• 17.95
  • 65.81
  • 75.32
  • 6522.84
Ньюзток
22:35
31 Мая 2018 г.
Вместо некролога. Почему воскрешение Бабченко поссорило даже тех, кто вместе оплакивал его «смерть»? Фрагмент Ньюзтока RTVI
Поделиться:

Вместо некролога. Почему воскрешение Бабченко поссорило даже тех, кто вместе оплакивал его «смерть»? Фрагмент Ньюзтока RTVI

Видео
Вместо некролога. Почему воскрешение Бабченко поссорило даже тех, кто вместе оплакивал его «смерть»? Фрагмент Ньюзтока RTVI
Фотография:
Valentyn Ogirenko / AP

Алексей Пивоваров, Екатерина Котрикадзе и Дарья Пещикова обсуждают в прямом эфире, что известно о покушении на журналиста Аркадия Бабченко, и как в мире отреагировали на его «воскрешение».



Дарья Пещикова: Что ж, главной темой и сегодня остается, скажем так, воскрешение журналиста Аркадия Бабченко. Действительно, ура. Сегодня мы узнали имена исполнителя и заказчика по версии СБУ. Заказчик — Борис Герман, руководил фирмой «Шмайсер». Она поставляла вооружение для АТО в Донбасс. Исполнителем назвался участник АТО Алексей Цимбалюк.

А главное, сегодня сам Бабаченко провел пресс-конференцию, что характерно, под портретом Порошенко в здании администрации президента Украины (уточнение: конференция проходила в здании СБУ). Рассказал некоторые детали. Его даже в морг отвезли для правдоподобия. Только там он успокоился. Еще обливали свиной кровью. Много подробностей было.

Еще, кстати, Бабченко сказал, что за всем стоит Россия. Несколько раз повторил, что про саму спецоперацию говорить не может, зачем она была нужна — не знает. Этим всем занималась СБУ. И у него, по словам Бабченко, выбора особого не было. Ну и наконец стало известно, что Аркадий Бабченко намерен стать гражданином Украины. Так вот.

Екатерина Котрикадзе: Давайте попробуем понять, как выглядит официальная версия. Есть боец АТО Цимбалюк, который по собственному решению пришел в СБУ и сказал, что к нему обратились с просьбой убить Бабченко и еще тридцать человек. Интересно, что Цимбалюк хвалит украинские спецслужбы за то, что его тут же не продали тому же заказчику, а взялись за дело серьезно.

И в итоге вышли на этого господина Германа, поставщика оружия. Судя по некоторым данным, это, вообще, единственный поставщик оружия в АТО. И этот самый Герман, по словам его адвоката, тоже был уверен, что исполняет долг перед родиной, поскольку некий человек от имени украинских спецслужб вышел на него и предложил провернуть эту операцию.

Кто этот человек, мы не знаем. Утверждают, что он уже скрылся из Украины. Утверждают, что он — агент России. Здесь, друзья, начинается территория неясности. Очень надеемся, что в ближайшие дни появятся какие-то новые улики, которые эту неясность рассеют, потому что если нет, то вся эта история останется вопросом исключительно доверия. Проще говоря, кому больше верим, СБУ или тем, кто говорит, что Москва к этой эпопее с убийством Аркадия Бабченко не причастна?

Мне искренне жаль, коллеги, что попытки разобраться или даже задаться вопросами в том же, например, фейсбуке, вопросами типа «насколько приемлемо инсценировать убийство журналиста?» с учетом всех реальных убийств журналистов в последние годы, так вот даже, знаете, очевидные вопросы встречают потоки гнева, обвинений, мата, скажу я прямо, обвинений в поддержке кремлевской пропаганды и оскорблений совершенно жуткого характера. Мне это очень сложно понять.

Алексей Пивоваров: Да. Я вот тоже хотел об этом высказаться. К сожалению, обсуждать по смыслу те вопросы, о которых ты сейчас, Катя, говоришь, сейчас, по крайней мере находясь в России и в Украине, оказалось совершенно невозможно. По крайней мере в сколь либо публичной плоскости. Потому что все сразу переходит к прямым обвинениям и к оскорблениям, действительно.

Сегодня и сам Аркадий Бабченко снова погрузился в эту струю. На упомянутой пресс-конференции он сказал, что, если у кого из коллег есть желание обсудить в данной ситуации журналистскую этику, насколько журналист может участвовать в таких постановках, пусть они встают на его место, когда речь идет о спасении собственной жизни и рассуждают, но не ранее того.

Еще жестче Бабченко ответил английским журналистам, конкретнее, газете Guardian, которая тоже сегодня написала про этику. Он сказал, что сперва дайте мне английский паспорт и обеспечьте охрану моей семье, а потом учите. Далее тоже непечатно. Ну и всем остальным, кто писал о своих сомнениях, стоило ли кричать «волки!», Бабченко ответил в том же духе.

Вот, скажем, нашего коллегу Тихона Дзядко он тоже обматерил в фейсбуке. Хотя, вот честно, из нас всех, наверное, Тихон больше всех переживал после новостей об убийстве. В общем, похоже, остались одни матерные слова, и никакого сочувствия, никакой эмпатии ни у кого из комментаторов. Ясно, что виной этому не Аркадий Бабченко, а виной тому все, что произошло в Украине, начиная с две тысячи четырнадцатого года, с Донбасса и с Крыма.

Неслучайно, кстати, условную линию между обвиняющими друг друга комментаторами можно провести по лингвистической линии, словоупотребительной. Ты говоришь присоединение или оккупация? И никаких третьих формулировок тут нет. Давайте скажем прямо, вчера еще братские народы оказались в состоянии войны. Ведь война — это не обязательно, когда стреляют.

Если, как я уже сказал, нет сочувствия и эмпатии к оппоненту, если вообще не может быть оппонента, а может быть только враг или свой, это и есть война. Мне тут возразят, что негоже говорить от лица народов, поэтому давайте я вернусь к нашему журналистскому сообществу. Мы сегодня расколоты, как никогда раньше. Если либо-либо и никакого между.

И все комментарии воскресшего Аркадия Бабченко, состоящие по крайней мере сегодня из посыланий по известному адресу разной степени ярости, — отличное тому подтверждение. Как ни ужасно это прозвучит, коллеги, сочувствие и поддержку к тому, с кем ты не согласен, сейчас, похоже, может вызвать только смерть. Желательно, насильственная.

Вот в неполные сутки между сообщениями о смерти Бабченко и его воскрешением журналисты и комментаторы по обе стороны российско-украинской границы были, в общем, едины: убивать за слова нельзя, убивать вообще нельзя. Возможно, сам Аркадий Бабченко над этим только посмеется, но многие, кто до этого перестал с ним общаться, отфрендил, кто не соглашался с ним, кто поссорился с ним, искренне раскаивались, что не успели исправить эту ситуацию вовремя, а теперь уже поздно.

Мы здесь на RTVI еще вчера, до того, как стало известно, что все это — инсценировка, сделали ролик памяти нашего коллеги. Мы искренне рады, что, хоть он нас теперь и посылает на три буквы, он жив. И пусть этот, к счастью, несостоявшийся некролог сейчас прозвучит призывом ко всем нам ценить и беречь друг друга до того, как станет уже поздно. Уникальный случай, когда еще можно что-то исправить, согласитесь.

Д.П.: Ну что ж, главное, коллеги, мне кажется, что жизнь все-таки восторжествовала, так что нет повода печалиться. И этот ролик, слава богу, не стал траурным. Это просто такое напоминание обо всем, что мы переживали в предыдущие сутки. Давайте теперь перейдем к более земным темам.

Полную версию Ньюзтока смотрите здесь.