• 18.1
  • 65.75
  • 76.05
  • 6735.87
Ньюзток
22:26
26 Июня 2018 г.
В США больше не будут рассказывать об абортах. Еще один шаг навстречу консерваторам? Фрагмент Ньюзтока RTVI
Поделиться:

В США больше не будут рассказывать об абортах. Еще один шаг навстречу консерваторам? Фрагмент Ньюзтока RTVI

Видео
В США больше не будут рассказывать об абортах. Еще один шаг навстречу консерваторам? Фрагмент Ньюзтока RTVI
Фотография:
J. Scott Applewhite / AP


Тихон Дзядко, Екатерина Котрикадзе и Алексей Пивоваров обсуждают в прямом эфире скандальное решение Верховного суда Америки, который постановил, что центры, созданные для того, чтобы убедить женщин продолжать беременность, вообще не должны сообщать своим клиентам о наличии государственных услуг, включая аборты. 


Тихон Дзядко: Перенесемся за океан, туда, к Екатерине Котрикадзе, где сегодня Верховный суд вынес ставшее, насколько я понимаю, за полдня уже довольно скандальным решение об абортах. Он постановил, что центры беременности, которые существуют в Соединенных Штатах, вовсе не должны сообщать своим женщинам-клиентам о наличии государственных услуг, среди которых есть аборт. Вот такая история.

Алексей Пивоваров: Я сейчас, Кать, прежде, чем передать тебе слово, добавлю, что немногим, и уж точно никому за пределами США непонятно, в чем тут, собственно, проблема. Есть кризисные центры для беременных, которые перестали сообщать женщинам, что есть опция прервать беременность за государственный счет. Ну и что? Если женщина обращается за консультацией, ей что, обязательно должны сообщать про аборт?

По-моему, нормальное стремление найти другие решения проблемы. Мне кажется, что, не знаю, Кать, тебе, конечно, виднее, но вряд ли в Америке есть хоть одна женщина, которая не знает, что беременность можно прервать. Просто государство не хочет первым про это говорить. Ведь мы помним, что не во всех штатах одинаковое законодательство об абортах.

Екатерина Котрикадзе: Да, Алексей, совершенно верно. Не во всех штатах одинаковое законодательство об абортах. В либеральных штатах они гораздо более либеральные. Но в чем, собственно, проблема. Эти кризисные центры, о которых вы только что говорили, их, как правило, содержат именно консервативные религиозные организации, выступающие против искусственного прерывания беременности.

Противники этих организаций утверждают, что они лишают женщину выбора. И на самом деле, коллеги, дело не в том, что им не будут сообщать об опции прерывания беременности. Их будут уговаривать эту беременность не прерывать. Вот в чем дело. И Верховный суд сегодня фактически подтвердил лишение женщин права выбора. И это, кстати, не первое такое решение.

Тут можно вести речь о тенденции, поскольку дело в том, что сейчас в американском Верховном суде пятеро консерваторов и четверо либералов. И все решения последнего времени: вердикт по делу пекаря, если помните, который отказался печь торт для гей-свадьбы, по делу флориста, который отказался украшать гей-свадьбу, или рекомендация по прерыванию беременности — это движение в понятном направлении, к дремучему консерватизму.

Я сейчас не преувеличиваю. Потому что, действительно, огромное количество женщин, например, обращаются в подобные центры, не имея возможности изучать информацию, очень многие из неблагополучных районов. Очень многие вообще не обладают возможностью как-то сообразить, что происходит в их жизни. Очень многие находятся в стрессе.

Когда их начинают уговаривать и говорить им, а поскольку это религиозные, еще раз, центры, во многих штатах ультрарелигиозные, когда им начинают говорить, что они убивают плод, и нести всю эту ахинею, то многие женщины оказываются фактически без какого-либо выбора.

Сегодня же Верховный суд, между прочим, в Америке поддержал знаменитый законопроект Дональда Трампа под названием «Travel ban», запрещающий въезд в США из нескольких стран с преимущественно мусульманским населением. Так что, в общем, верховный суд сейчас, высшая судебная инстанция Америки, фактически ведет страну в консервативном направлении. Дональд Трамп счастлив, пишет: «Вау». Я цитирую.

А.П.: это ужасно, Кать, это чудовищно, но я не могу не переспросить. Вот ты прямым текстом сказала: «Женщину будут уговаривать не совершать аборт». Так я тебя, Катя, спрашиваю, что же в этом плохого? Пусть поуговаривают. Может, она, действительно, не совершит.

Е.К.: Потому что это является давлением, Алексей. Это является давлением, и это огромная проблема.

А.П.: Просто я считаю, что это такой перехлест либерализма туда, куда ему вообще уже совсем не надо заходить. Ей же не запрещают, ее просто уговаривают. Просят: «Не надо». И что, нельзя говорить «не надо»? Да совершенно прав ваш Верховный суд, прости господи.

Е.К.: Алексей, дело в том, что существует еще такая институция в Америке под названием Planned Parenthood. Это центры планирования семьи. Так вот Planned Parenthood — это как раз организация, которая, в частности, помимо прочего оказывает услугу по абортам, и, в частности, оказывает эту услугу малоимущим женщинам.

Так вот эти Planned Parenthood во время предвыборной кампании шестнадцатого года многие консерваторы вообще предлагали закрыть к чертовой матери. И тогда многие женщины, тысячи, сотни тысяч, лишатся просто такого права, как искусственное прерывание беременности.

У всех свои оправдания, у всех свои аргументы в этой истории, но то, что Верховный суд принимает решение… Давайте без решений тогда обойдемся. Пусть будет как будет. Так нет же. Надо обязательно ограничить возможность женщин делать выбор.

А.П.: Кать, ты меня не убедила. Ты же говоришь: «Может быть» и «Призывали запретить эти центры». Но не запретили же, господи.

Е.К.: Когда это случится, мы это увидим.

Т.Д.: Я вам хочу сказать, коллеги, что, особенно слушая про истории подобные этой, к разговору про Planned Parenthood, я просто добавлю пять копеек в поддержку того, что говорила Катя.

А.П.: Ну конечно.

Т.Д.: Давайте вспомним, куда отправился в Калифорнии человек с ружьем. Он отправился расстреливать посетителей Planned Parenthood. Это было полтора года назад. Потому что он считал, что недопустимо…

Е.К.: Это Содом и Гоморра, конечно.

А.П.: Вот давайте теперь, Тихон, по одному сумасшедшему с винтовкой будем судить обо всех американских консерваторах.

Т.Д.: Здесь ведь работает убеждение. Я, знаете, что хотел сказать? Я хотел сказать, что, когда слушаешь про подобные истории…

А.П.: Давайте спросим, откуда у него взялась винтовка, для начала.

Т.Д.: Именно. Потому что Дональд Трамп на это ему скажет, что если бы рядом были хорошие парни с оружием, то они бы ему ответили.

А.П.: Вот это правда проблема. А проблема про то, что говорят: «Не надо делать аборт», — это не проблема.

Е.К.: Беременные женщины с оружием бы пристрелили его немедленно, конечно.

Т.Д.: Что я хотел сказать. Я хотел сказать то, что, когда слушаешь про подобные истории, еще больше убеждаешься в том, насколько Соединенные Штаты и Российская Федерация в своих крайних проявлениях похожи. Вот на днях, по-моему, месяц назад, была история в Белгороде, если мне не изменяет память, причем не в самом городе, а в Белгородской области. Она была предана огласке, естественно, через социальные сети.

История о том, что местные медицинские органы власти рекомендовали всем женщинам, которые хотели прервать беременность, сперва сходить к батюшке в церковь, получить от него некое благословение, некую визу, с которой уже приходить в больницу и если виза есть, то аборт сделают. Нет визы — никакого аборта не будет.

А.П.: Ты сам сказал, что это крайние проявления. Но, опять же, это была какая-то… Это же был не приказ. Они не запретили. Они не могли запретить делать аборты. К счастью, это решают не областные власти. Они рекомендовали. Но, конечно, звучит несколько смешно. Но послушайте, все эти рассказы про консультации с батюшкой и про какую-то особую одухотворенную Русь, которая всех отправляет к священнику, — это чушь.

Нет такой Руси. Русь, которую вы в Москве или в каком-нибудь большом мировом русскоязычном в том числе мегаполисе себе представляете, и реальная страна за пределами столиц, где кучкуются опинион-мейкеры, которые сидят в фейсбуке, — это две реально совершенно разные страны. Какой-то уездный батюшка — не проблема для России. Проблема, простите, знаете, пьянство и невежество.

Две проблемы, бороться с которыми пыталась еще русская революция, кончившаяся гражданской войной. Пыталась отчаянно, но все, как мы знаем, пошло не так и в итоге пришло, в общем, примерно туда же. Бороться-то надо с этим. Аборты-то во многом тоже являются следствием невежественности, отсутствия контрацептивов, отсутствия нормального сексуального образования в школах. Вот проблема, а не то, что кого-то к батюшке отправили.

Т.Д.: О как!

Е.К.: Дело в том, что, знаете, в чем дело? Тут еще же произошла не только эта история. Еще вчера, например, произошла история про то, как тридцатипятилетней женщине, которой выписали так называемый экстренный контрацептив, поскольку у нее случился выкидыш, и ей нужно было принять эту таблетку, ей эту таблетку не продал фармацевт в аптеке.

Просто не продал, несмотря на наличие рецепта, поскольку у него были религиозные мотивы. И религиозные убеждения, мотивы этого фармацевта не позволили ему продать этой женщине лекарство. Сейчас в Америке в этой связи огромный скандал, но это просто очередное проявление. С каждым днем, когда принимаются подобные законы…

А.П.: Да, Кать, это очередное проявление! Виноват Трамп! Я уверен, что Трамп лично позвонил этому фармацевту! Проверьте его мобильный телефон!

Е.К.: Конечно, да. Он устроил ситуацию, при которой фармацевт может себе такое позволить.

А.П.: Точно, он устроил! Лично позвонил! Да, виноват Трамп.

Е.К.: Именно так.

А.П.: Конечно, это главная американская проблема: Трамп звонит фармацевтам. Это полная чушь. Ну один идиот-фармацевт.

Т.Д.: Я сейчас, услышав фразу «и из-за этого сейчас в Америке огромный скандал», мы эту фразу слышим очень часто.

Е.К.: Америка до сих пор была страной, которая защищает права каждого. Вот сейчас Америка защищает права религиозных фанатиков, которые считают, что аборт — это смертный грех, и даже если женщина это по каким-то медицинским показателям может сделать, она этого делать не должна. Терпеть и умирать, судя по всему.

А.П.: При Обаме такого не было. Глупости!

Е.К.: Не было такого при Обаме, уж простите.

Т.Д.: Катя, если серьезно, то утверждать, что Америка теперь защищает права консерваторов — это абсолютно то же самое, что в ответ на легализацию однополых браков утверждать, что Америка теперь защищает исключительно права секс-меньшинств. А секс-большинства находятся в уязвимой…

Е.К.: Нет, это тенденция. Мы должны о ней говорить. Это наша работа.

Т.Д.: А говорить про тенденцию — это как ведущие российских федеральных каналов говорят про «гейропу», в которое есть тенденция.

Е.К.: Они просто все врут, Тихон. А тут настоящая история, решение Верховного суда — это вам не вранье.

А.П.: Вот типичный образец поведения либеральной прессы: просто не дать сказать. Дайте, я скажу.

Е.К.: Нет, простите, у меня просто задержка со звуком. Я дико извиняюсь.

А.П.: Окей, да. Признали. Это все равно, как те самые расследователи из всяких организаций, которые делают большое правильное дело, могут не заметить какого-то важного факта, потому что он не ложится в их струю. Так и здесь. Либеральная пресса не замечает некоторых деталей, говорит о тенденции, которую выгодно замечать. Ну что поделать.

Е.К.: Других нет.

Т.Д.: Я сейчас, как и водится либералам, воспользуюсь административным ресурсом, просто выведу нас из эфира, поскольку время наше, к сожалению, подошло к концу.

Е.К.: Спасибо, Тихон.

Полную версию Ньюзтока смотрите здесь.