Ньюзток
22:46
11 Марта 2019 г.
В чем причины крушения Boeing 737 MAX в Эфиопии? Фрагмент Ньюзтока RTVI
Поделиться:

В чем причины крушения Boeing 737 MAX в Эфиопии? Фрагмент Ньюзтока RTVI

Видео
В чем причины крушения Boeing 737 MAX в Эфиопии? Фрагмент Ньюзтока RTVI
Фотография:
Mulugeta Ayene / AP

Тихон Дзядко, Екатерина Котрикадзе и Гарри Княгницкий обсуждают в прямом эфире, из-за чего мог разбиться самолет авиакомпании Ethiopian Airlines, в чем отличие систем нового Boeing 737 MAX и насколько безопасны современные воздушные перелеты.


Тихон Дзядко

Главная международная новость: 157 человек погибли в результате крушения Boeing 737 MAX в Эфиопии. Он разбился накануне. Причины крушения устанавливаются, но Китай и ряд других стран уже приостановили полеты самолетов этого типа. В управлении гражданской авиации Китайской Народной Республики отмечают, что это уже вторая трагедия, связанная с самолетами Boeing 737 MAX. Предыдущая трагедия случилась в октябре прошлого года в Джакарте.

Екатерина Котрикадзе

Давайте я на правах аэрофоба начну. Вот становится известно, как Тихон только что упомянул, что Китай полностью приостанавливает использование этого типа «Боингов», то же самое делает Индонезия. Акции компании Boeing к этому моменту упали на рекордные 12%. Слушайте, я все понимаю, прошло слишком мало времени, чтобы делать выводы и какие-то зацепки обсуждать всерьез, но два самолета с разницей в несколько месяцев падают. Совершенно новые самолеты одного типа. Как это возможно, если нет дефекта?

Я не знаю, как в апреле сесть в самолет, мои друзья дорогие, в аэропорту JFK и лететь через Атлантику. Это очень страшно. Каждый раз после подобных трагедий ты задаешься вопросом: «А где гарантия, что следующий самолет не будет лететь по маршруту, который тебе близок?» — и вообще я не буду сейчас задаваться вопросами более конкретного содержания. Но это действительно огромная страшнейшая история. Мы все летаем.

Гарри Княгницкий

Ну мы все точно так же ездим. Ездим на машинах. До сих пор авиация все-таки остается самым безопасным видом транспорта. По поводу «Боинга» я хочу сказать, давайте только не будем сейчас, тем более не дожидаясь результатов расследования, спускать всех собак на Boeing. Раз была катастрофа в Индонезии — значит компания к этому времени должна была учесть все технические погрешности, если они на тот момент были. Расследование индонезийской катастрофы показало, что они были.

Это были не столько технические погрешности, сколько новая автоматика, новая система управления, которая как раз призвана была застраховать от ошибок. Как выяснилось, до пилотов протокол действий не донесли, что им делать, если автоматика эта берет управление на себя. Так или иначе прошло несколько месяцев. История коммерческой авиации не знает случаев, когда после авиакатастроф не были бы сделаны выводы, и до пилотов, которые летают на этих же типах самолетов не были бы донесены алгоритмы действий.

Конечно было бы лучше, если бы сейчас на моем месте был Алексей Пивоваров, который сам пилот и отлично разбирается в авиации, но я вместе с ним тоже делал программу «Авиаторы» и кое-чему научился, хочется надеяться. Дело в том, что в современных самолетах фактически невозможны такие технические дефекты, которые могли бы привести к систематическим постоянным поломкам, тем более которые приводят к таким трагедиям.

Тихон Дзядко

Ну, я в отличие от тебя, Гарри, вовсе не специалист по авиации. У меня отношения с авиацией очень простые, я сажусь в кресло и засыпаю, и либо прилетаю, либо не прилетаю. Пока прилетаю все время. Я сегодня читал форумы специализированные в связи с этим крушением. Тебя, наверное, Гарри, попрошу прокомментировать, как человека, имеющего отношение к авиационной журналистике.

Очень многим кажется неожиданным следующее: этот самолет упал, по сути, уже взлетев. Он находился на высоте 2,5 километров, что, как пишут, редкость, что в такой момент происходит трагедия.

Гарри Княгницкий

Во-первых, Тихон, я надеюсь, что ты все-таки прилетаешь и прилетаешь всегда. Мне вот это «либо» не очень нравится, дай бог, чтобы ты всегда прилетал. Высота 2,5 километра — это самолет практически еще не взлетел. Понятно, что уже убраны шасси, там какая-то механизация крыла, но 2,5 километра — это от трех до шести минут полета. Ну, возьмем шесть минут полета. О каком тут наборе высоты может идти речь? Опять же, 2,5 километра там еще могут еще и птицы находиться. Хотя мы знаем все, что даже при попадании птицы в двигатель, самолеты прекрасно могут продолжать полет.

Насчет высоты, 2,5 километра. Масса есть случаев в истории опять же коммерческой авиации, когда самолеты падали и с 10 тысяч метров, то есть будучи уже на эшелоне. Я сейчас даже не буду рассматривать кейсы пилотов-самоубийц, которые вспоминают свое истребительное прошлое в боях в Юго-Восточной Азии, решают, что они самураи-камикадзе и обрушивают самолет в землю прямо с эшелона.

Я про знаменитый кейс Germanwings сейчас не буду даже упоминать. Человеческий фактор может быть всегда на любой высоте, его никогда нельзя исключать. Более того, статистически большинство авиакатастроф именно из-за человеческого фактора происходит.

По поводу технических факторов. Возьмем тот же «Боинг 737», вообще самый массовый и самый коммерчески успешный самолет в истории гражданской авиации. Да, были технические проблемы, которые приводили к катастрофам. Взять, допустим, 1994 год: из-за заклинивания руля направления тогда «Боинг 737» разбился под Питтсбургом. Это было, но это была совершенно другая модель, старая. Опять же, что после этого сделали: внесли коррективы, чтобы этого больше не происходило.

Возвращаясь к человеческому фактору. Был инцидент в 1996 году в Ричмонде: заклинивание руля управления — пилоты справились с ситуацией. Есть понятие летных отказов, есть понятие подготовки пилотов, которые в экстренных ситуациях должны адекватно реагировать.

Тихон Дзядко

Смотри, а ситуация — может быть, для людей сведущих в этом, эта формулировка покажется абсолютно неуместной, но тем не менее — когда человеческий фактор входит в противоречие с техническим или наоборот.

Вот опять же то, что я читал сегодня на этих специализированных форумах, это ведь действительно новейший самолет. Он новый. Он новейший не только по материалам, он новейший по технологиям, по контролю компьютера за системами управления. Эта система, насколько я понимаю, как раз и должна гарантировать, что лайнер не может упасть. Если пилоту, как несколько лет назад пилоту Germanwings, придет в голову пустить его в землю, то этого не случится.

Но к этой системе, насколько я понимаю, приучены далеко не все пилоты, они не до конца понимают, что с ней нужно делать. Если угодно, она умнее их, из-за чего пилоты не понимают, что система ведет себя правильно. Они вступают с ней в противоборство, начинают исправлять как будто бы то, что не нужно исправлять, и из-за этого могут быть допущены роковые ошибки, особенно при взлете. Так это или нет, Гарри?

Гарри Княгницкий

Тут немножко сложнее. Вот представим, самолет прямо летит. Когда он набирает высоту, то он как бы карабкается в горку, у него скорость начинает падать. Дело в том, что в любой критической ситуации, когда самолет идет в горку, скорость падает, ему тяжело. Нам тоже тяжело в горку бывает взбираться. Надо всего лишь чуть-чуть штурвал от себя дать, нос самолета немножко опустится, соответственно скорость будет расти-расти, и не будет сваливания, не будет вот этого плоского штопора. Эта система как раз для тех, кто слишком задирает штурвал на себя. Потому что человеческая психика иногда…

С одной стороны, есть пилотский профессионализм, и опытные пилоты знают, что в любой непонятной ситуации, если есть запас высоты — дай штурвал от себя, самолету будет легче, нос опустится, он наберет скорость. Если есть скорость, ничего не случится, самолет пойдет ровно, ситуация будет разрешена. Многие катастрофы были по причине того, что пилоты паникуют, резко берут штурвал на себя, нос еще больше задирается, и та горка, на которую условно и нам тяжело карабкаться, это становится вообще какой-то отвесной скалой, скорость падает и…

В общем, система это все компенсирует. Другой вопрос, может быть она, по крайней мере на момент индонезийской катастрофы в октябре, еще не была совершенной, не была изученной, и не было доведено до пилотов, как с этой системой быть, как с ней управляться.

Тихон Дзядко

Ну да, это, конечно, будет совсем другой поворот, если вдруг выяснится, что действительно все дело в человеческом факторе. Особенно на фоне всех разговоров о грядущей замене пилотов роботами. Хотя, конечно, понятно, что говорить об этом более чем рано.

Екатерина Котрикадзе

Конечно рано говорить. Тем не менее, если выяснится, коллеги, что виноват все-таки Boeing, то это будет, естественно, такой страшный удар по всем авиапроизводителям. Проверять будут всех и перепроверять. Нет в этом никаких, мне кажется, сомнений. Более того, так и надо делать, и надо делать это прямо сейчас. Надо было делать это раньше, черт возьми!

Гарри Княгницкий

Слушайте, ну и Airbus снял свой A380 с производства недавно, и вовсе не потому, что там были какие-то технические проблемы. Вообще самолет мой лично любимый, один из, наверное, лучших. Давайте так, история авиации — это в принципе история побед и поражений, и никуда от этого не денешься. Точно так же не денешься никуда от простого банального факта, о котором я уже говорил. Авиация — это самый безопасный вид транспорта.

Другой вопрос, что очень сложно освещать эту тему. Даже возьмем ту же катастрофу в Эфиопии. Еще ничего неизвестно, а уже версии выдвигаются, всевозможные причины произошедшего. Мне особенно нравится как иногда на круглосуточных информационных каналах выводятся в эфир все, кто когда-либо на чем-либо летал. Вот падает условный «Боинг 737» сейчас. Выводится старый летчик, ас, который еще помнит Ту-154 — это хороший самолет, я ничего не имею против, тоже один из моих любимейших.

Но пилоты начинают просто кошмарить аудиторию. Они рассказывают: «А вот помню в 60-каком-то году у меня было обледенение». Люди смотрят и думают: «Господи, у них, наверное, обледенение случилось». «А вот помню у меня отказал двигатель». — «Господи, у них…» Если что, самолет и без двигателей можно вообще посадить.

Вот давно после какой-то тоже авиакатастрофы стали вот так кошмарить людей, перечисляя все возможные версии, просто все по протоколу. Один известный российский пилот, Летчик Леха, в своем блоге — ему надо было рано вылетать из Москвы, внутрироссийский рейс — написал: «Вот у меня ранний рейс, раннее утро. У меня весь салон моего «Боинг»… Все пьяные. Что же вы делаете? Хватит кошмарить людей», — пишет летчик Леха.

Екатерина Котрикадзе

Ну я прошу прощения, Гарри, давайте не будем конечно же кошмарить людей, но людям, уж простите, очень важно понимать, как себя вести, как летать. Мы с собой берем на борт детей в конце концов. Каждый раз, когда падают эти самолеты, сразу гибнет большое число людей. Поэтому мы впадаем в состояние шока, скажем мягко. Очень часто мы не понимаем, как эта штука летает. Ну это сложно. Страх перед полетом вообще естественный. Ну не правда ли?

Когда мы едем по дороге или в поезде, у нас есть ощущение, что мы контролируем ситуацию. Мы находимся на земле, мы можем остановиться и выйти, объехать, мы можем как-то себя вести, чтобы проконтролировать и самостоятельно принимать решение. Когда ты в небе, ты вверяешь себя в руки пилотов, бортпроводников, моторов или двигателей, совершенно безжалостных железяк, которые могут выключиться или включиться.

Вот предварительный вывод, который я могу сделать из нашей нынешней беседы, заключается в том, что очень многое все-таки зависит от авиакомпании, которую ты выбираешь. Очень многое зависит от того, какие люди, какие пилоты сидят за штурвалом.

Тихон Дзядко

Я в этом смысле совершеннейший фаталист. Я абсолютно согласен с фразой, которую несколько раз уже повторял Гарри, о том, что жертв авиакатастроф меньше всего, если сравнивать с жертвами, например, автокатастроф. Количество людей, которое гибнет на пешеходных переходах или в абсолютно необязательных авариях, которые можно было избежать элементарно, если быть внимательным, в разы больше. Просто на это почему-то обращают в разы меньше внимания.

Екатерина Котрикадзе

Это совсем не утешает.

Тихон Дзядко

Это правда.