Ньюзток
22:38
22 Мая 2018 г.
Встреча, о которой никто не должен был знать — российские олигархи обсудили санкции в Атлантическом совете. Фрагмент Ньюзтока RTVI
Поделиться:

Встреча, о которой никто не должен был знать — российские олигархи обсудили санкции в Атлантическом совете. Фрагмент Ньюзтока RTVI

Видео
Встреча, о которой никто не должен был знать — российские олигархи обсудили санкции в Атлантическом совете. Фрагмент Ньюзтока RTVI
Фотография:
Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

Алексей Пивоваров, Екатерина Котрикадзе и Дарья Пещикова обсуждают в прямом эфире тайную встречу российских бизнесменов Михаила Фридмана и Петра Авена с влиятельными американскими политологами в Атлантическом совете. 


Дарья Пещикова: Накануне вечером в Атлантическом совете состоялась встреча влиятельных политологов и политтехнологов с российскими бизнесменами Михаилом Фридманом и Петром Авеном. Никто о ней не должен был узнать, никто бы и не узнал, но вот мы узнали.

Алексей Пивоваров: Да, мы, в смысле, RTVI. Нашему каналу удалось раздобыть повестку дня этой встречи и список участников. Мы, я надеюсь, его еще покажем. Он, действительно, представительный. С американской стороны там участвовали представители Минфина и Совета по нацбезопасности в лице директора российского направления. Не говоря уже, там, понятно, были все сливки вашингтонского экспертного сообщества.

Ну и, конечно, Михаил Фридман и Петр Авен. Это, возможно, лучшие переговорщики в данной ситуации, поскольку «Альфа-Групп», которую они представляют, из тех уже редких представителей крупного российского бизнеса, на которых прямые санкции пока не распространились. Очевидно, что Фридман и Авен говорили там не только о себе, и не только об «Альфе». Они, очевидно, были парламентерами. Наверняка на этой встрече речь шла о том, как, вообще, американцам нужно диверсифицировать свое отношение к российским бизнесменам.

Как их, условно говоря, стоит делить на условно хороших и условно друзей Путина. Это не новая тема. По какому признаку их нужно делить, вот хороший вопрос. Катя, поскольку ты была главным продюсером этого проникновения RTVI в этот Atlantic Council, что удалось узнать о содержании встречи, и по какому все-таки принципу идет разделение на хороших и нехороших российских бизнесменов?

Екатерина Котрикадзе: На самом деле о самой встрече мы знаем только то, что речь шла именно о санкциях и возможностях их смягчения. Совершенно верно ты упомянул, что, вероятно, по данным некоторых источников, с которыми нам удалось поговорить в Вашингтоне, им была еще и уготована роль таких представителей Москвы или Кремля, каких-то высших эшелонов российской власти, чтобы как-то договориться о каком-то, действительно, разделении. Вот против кого-то вводим, а против кого-то, давайте, не вводим.

Но что касается, вообще, этого принципа разделения российских предпринимателей, то это мы не в первый раз слышим. Мы много изучали эту тему о том, что в Вашингтоне есть лоббистские группы, работающие на тех или иных российских олигархов. Это, вообще, не секрет. Но история с Авеном и Фридманом, это все-таки особый случай. Еще до публикации «кремлевского досье» журналист «Эха Москвы» Карина Орлова, а я напомню, что «кремлевское досье» было опубликовано в январе, тогда его все боялись, как мы все помним.

Так вот Орлова писала о том, что представители Атлантического совета в лице Андерса Ослунда, Андрея Пионтковского и господина Илларионова лоббируют олигархов из девяностых, оправдывая это тем, что они, дескать, заработали свои деньги не при Путине, поэтому нечего против них санкции вводить. Но в «кремлевское досье» они все-таки попали. Другое дело, что тот доклад «кремлевское досье» был лишь только таким предупреждением.

Никаких конкретных ограничительных мер против фигурантов этого списка введено не было. Сейчас, очевидно, Авен и Фридман занимаются как раз тем, чтобы добиться невведения против них конкретных персональных санкций, как это было в случае с Вексельбергом и Дерипаской.

А.П.: Это забавно, коллеги, потому что мы-то с вами понимаем, как и, думаю, большинство наших зрителей, что это разделение, оно, сказать условно, это очень мягко сказать. Потому что возьмем Олега Дерипаску для примера. Конечно, он очень близок к нынешней российской власти, и этому было много подтверждений, и именно поэтому он попал под нынешние санкции. Но он-то как раз классический олигарх из девяностых. Я помню, я в свое время снимал про него фильм уже сто лет назад.

Там нам рассказывали, как в одном алюминиевом городе далеко на востоке России как раз в девяностых Дерипаска и местный авторитет, вор в законе, они, когда делили алюминиевый завод. Они встречались в открытом поле в одних трусах, чтобы было видно, что у них нет ни оружия, ни записывающих устройств. И, значит, там по понятиям. А поле со всех сторон было окружено снайперами и вооруженных охранников обоих товарищей.

То есть это такие настоящие девяностые, как в фильме «Жмурки». При этом еще и у нынешнего Дерипаски, потому что, конечно, он сильно прогрессировал, сильно изменился с девяностых, люди на таком уровне, конечно, меняются довольно сильно, как и люди в принципе, но там особенно, у него в Вашингтоне очень крутой лоббист последнее время по имени, Катя, ты, конечно, знаешь, Пол Манафорт, бывший глава предвыборного штаба Трампа.

Е.К.: Мой друг Пол.

А.П.: Да. Один из твоих «больших друзей», Катя. Правда, к твоей радости, похоже, Дерипаске это пошло только во вред. Потому что в итоге он как раз попал под санкции. Вообще, интересно, конечно, насколько российский бизнес: и тот, который с Путиным пришел, и тот из классических девяностых — хотя зачастую это одни и те же люди, за эти тучные двухтысячные, начало две тысячи десятых, успели обрести и обрасти хорошим связями и друзьями в Вашингтоне.

Вот посмотрите, уже, помимо упомянутого Ослунда, на этой встрече был Ричард Бёрт, бывший посол США в Германии и советник Дональда Трампа, прямо уважаимейший из уважаемых людей. И он еще в свое время был переговорщиком с СССР по сокращению ядерных вооружений, а еще его фирма занималось, среди прочего, как удалось выяснить, лоббизмом газопровода «Северный поток». И, по некоторым данным, получала от «Газпрома» за это несколько сотен тысяч долларов как минимум.

И вот он там тоже в качестве лоббиста российских интересов присутствовал на это встрече. То есть это высший уровень политического лоббизма. Короче, знаешь, Катя, вот я сейчас подумал, что на самом деле на выходе с этой встречи мог смело стоять Роберт Мюллер с подручными из ФБР и всех принимать тепленькими, и потом еще, знаешь, кричать в мегафон: а теперь выходит Авен, я сказал доктор Авен. Потому что Петр Олегович, как мы с вами узнали из списка, который вы там агентурно добыли, он был заявлен в качестве доктора Авена. Имеется в виду PhD. А Фридман был просто мистером.

Е.К.: В продолжение твоей шутки, Алексей, на тему Роберта Мюллера, спецпрокурора, я просто на самом деле вполне серьезно могу сказать, что, обратите внимание, лоббизм «Северного потока», то есть получение сотен тысяч долларов от «Газпрома», этим занимается некий человек, который консультирует президента США Дональда Трампа. Этот господин Бёрт.

На лицо collusion, которого нет, которого нет, как говорит Дональд Трамп. То есть тот самый сговор между Россией и российскими монополистами, российским газовым монополистом и американским президентом. Я вам говорила, коллеги, что спецпрокурор Мюллер молчит не потому, что ему нечего сказать, а потому что он пока просто не хочет говорить.

Я уверена, что господину Мюллеру было крайне интересно знать, что там было на этой встрече. И судя по всему, поскольку мы слышали, что Мюллер, например, разговаривал с Вексельбергом и еще с двумя российскими предпринимателями, олигархами, как их называют здесь в Америке, наверняка еще спецпрокурор, ведущий расследование Рашагейт, пообщается с участниками вчерашней встречи.

А.П.: Какое подробное ты сейчас, Катя, написала, как бы мне избежать этого неприятного в русском языке слова донос. Какое ты написала заявление обеспокоенного гражданина на имя прокурора Мюллера.

Е.К.: Нет, я просто предполагаю.

А.П.: Вот он collusion. Берите их, вот они. Вон побежал.

Д.П.: Начнем с того, Алексей, что ты предложил Мюллеру брать всех тепленькими прямо на выходе.

А.П.: Я предположил, что он мог бы там стоять с мегафоном.

Е.К.: Спасибо, Даша, за поддержку.

Д.П.: Ладно, кстати о выходе. Тут стоит, наверное, отдельно рассказать о том, какой секретностью все это было окружено. Эта встреча, когда Фридман и Авен за несколько дней до мероприятия узнали, что информация о нем просочилась в СМИ, этот ужин чуть не отменили. Все равно RTVI все же удалось пробраться в Атлантический совет, но тем не менее.

Е.К.: Да. Во-первых, наши коллеги проникли в сам зал заседания еще до начала этой встречи. Их не то, чтобы пустили, коллеги, но не помешали работать, явно не ожидая такой наглости, которую продемонстрировали сотрудники канала RTVI, благодаря чему удалось узнать рассадку участников, что интересно. Потому что все заинтересованные СМИ изучали, как они сидели, кто с кем рядом.

Потом, конечно, нас выгнали, но ребята заняли позиции у всех трех выходов из здания, нашли автомобили с водителями Авена и Фридмана, но по завершению встречи участники из России с такой скоростью прыгнули в автомобили и уехали, что только пятки сверкали. Даже нам отвечать на вопросы не хотел никто.

Уж понятно, что ни Авен, ни Фридман, но даже просто приглашенные аналитики, не говоря уже о представителях американской власти, не хотят отвечать на вопросы. Встреча овеяна просто облаком какой-то тайны. Я вам предлагаю, конечно же, посмотреть репортаж Дениса Малинина и Семена Лобачева у нас на сайте. Там все, что удалось снять, и все лица, которые нам удалось зафиксировать.

Полную версию Ньюзтока смотрите здесь