• 18.22
  • 66.88
  • 76.18
  • 6498.89
Ньюзток
22:39
31 Мая 2018 г.
Воскрешение Бабченко, «Партия перемен» и новый расистский скандал в США. Ньюзток RTVI
Поделиться:

Воскрешение Бабченко, «Партия перемен» и новый расистский скандал в США. Ньюзток RTVI

/


Алексей Пивоваров, Екатерина Котрикадзе и Дарья Пещикова обсуждают в прямом эфире: 

  • Что известно о расследовании покушения на журналиста Аркадия Бабченко и грандиозной спецоперации СБУ
  • Какой будет «Партия перемен» Ксении Собчак и Дмитрий Гудкова 
  • Как из-за одного поста в интернете в США закрыли культовый сериал «Розанна» 

Дарья Пещикова: Еще раз здравствуйте! Это сквозной эфир на RTVI. Меня зовут Дарья Пещикова. Пришло время подводить итого дня, пришло время Ньюзтока. Здесь, в московской студии ко мне присоединяется главный редактор RTVI Алексей Пивоваров. Привет.

Алексей Пивоваров: Привет, добрый вечер.

Д.П.: И с нами на связи традиционно из Нью-Йорка шеф RTVI Нью-Йорк Екатерина Котрикадзе. Катя, привет.

Екатерина Котрикадзе: Привет, коллеги.

Д.П.: Что ж, главной темой и сегодня остается, скажем так, воскрешение журналиста Аркадия Бабченко. Действительно, ура. Сегодня мы узнали имена исполнителя и заказчика по версии СБУ. Заказчик — Борис Герман, руководил фирмой «Шмайсер». Она поставляла вооружение для АТО в Донбасс. Исполнителем назвался участник АТО Алексей Цимбалюк.

А главное, сегодня сам Бабаченко провел пресс-конференцию, что характерно, под портретом Порошенко в здании администрации президента Украины (уточнение: конференция проходила в здании СБУ). Рассказал некоторые детали. Его даже в морг отвезли для правдоподобия. Только там он успокоился. Еще обливали свиной кровью. Много подробностей было.

Еще, кстати, Бабченко сказал, что за всем стоит Россия. Несколько раз повторил, что про саму спецоперацию говорить не может, зачем она была нужна — не знает. Этим всем занималась СБУ. И у него, по словам Бабченко, выбора особого не было. Ну и наконец стало известно, что Аркадий Бабченко намерен стать гражданином Украины. Так вот.

Е.К.: Давайте попробуем понять, как выглядит официальная версия. Есть боец АТО Цимбалюк, который по собственному решению пришел в СБУ и сказал, что к нему обратились с просьбой убить Бабченко и еще тридцать человек. Интересно, что Цимбалюк хвалит украинские спецслужбы за то, что его тут же не продали тому же заказчику, а взялись за дело серьезно.

И в итоге вышли на этого господина Германа, поставщика оружия. Судя по некоторым данным, это, вообще, единственный поставщик оружия в АТО. И этот самый Герман, по словам его адвоката, тоже был уверен, что исполняет долг перед родиной, поскольку некий человек от имени украинских спецслужб вышел на него и предложил провернуть эту операцию.

Кто этот человек, мы не знаем. Утверждают, что он уже скрылся из Украины. Утверждают, что он — агент России. Здесь, друзья, начинается территория неясности. Очень надеемся, что в ближайшие дни появятся какие-то новые улики, которые эту неясность рассеют, потому что если нет, то вся эта история останется вопросом исключительно доверия. Проще говоря, кому больше верим, СБУ или тем, кто говорит, что Москва к этой эпопее с убийством Аркадия Бабченко не причастна?

Мне искренне жаль, коллеги, что попытки разобраться или даже задаться вопросами в том же, например, фейсбуке, вопросами типа «насколько приемлемо инсценировать убийство журналиста?» с учетом всех реальных убийств журналистов в последние годы, так вот даже, знаете, очевидные вопросы встречают потоки гнева, обвинений, мата, скажу я прямо, обвинений в поддержке кремлевской пропаганды и оскорблений совершенно жуткого характера. Мне это очень сложно понять.

А.П.: Да. Я вот тоже хотел об этом высказаться. К сожалению, обсуждать по смыслу те вопросы, о которых ты сейчас, Катя, говоришь, сейчас, по крайней мере находясь в России и в Украине, оказалось совершенно невозможно. По крайней мере в сколь либо публичной плоскости. Потому что все сразу переходит к прямым обвинениям и к оскорблениям, действительно.

Сегодня и сам Аркадий Бабченко снова погрузился в эту струю. На упомянутой пресс-конференции он сказал, что, если у кого из коллег есть желание обсудить в данной ситуации журналистскую этику, насколько журналист может участвовать в таких постановках, пусть они встают на его место, когда речь идет о спасении собственной жизни и рассуждают, но не ранее того.

Еще жестче Бабченко ответил английским журналистам, конкретнее, газете Guardian, которая тоже сегодня написала про этику. Он сказал, что сперва дайте мне английский паспорт и обеспечьте охрану моей семье, а потом учите. Далее тоже непечатно. Ну и всем остальным, кто писал о своих сомнениях, стоило ли кричать «волки!», Бабченко ответил в том же духе.

Вот, скажем, нашего коллегу Тихона Дзядко он тоже обматерил в фейсбуке. Хотя, вот честно, из нас всех, наверное, Тихон больше всех переживал после новостей об убийстве. В общем, похоже, остались одни матерные слова, и никакого сочувствия, никакой эмпатии ни у кого из комментаторов. Ясно, что виной этому не Аркадий Бабченко, а виной тому все, что произошло в Украине, начиная с две тысячи четырнадцатого года, с Донбасса и с Крыма.

Неслучайно, кстати, условную линию между обвиняющими друг друга комментаторами можно провести по лингвистической линии, словоупотребительной. Ты говоришь присоединение или оккупация? И никаких третьих формулировок тут нет. Давайте скажем прямо, вчера еще братские народы оказались в состоянии войны. Ведь война — это не обязательно, когда стреляют.

Если, как я уже сказал, нет сочувствия и эмпатии к оппоненту, если вообще не может быть оппонента, а может быть только враг или свой, это и есть война. Мне тут возразят, что негоже говорить от лица народов, поэтому давайте я вернусь к нашему журналистскому сообществу. Мы сегодня расколоты, как никогда раньше. Если либо-либо и никакого между.

И все комментарии воскресшего Аркадия Бабченко, состоящие по крайней мере сегодня из посыланий по известному адресу разной степени ярости, — отличное тому подтверждение. Как ни ужасно это прозвучит, коллеги, сочувствие и поддержку к тому, с кем ты не согласен, сейчас, похоже, может вызвать только смерть. Желательно, насильственная.

Вот в неполные сутки между сообщениями о смерти Бабченко и его воскрешением журналисты и комментаторы по обе стороны российско-украинской границы были, в общем, едины: убивать за слова нельзя, убивать вообще нельзя. Возможно, сам Аркадий Бабченко над этим только посмеется, но многие, кто до этого перестал с ним общаться, отфрендил, кто не соглашался с ним, кто поссорился с ним, искренне раскаивались, что не успели исправить эту ситуацию вовремя, а теперь уже поздно.

Мы здесь на RTVI еще вчера, до того, как стало известно, что все это — инсценировка, сделали ролик памяти нашего коллеги. Мы искренне рады, что, хоть он нас теперь и посылает на три буквы, он жив. И пусть этот, к счастью, несостоявшийся некролог сейчас прозвучит призывом ко всем нам ценить и беречь друг друга до того, как станет уже поздно. Уникальный случай, когда еще можно что-то исправить, согласитесь.

Д.П.: Ну что ж, главное, коллеги, мне кажется, что жизнь все-таки восторжествовала, так что нет повода печалиться. И этот ролик, слава богу, не стал траурным. Это просто такое напоминание обо всем, что мы переживали в предыдущие сутки. Давайте теперь перейдем к более земным темам, к политике.

Ксения Собчак и Дмитрий Гудков сегодня рассказали, какой будет «Партия перемен». Такое название с двадцать третьего июня, когда состоится ее съезд, партия получит партия «Гражданская инициатива». Планы грандиозные, вплоть до попадания в Госдуму. Ну а в ближайшее время Дмитрий Гудков будет выдвигаться от еще не переименованной «Гражданской инициативы» на выборы мэра Москвы.

Е.К.: Да. Просто посмотрите, как это все выглядит. После провала президентской кампании Ксении Собчак она несколько снизила активность, уехала в отпуск, доделывала свой фильм об отце вместе с Верой Кричевской.

В общем, Собчак испарилась из политического пространства на некоторое время, и это породило вполне объяснимые разговоры о том, что это был такой одноразовый кремлевский проект, Ксения выступила спойлером Навального на выборах президента и пошла дальше заниматься своими привычными делами.

Но, видите, Собчак и политика — это все-таки всерьез. Ее союз с Гудковым лично мне кажется очень эффектным. Не знаю, насколько эффективным, еще посмотрим. Они оба молоды, они либеральны, они выглядят неплохо, в конце концов. Новая партия, особенно либеральная, — это хорошо для развития гражданского общества, общественной дискуссии в целом, для развития, вообще. Так что даешь политиков хороших и разных. Поэтому мне кажется, это хорошая новость.

А.П.: Сложно спорить с тем, что Ксения Собчак и Дмитрий Гудков хорошо выглядят, молоды и излучают оптимизм, свойственный молодости. Но вот Алексей Навальный, Катя, с тобой бы тут точно не согласился в смысловой, опять же, части.

Предъявил бы те же претензии эти двум молодым политикам, что он выдвигал Ксении Собчак на выборах в президенты: что это разрешенная карманная оппозиция, удобная для Путина, она выступает спойлером реальной оппозиции и так далее. И действительно, Собчак — системный политик.

Потому что она говорит много, в том смысле, что по смыслу много говорит о важных вещах, но не перебарщивает. Говорит то, что другие себе не позволяют при этом. Посмотрите, сегодня они с Гудковым пришли на свою пресс-конференцию в футболках с надписью: «Свободу Сенцову». Кто сейчас может еще в системном российском политическом дискурсе так себя повести? Никто.

Про несистемную оппозицию не говорю. Ксения рассуждает о непопулярных вещах. Ну, может быть, Илья Яшин, я тут неправ. Илья Яшин мог еще. Он же сейчас тоже муниципальный депутат. Поэтому можно его тоже отнести к системным. Она рассуждает о популярных вещах с непопулярной позиции: о гей-браках, о Крыме, о правах женщин.

Потому что ей, Ксении Анатольевне, можно, скажут многие. Это правда. Ксения Анатольевна все-таки на особом месте в российской действительности. Как сформулировал недавно ее бывший соратник Антон Красовский: «Она все-таки принцесса по происхождению».

Ну и сама Ксения ответит на это то, что уже не раз отвечала: «Лучше хоть кто-то будет говорить все эти важные вещи с экрана, чем там будут только Соловьев и Киселев». И я, кстати, в принципе, с этим согласен. Хотя, конечно, на вопрос, кто в этом городе, где мы сейчас с Дарьей находимся, настоящая оппозиция: они с Гудковым или Навальный, ответ тоже довольно очевиден.

Д.П.: Слушайте, в связи с этой системностью, о которой мы говорим, конечно, мне кажется, разумно было бы обсудить желание Гудкова идти на выборы мэра Москвы. В прошлый раз, я напомню на всякий случай, на эти выборы пошел тот самый Навальный. И, между прочим, неплохо выступил. Он занял второе место и набрал больше двадцати пяти процентов голосов. То есть больше четверти. Правда, Гудкову такой успех вряд ли удастся повторить.

Е.К.: Тем более, что тот самый Навальный поддерживает вовсе не Гудкова, а совсем другого либерального кандидата, упомянутого уже тобой, Алексей, Илью Яшина. Притом именно Гудков организовал, как многие думают, муниципальную революцию в свое время и провел в московские муниципальные собрания независимых депутатов, которые, в общем, принимают хоть и на не очень высоком уровне, даже я бы сказала, на низком, наверное, уровне, но принимают самостоятельные решения.

Это впервые произошло. Мелочь, наверное, в масштабах страны, но важное событие с политической точки зрения. Поэтому давайте посмотрим на кампанию Гудкова и не будем списывать ее со счетов. Жаль только, что кампания эта обязательно будет сопровождаться бранью между демократическими кандидатами, которые снова не смогли объединиться. Сюрприз! Партия «Яблоко», Гудков и Яшин не договорились и выдвигаются по-отдельности. Уже нет смысла это комментировать. Все и так ясно.

А.П.: В свое время был, помнишь, бесконечный спор между «Яблоком» и СПС пятнадцать лет назад. В конце концов обе партии вылетели из Госдумы. Одну возглавлял покойный ныне Борис Ефимович Немцов. «Яблоко» возглавляет тот, кто ее сейчас возглавляет.

Д.П.: Сейчас Эмилия Слабунова же.

А.П.: Ну хорошо. Но неформальный лидер яблока у нас кто?

Д.П.: Это правда.

А.П.: Я, кстати, вот по поводу «Яблока» хотел сказать два слова, с вашего позволения. Известная максима, что в России нужно жить долго. И понятно, что у Гудкова и Собчак впереди большая интересная карьера. У Навального, скорее всего, тоже. И у Яшина, безусловно. Вот, знаете, у партии «Яблоко» в нынешнем состоянии я считаю — нет.

Неужели, задам я вопрос лидерам партии «Яблоко», выборы президента вас ничему не научили? Вот последние, недавние, мартовские. Меняйте лидеров. Нельзя так долго оставаться на первых ролях. Вы же сами так говорите постоянно. Ну покажите пример уже что ли.

Д.П.: Ладно, давайте отвлечемся от российской политики и перейдем к совсем другой истории. Дело в том, что американский канал ABC из-за скандала закрыл сериал «Розанна». Этот ситком изначально выходил еще в прошлом веке, а сейчас был возрожден и был очень даже популярным.

И свернуть в итоге проект решили после того, как его главная героиня, актриса Розанна Барр в твиттере назвала бывшего советника Барака Обамы Валери Джарретт, мне придется практически дословно процитировать: «Отпрыском “Братства-мусульман” и “Планеты обезьян”». Вот так вот.

Е.К.: Главный сериал одноэтажной Америки, коллеги. Многие годы, действительно, шел с огромным успехом. В девяностых не было равных ему, а потому, что, как это объясняет Дональд Трамп, ни много ни мало, сериал этот про настоящую Америку, про настоящую страну. Так вот, он был, действительно, сверхпопулярным в девяностые годы. Потом его закрыли.

Вот восстановили. И ура, снова огромные рейтинги. Розанна, хоть и постаревшая, привлекала массу зрителей. Такая классическая домохозяйка, республиканка. Это такой был Bible belt, библейский пояс Америки. Люди очень консервативные. И Розанна в фильме и Розанна живьем — избирательница Трампа. Ее даже зовут так же, как вы понимаете, как в жизни Розанна Барр, она же Розанна в сериале.

И она никогда не скрывала, в общем, что выбирает сорок пятого президента и поддерживает сорок пятого президента Соединенных Штатов. Ее в ответ поддерживал и сам Трамп, а также поддерживал его сын Дональд Трамп-джуниор, к примеру, который ретвитил часто неуместные посты Розанны Барр. Она много писала разного, много писала личного, оскорбительного.

В общем, из-за одного глупого поста в итоге закрыли популярный сериал. Уволены сотни людей. Розанна, конечно, извинилась, но поздно. Она кстати пыталась оправдаться тем, что в момент написания поста находилась под воздействием снотворного. И я не могу не сказать, это очень забавная деталь, что компания-производитель лекарства тут же выступила с заявлением о том, что среди побочных эффектов препарата расизм не значится.

А.П.: Я аплодирую тебе, Катя, в очередной раз, каждое лыко в строку, ты вшиваешь Трампа, что они там ретвитили.

Е.К.: Это совершенно не специально, Алексей.

А.П.: Ну конечно, оно само так происходит. Я про это и говорю.

Д.П.: Действительно, это правда так.

Е.К.: Это просто правда.

Д.П.: Я просто помню эту историю. Очень любопытно было. Трамп звонил этой Розанне и ее поддерживал, когда все было еще нормально. Говорил, что сериал классный, поздравлял ее. Потом все эти твиты, про которые Катя говорила. Так что Катя здесь не специально, это правда.

А.П.: Sic transit gloria Trumpi.

Е.К.: Даша, спасибо.

А.П.: Можно мы вернемся к сериалу от Трампа, с которым все, в общем, понятно, по крайней мере, Екатерине Котрикадзе. Скажу как телевизионщик, что масштаб этого несостоявшегося продолжения шоу поражает. Вот представьте себе сериал, выходящий один раз в неделю. В Америке другое программирование, наши американские зрители, безусловно, это знают.

Не как в России принято — каждый день по серии, а в понедельник — первая серия, в следующий понедельник — вторая серия и так далее. Так вот сериал, который выходит один раз в неделю, должен был, по прогнозам, в следующем сезоне принести вещателю, это ABC, шестьдесят миллионов долларов только на прямой рекламе. А потом еще перепродажи прав, лицензирование.

Это еще, может быть, два раза по столько. То есть, например, для российского телевизионного рынка это вообще непредставимые деньги — на одном сериале столько заработать. И теперь телекомпания ABC эти деньги просто потеряла. Как пишут, мало того, что она потеряла вот эти доходы, ей еще и придется сейчас выплатить огромные неустойки актером за упущенную прибыль, за то, что уже все это было заранее расписано, графики.

Как известно, в Америке с этим очень жестко. Профсоюзы актерские, все это очень серьезно. Кстати, непонятно, выплатят ли компенсацию и Розанне. Возможно, да, отступную какую-то. Возможно, с ней будут судиться, потому что она, вроде как, во всем виновата. В общем, сверхуспешный продукт закрывают мгновенно вопреки коммерческим интересам. Я это к чему.

Не могу себе представить, чтобы такое случилось, я не говорю, в России, это понятно, а вообще в любой другой стране мира. Ну кроме ,может быть, Великобритании. Все-таки обычно особенно на фоне нынешних санкций, введенных против России, мы видим совсем другое отношение. Ценности ценностями, а вот деньги деньгами. Вспомним «Северный поток-2». Бизнес, ничего личного. И алюминий.

Ну а тут какой-то сериал. Господи, казалось бы. Но, если же говорить конкретно о России, при всем при том, что мы знаем о тренде на тотальный контроль всех высказываний в соцсетях, интересно, что в России на знаменитых актеров это правило не очень распространяется. Вот есть, например, два прекрасных великих русских актера: Алексей Серебряков и Михаил Ефремов.

И тот, и другой известны своим критическим отношением к действующей власти. Алексей Серебряков недавно был в центре громкого скандала после своего интервью Дудю, где он говорил и про закон Димы Яковлева очень много, и про то, почему он переехал в Канаду, и про российскую национальную идею, что не мешает ему сниматься в сериалах по заказу государственного холдинга ВГТРК.

И Михаил Ефремов тоже участвует в известном шоу, настроенном абсолютно оппозиционно, таком камертоне оппозиционно-настроенной общественности «Гражданин поэт», и тем не менее Михаил Ефремов тоже, к счастью, снимается во многих продуктах, финансируемых из различных государственных и окологосударственных бюджетов. И слава богу!

Но вот Америка показывает другой подход к термину «ответственность за свои слова». Не уголовная, как, возможно, было бы в России. Но то, что случилось с Розанной Барр, Катя, поправь меня, но в американской действительности по последствиям это может быть даже хуже, чем уголовное дело с условным сроком или каким-то просто долгим скандалом и оправданием в итоге. Не вспоминаем уж тут нашего Кевина старика Спейси.

Е.К.: Да, тут, конечно, последствия очень серьезные, Алексей, ты совершенно прав. Последствия репутационные в первую очередь. В Америке с этим, действительно, строго. Причем, несмотря на позицию того же Дональда Трампа, который думает, что все только на него и ополчились, относятся эти правила хорошего тона, соблюдения этики и норм морали, нравственности, относятся эти правила ко всем: как к консерваторам, так и к демократам.

Вот помните, как очень популярная комик опубликовала свое фото с окровавленной головой президента США в руке. Вот она держала на обложке издания. Ее немедленно заклевали все. Она, понятное дело, либерал. Она ненавидит Дональда Трампа, и вот таким образом она пошутила. Долго извинялась комик, но репутации конец.

И, конечно же, ее никто никуда не посадил, поскольку да, есть свобода слова, пожалуйста, но те последствия, которые наступают для человека, когда он превышает общечеловеческие нормы этики, они абсолютно, мне кажется, во многом часто оправданы. Наверное, не всегда, потому что перегибы есть везде.

Если честно, вы знаете, мне бы вот очень хотелось, чтобы общественное осуждение как минимум коснулось, к примеру, депутата Госдумы Ирины Родниной, которая, как вы помните, конечно же, не постеснялась опубликовать фотографию Обамы с бананом. И ничего ей не было за это, вот вообще ничего.

Д.П.: Кать, я бы вернулась, с твоего позволения, как раз к перегибам. Ты их упомянула и правильно. Мы сказали, что были разные истории. Мы с тобой сегодня обсуждали историю Харви Вайнштейна, мы обсуждали эту кампанию Me too, и мы видим, что, в общем-то, иногда это все слишком далеко заходит. Многих это задевает по касательной, потом их накрывает эта волна, и понеслось. То есть здесь-то тоже не все всегда так благополучно.

Е.К.: Например, Алексей, помнишь, мы с тобой и с Дашей много говорили о судьбе бывшего генерального прокурора Нью-Йорка, которого коснулась волна Me too, у которого были очень двусмысленные отношения со своими бывшими девушками. Однако они совсем не тянут на какие-то уголовные статьи.

И тот факт, что он пострадал, и тот факт, что он был вынужден уволиться, блестящий юрист, человек, занимавший очень серьезный пост в Америке, он был вынужден уволиться после того, как на него пожаловались его бывшие так называемые жертвы. Одна из них, например, прожила с ним целый год и соглашалась на тот тип отношений, которые они выстроили.

Вот после этого, конечно, хочется задаться вопросом, а правильно ли все происходит в этом обществе? Но мне кажется, коллеги, может быть, вы меня поправите, лучше, чтобы было так, когда ты несешь ответственность за свои слова. Особенно, когда ты публичная персона.

Когда ты несешь ответственность, поскольку ты являешься примером и, возможно, лидером мнений часто, когда за тобой следуют и твоим примером руководствуются. И в Соединенных Штатах, понимаете, написать пост о том, что кто-то является порождением «Братьев-мусульман» и «Планеты обезьян» — это катастрофа. Так нельзя делать.

А.П.: Я отвечу на твой, может быть, риторический вопрос, но я его воспринял как не риторический. Это, на самом деле, такой хороший вопрос, возможно, философский, возможно, дискуссионный. Нужно ли давать даже таким людям, как Харви Вайнштейн или Розанна, шанс обнулить репутацию, условно говоря? Потому что в России такой шанс есть у всех.

Россия, возможно, как бы на другом полюсе, тут другие перегибы. Тут, вообще, институт репутации как таковой отсутствует. Сегодня ты, условно говоря, с либеральной общественностью, тебя все носят на руках, а с той стороны кидают в тебя тухлые помидоры.

А потом ты, я не буду называть имен, мы все знаем, и в нашем цеху такие люди есть, а потом ты переходишь на ту сторону и все с точностью до наоборот, что не мешает тебе потом оттуда вернуться сюда и обратно, и, в общем, все всё забывают.

Это, конечно, наверное, не очень хорошо. Но, с другой стороны, в Америке, где человек один раз оступился, при этом у него блестящая карьера, он любимец миллионов… Возьмите Кевина Спейси. И все. И пожизненно…

Е.К.: Я бы не сказала, что один раз, Алексей.

А.П.: Нет, ну все-таки пожизненно он — изгой, пария, и ему остается только, если не покончить с собой, то удалиться в монастырь. Я не знаю, что лучше. Честно.

Д.П.: И при этом часто не только они страдают, но и другие. Вот про Розанну же говорили. Все эти люди, которые играли в сериале, они ведь тоже остались без работы. С Кевином Спейси то же самое. «Карточный домик» — какой был успешный проект!

Е.К.: Да, мы говорили об этом, Даша, ты права.

А.П.: Нет, я говорю сейчас не про тех, кого задело по касательной, а про непосредственных виновников.

Е.К.: Но Розанна та же самая много раз публиковала всякие вещи, много разных постов, между прочим. Один из них был направлен против Джорджа Сороса, где она его обвинила в антисемитизме, сказав, что Сорос в тринадцать лет сжигал евреев. Это довольно смешно.

Были, например, посты против дочери Хиллари и Билла Клинтон — Челси Клинтон, тоже довольно издевательского характера. То есть это все прошло мимо, но есть какой-то предел, понимаете? Вот о чем я говорю. А потом посмотрим, например, как будет дальше жить Кевин Спейси.

Совсем не факт, что ему совсем никакого шанса не дадут. Время пройдет, и, возможно, шанс дадут. Что касается Харви Вайнштейна, то, простите, ему предъявлены обвинения как раз сегодня. Это обвинения в изнасиловании. Поэтому он-то как раз получит по заслугам.

А.П.: Его не жалко.

Д.П.: Он-то явно не выкрутится. Может быть, кстати, Розанна Барр тоже выкрутится. Мы же не знаем, что будет дальше. Один сериал закрылся, может появится другой. Я думаю, увидим в ближайшее время. Спасибо большое. Давайте на этом завершим. Это был Ньюзток на RTVI. Алексей Пивоваров, Екатерина Котрикадзе, Дарья Пещикова. До свиданья.

Е.К.: Спасибо, коллеги.

А.П.: До свиданья.