Ньюзток
22:35
2 Апреля 2018 г.
Во всех школах Латвии запретили русский язык. Фрагмент Ньюзтока RTVI
Поделиться:

Во всех школах Латвии запретили русский язык. Фрагмент Ньюзтока RTVI

/

Алексей Пивоваров, Тихон Дзядко и Екатерина Котрикадзе обсуждают в прямом эфире решение запретить русский язык в латвийских школах

Тихон Дзядко: Эта тема — латвийская. Сегодня президент этой страны подписал громкий, скандальный, я бы даже сказал, закон о переходе обучения в школах на национальный язык. В том числе речь идет и о школах национальных меньшинств. Переход постепенный, начнется он в 2019 году. Но факт остается фактом: после этого во всех школах, которые находятся в Латвии, обучение будет вестись на латышском языке.

Актуальнее всего, конечно, это для русскоязычных, поскольку, вообще, школ национальных меньшинств в Латвии (это данные на 2016 год) — 104. Из них 94 — это образовательные учреждения, в которых в которых обучают на русском и латышском языках. Так что по русскоязычным это, кончено, сильный удар.

Алексей Пивоваров: Знаете, коллеги, вы мне сейчас, конечно, возразите, что, мол, надо учить язык, латышский имеется в виду. Я с этим заранее не спорю и согласен. И по статистике почти сто процентов выпускников русских школ в Латвии хорошо говорят по-латышски. Поэтому совершенно непонятно зачем нужен этот закон. Люди вот пишут, знающие местные люди в соцсетях, несколько хороших вопросов, помимо уже мной заданного: «зачем нужно реформировать, если дети и так говорят на латышском?»

И еще один хороший вопрос, что хорошие учителя физики и химии, это я цитирую, чей родной — русский, уступят просто место более плохим учителям, главное преимущество которых будет заключаться в том, что они — этнические латыши. Вот проблема. Еще одна проблема — то, что сейчас в школах люди боятся даже вывешивать объявления на русском потому что бесконечные проверки, штрафы. Ну в общем, все как мы и в России любим. Поэтому совершенно непонятно, зачем этот закон нужен.

Екатерина Котрикадзе: Ну, все-таки, вы сейчас описываете такую, знаете, немножко не европейскую историю, а Латвия — это, конечно же, страна-член ЕС. Там все не так страшно, наверное, но, во-первых, судя по комментариям именно тех людей, которые поддерживают эти реформы, они говорят, что, во-первых, если люди говорят по-латышски, то это вовсе не значит, что они интегрированы в общество.

Еще раз: я поддерживаю, конечно же, абсолютный плюрализм мнений, там, все языки и так далее, но тем не менее, русскоязычное население, как говорят люди, поддерживающие реформу, живет в закрытом таком гетто, очень не любит контактировать с латышами и вообще служит таким постоянным предметом для всякого рода столкновений. Вечно какие-то угрозы исходят от этой общины. И, в общем, наверное, поэтому власти пытаются просто сделать так, чтобы эти люди интегрировались.

А.П.: Ну, Кать, ну ты сейчас обобщаешь. Это обобщение. Я не согласен с таким определением, это обобщение все-таки.

Т.Д.: Мне кажется, коллеги, что вопрос языка, в данном случае, в Латвии и в других балтийских республиках имеет абсолютно такой-же надуманный статус и надуманный градус проблемы, как мы это наблюдали в последнее время в Украине, например. Никто людям, которые говорят на русском языке, конечно же, никто не кидает в них помидорами, но тем не менее учиться хорошо разговаривать на языке страны, в которой ты живешь, а для этого нужно его учить с раннего детства, ничего в этом плохого, мне кажется, нет. Русский язык они не забывают, потому что они на нем общаются у себя дома.

И сегодня у нас в эфире, я кстати призываю наших зрителей зайти на сайт rtvi.com, вы найдете очень интересный, на мой взгляд, разговор. У нас было два депутата латвийского сейма. Один — сторонник этого закона, другой — противник. Так вот, сторонник этого закона говорил, что все это делается, в первую очередь, в интересах самих этих людей. Им будет проще общаться друг с другом и со своими соседями. Поэтому никакой проблемы, на мой взгляд, здесь нет. Она очень сильно преувеличена.

А.П.: Все делается всегда в интересах людей, это мы знаем. Слушайте, проблемы нет, однако же люди выходят на многотысячные митинги, и на это неделе будет очередной такой митинг, значит проблема, очевидно, есть. И это очевидно, что это на самом деле всего лишь очередная попытка развязаться, со стороны Латвийского государства, в очередной раз, с «иными». Потому что вот эти «иные», и сейчас еще будут приводить в пример Германию, где тоже нет, скажем, обучения не на немецком, но там другая ситуация, или какую-нибудь из стран СНГ, ту же Грузию. 37 процентов населения Латвии говорят дома по-русски. И это очевидная дискриминация под вывеской демократии. И что эти страны получают в итоге — я только один вопрос хочу задать. 93 процента за Путина в Эстонии из проголосовавших, имевших право голоса и 84 процента в Латвии. И чему тут удивляться.

Т.Д.: Ну, слушайте, это граждане России.

А.П.: Там у многих двойное гражданство.

Е.К.: Так именно потому их и пытаются интегрировать в то самое латвийское общество, чтобы люди перестали мечтать о каком-то другом мире, о том же Советском Союзе.

А.П.: Катя, да они и так интегрируются. Эта проблема уйдет сама собой с поколением. Я же говорю, что есть статистические данные: выпускники русских школ все говорят на латышском. Они уже не будут, даже если представить, что ты права…

Е.К.: Как они говорят, Алексей, как они говорят?

А.П.: …и есть это закрытое, герметичное коммьюнити, то дети, которые будут следующим поколением и их дети, которые будут еще более интегрированы, в том числе и в латвийскую культуру, и в латвийский язык, эта проблема решится на протяжении двух поколений. Нет! Надо решить все сейчас! Запретить, не дать…

Т.Д.: Мне кажется, коллеги, это было бы…

А.П.: Секунду подожди, Тихон. Это все знаете, что? Это все совок, друзья мои. Вот СССР уже почти тридцать лет как нет, в том числе и на территории Латвии, к счастью для всех нас, а совок есть.

Т.Д.: Мне кажется, коллеги, об этом можно было бы продолжать говорить с подобными аргументами, если бы мы не забывали одну очень важную вещь. Насколько Российским государством тема русского языка используется в качестве, знаете, аргумента «наших бьют». Без попыток вдаваться в подробности: кто, как, на каком языке говорит. Просто запрещают. Точка. Не будем вдаваться, будем говорить, что есть некая дискриминация.

А.П.: Ну, не знаю.

Е.К.: Ну да и все, конечно, сразу вспоминают Крым и Украину, коллеги, и ровно та же самая проблема была, как многие могут подтвердить, в Украине. И вот эта манипуляция тем, что там люди говорят по-русски, давайте защитим их, знаете, русскоязычных, которых притесняют местные власти — это очень опасная и очень удобная карта в руках тех людей, которой могут воспользоваться, я имею в виду, представителей Российской Федерации, которые могут воспользоваться вот этими проблемами в Латвии. Вы понимаете, этого очень боятся местные власти.

А.П.: Боже мой, могут воспользоваться! Знаете, что? То, что дискриминируемых поддерживает Москва, Катя, то, что дискриминируемых поддерживает Москва и Путин, который тебе не нравится, и тебе тоже, Тихон, и я тоже не его сторонник, это не значит, что их не дискриминируют, понимаете? То, что у вас паранойя не значит, что за вами не следят, как известно. Тот же самый случай.