. Она сказала: «Российский режим, чьи руки полностью покрыты кровью сирийских детей, не может быть пристыжен фотографиями его жертв». Это сказала Ники Хейли, постпред при ООН. Там еще много разных страшных слов. Но в общем ее главная мысль сводится к тому, что верить России и Ирану нельзя. Россия и Иран постоянно накладывают вето на резолюции Совета Безопасности, и поэтому Америка будет действовать самостоятельно, исходя из собственных представлений о справедливости, морали и прочее. Вот это страшно.

Т.Д.: Да, нужно сказать, что, конечно, ситуация очень напряженная и очень опасная. Во всяком случае, по заявлениям. Буквально за несколько минут до начала этого нашего эфира господин Чижов, это представитель России при Евросоюзе, сообщил, что Россия по военным каналам предупредила Соединенные Штаты о последствиях, которые будут, если в результате возможной атаки Соединенных Штатов пострадают россияне. Понятно, что последствия в данном случае могут восприниматься довольно однозначным образом: в виде военных последствий.

Но буквально через несколько минут начнется очередное заседание Совета Безопасности ООН в Нью-Йорке, на котором, возможно, будет последняя попытка не довести ситуацию до военного удара США. Здесь интересно вот что: будет обсуждаться две резолюции. Один проект резолюции — российский, второй проект резолюции — американский. Обе они касаются расследования химической атаки. Но дьявол кроется в деталях. Поскольку тексты эти почти идентичны, текст американский и текст российский, с маленьким, но чертовски важным различием. 

Различие заключается в следующем. В российской резолюции содержится призыв содействовать миссии по установлению фактов Организации по Запрещению Химического Оружия (ОЗХО). Эксперты миссии должны быть направлены туда. Это то, что призывает сделать Москва. Американская резолюция приветствует отправку миссии ОЗХО в город Дума, но напоминает, что эта миссия не имеет полномочий устанавливать, кто совершил химическую атаку. То есть, если миссия, по задумке российской делегации, туда приедет, то она скажет: была химическая атака, или ее не было. Но если она скажет, что она была, она не скажет, кто ее совершил.

Е.К.: Как уже бывало неоднократно.

Т.Д.: Именно. В свою очередь, в американской резолюции предлагается воссоздать совместный механизм расследования ООН и ОЗХО, который был раньше, был создан после 2013 года, когда в пригородах Дамаска была атака зарином. И этот самый механизм тогда устанавливал ответственность за химическую атаку режима Асада и ИГИЛ (запрещенная в России группировка). После чего в 2017 году Россия наложила вето на продление работы этого самого механизма. И сегодня, судя по всему, Россия вновь наложит вето на американскую резолюцию, а американская делегация наложит вето на российскую, и ничего не выйдет.

Е.К.: Тут очень много, Тихон, как раз в этой связи говорят о бессмысленности Организации Объединенных Наций. Мы еще вчера во время Ньюзтока это обсуждали. Но вот еще раз Ники Хейли это подчеркнула. Тоже интересный поворот, на самом деле. В сирийском контексте обсуждаются гораздо более, казалось бы, такие столпы, что ли, послевоенного мироустройства. Насколько вообще важна Организация Объединенных Наций, если все равно все делают то, что хотят. Ясно, что сегодня Россия наложит вето на резолюцию.

Т.Д.: Ну да.

Д.П.: Как бы мы к ней ни относились, все равно мы будет следить за этими заседаниями и за теми решениями, которые будут там приняты. Естественно, не хотелось бы, чтобы все обернулось серьезным конфликтом.

Е.К.: Не будет решений, Даш.

Д.П.: Я хотела бы внести важное уточнение. У нас совсем недавно тоже пришло сообщение. Президент Франции Эммануэль Макрон заявил, что возможные меры военного воздействия ни в коем случае не должны будут затронуть союзников Дамаска. Они будут нацелены исключительно на химический наступательный потенциал сирийской армии. То есть в общем то это немного успокаивает, потому что мы знаем кто есть союзник Дамаска. Это, собственно, Россия.

Е.К.: У американцев совсем другая риторика.

Т.Д.: Это заявление по итогам, насколько я понимаю, телефонного разговора между Макроном, Меркель и Трампом. Переводим на русский язык: если мы будем наносить удар, то по русским…

Д.П.: Скорее всего не нанесем.

Т.Д.: …наносить удар мы не будем. Но кто знает.

Е.К.: Будем надеяться на это.

Д.П.: Давайте завершать. К сожалению, времени у нас не осталось. Ждем дальнейших действий Америки.

Д.П.: Спасибо большое, это был Ньюзток на RTVI. Дарья Пещикова, Тихон Дзядко, Екатерина Котрикадзе. Всем до свидания.

Е.К.: Спасибо.

Т.Д.: Спасибо всем.