Ньюзток
22:48
26 Апреля 2018 г.
Закрытая встреча РКН и российского интернет-бизнеса. Фрагмент Ньюзтока RTVI
Поделиться:

Закрытая встреча РКН и российского интернет-бизнеса. Фрагмент Ньюзтока RTVI

Видео
Закрытая встреча РКН и российского интернет-бизнеса. Фрагмент Ньюзтока RTVI

Стали известны подробности закрытой встречи, которая прошла в Роскомнадзоре — туда собирали представителей российского интернет-бизнеса. Если коротко — то бизнес, как сообщили участники встречи, в истерике, а представители РКН заявили, что они сами виноваты, потому что пользуются западными облачными сервисами. Как долго продолжится война против Telegram, и есть ли шанс, что Роскомнадзор решит уступить — в прямом эфире обсуждают Алексей Пивоваров, Екатерина Котрикадзе и Дарья Пещикова


Дарья Пещикова: Сегодня стали известны подробности закрытой встречи, которая прошла в Роскомнадзоре. Я напомню или кому-то просто расскажу, накануне туда собирали представителей российского интернет-бизнеса.

Алексей Пивоваров: Да, это очень примечательная утечка. Я ее сегодня с большим волнением даже читал утром. Если коротко, то бизнес, как сообщили участники встречи, в истерике. Есть с чего. Мы видим, что, действительно, десятки сайтов, не имеющие совершенно никакого отношения ни к телеграму, ни ко всей этой политической ситуации, оказываются заблокированными. Например, проект показа документальных фильмов онлайн нашей коллегии и друга Софьи Капковой и так далее. Много всяких проектов, включая образовательные, совершенно бизнесовые и прочее, и прочее.

Представители РКН на это высказываются в том смысле, что, мол, сами виноваты, потому что вы пользуетесь западными облачными сервисами. И, напомним, их сейчас блокируют: Amazon, Google. Потому что, среди прочих, ими пользуется и телеграм для обхода блокировок. То есть смотрите, какая логика озвучена на этой встрече. Логика Роскомнадзора, на самом деле, конечно, тех, кто стоит за Роскомнадзором. Но раз он фронтит, будем продолжать называть это Роскомнадзором.

Значит логика такая: будем и дальше блокировать, пока они сами, облачные сервисы Google, Amazon, Apple, не выгонят от себя телеграм. Потому что иначе, если не выгоняют, они не выполняют решение Таганского суда. И тут, коллеги, возникает очень серьезный вопрос. Совершенно не смешной, а подсудный. А почему, собственно, глобальные компании, такие как Google и Apple должны выполнять решение российского суда, которое касается провайдеров. Google и Amazon — не провайдеры. Это мегасервисы. Это, как мы помним, даже просто сервисы, можно сказать. Сервисы, которые окружают нас во всей жизни.

И устройство современного технологического мира таково, что невозможно отключить сервис, ради того, чтобы им не смог воспользоваться один неприятный той или иной стране ресурс или пользователь. Очевидно, вот это очень важно, авторы решения о блокировке телеграма не понимают этой логики. Так же как раньше они не внимали предупреждениям очень многих абсолютно лояльных Москве, Кремлю и им лично людей, в том числе и государственных чиновников, которые говорили, что блокировка мобильного приложения в современном мире неосуществима технически без блокировки интернета, как такового.

И это уже вопрос не мировосприятия. То есть нет, это как раз вопрос мировосприятия. Даже вопрос вообще мироустройства. По этому поводу хорошо написал Андрей Архангельский, очень хороший журналист-визионер, он базируется здесь в Москве, что в России власть сервисов, которые правят современным миром столкнулась с властью мудрецов. Имеется в виду такое архаическое устройство общества, при котором решения принимаются узкой группой посвященных и допущенных. Проще говоря, синедрионом.

Екатерина Котрикадзе: Интересно все-таки, что, например, у кого-то барахлит телеграм, у многих. Вот я читаю в социальных сетях. И все-таки, несмотря ни на что, есть люди, которые задумались о переходе на другие…

А.П.: Но работает.

Е.К.: Дай бог, чтобы и работал. Но, вообще, Российская Федерация — не первая страна, хочу я вам сказать, которая пытается задавить телеграм, заблокировать и выкинуть в мусорное ведро. В начале этого года Иран, между прочим, пытался закрыть телеграм. Именно там, в Иране, гораздо больше пользователей, между прочим, чем в России. Но Иран ничего не смог сделать. Там события развивались по российскому сценарию, точно так же. Насколько я понимаю, Тегеран тоже пытался отключить телеграм и сопутствующие сервисы. И понял, что это фактически невозможно. Или тогда придется вообще отключать интернет.

И в итоге чего им удалось в Иране, так это на четверть снизился трафик. Еще раз, это в Иране. Но единственное, что, надо сказать, что там, конечно, телеграм пошел на некоторые уступки и закрыл сообщества, которые больше всего раздражали иранские власти. Там открыто призывали к вооруженной борьбе с режимом, там были какие-то, в общем, прямым текстом призывы к свержению власти и так далее. И вот эти сообщества телеграм, действительно, закрыл. И это все. И это хороший повод, мне кажется, задуматься и российским властям, и самому телеграму о путях выхода из этого тупика.

Я не призываю, конечно, к «сотрудничеству» в плохом смысле телеграм. Поскольку мы все ценим в этом мессенджере тот факт, что он закрыт, и что нас не читают, и мы можем себе позволить некую privacy, как говорят в Америке. Но все же, очевидно, что в интересах обеих сторон кризис нужно прекратить. Потому что логический конец этого всего происходящего — это отключение интернета полностью. Накануне Чемпионата мира по футболу, накануне инаугурации президента и так далее. Ты цитировал Архангельского, а я процитирую Александра Плющева, интернет-обозревателя, нашего коллегу с «Эха Москвы».

И вот он говорит, что российская власть с большой долей вероятность сейчас довольствуется фактом начала переговоров, она была бы счастлива началу переговоров. И даже, возможно, не получив ключи шифрования, можно было бы, хотя бы символически сделав жест и пойдя на некое минимальное сотрудничество, можно было бы этот кризис прекратить. И больше всего ФСБ, как мы понимаем, которая стоит за всей этой историей с Роскомнадзором, ФСБ бесит отказ от разговора. Бесит то, что Павел Дуров вообще не хочет разговаривать.

А.П.: Да, открытый вызов. Нет разговора, совершенно верно.

Е.К.: Иначе Россия окажется хуже Ирана, если дальше пойдет в этой истории. И это страшно, вот что.

Д.П.: Я, раз все цитируют, со своей стороны хотела бы в этой ситуации привести слова первого зампреда совета директоров Альфа-банка и бывшего вице-премьера России Олега Сысуева. Он сегодня, напомню, был у нас в программе «На троих». Вот он сказал как раз про телеграм, что для российских властей признать свою неправоту — это признак слабости. А признать свою неправоту публично вот сейчас в этой ситуации, когда, действительно, рикошетом задевает очень многое, — это вообще преступление. Это значит просто расписаться в собственной неспособности что-либо делать и контролировать.

И поэтому, как бы мы ни сочувствовали этому цифровому сопротивлению, которое готовит митинг, который будет уже на следующей неделе. И как бы мы ни сочувствовали Павлу Дурову, если он действительно заботится об интересах своих российских пользователей, получается, сейчас он должен дать российским властям хоть что-то, хоть какую-то возможность выйти из такой непростой ситуации, сохранив лицо. То есть, не расписываясь в беспомощности. И очевидно, что в этом случае мяч на стороне телеграма и Дурова. Потому что здесь в Москве ситуация патовая. Делать по сути тем, кто этот процесс контролирует или делает вид, что контролирует, нечего.

А.П.: Да, совершенно никто не понимает, что дальше делать. Потому что, когда начинался процесс, очевидно, не было команды блокировать весь интернет, не было желания блокировать весь интернет. Сейчас масштаб необходимого для полной блокировки телеграма бедствия, мне кажется, уже все осознали. Но теперь непонятно, что делать. Даша, совершенно правильно ты говоришь, что признавать ошибки совершенно не в традициях российской власти. Действительно, я с этим согласен, что Дуров должен сейчас… Сейчас будет важный момент. Дуров покажет себя все-таки мудрым человеком и бизнесменом, который заботится об интересах пользователей, или он все-таки покажет себя таким мальчишкой-бойцом, как это было у Пушкина.

Е.К.: А, может быть, его обвинят в том, что он сотрудничает с ФСБ, Алексей.

Д.П.: Его уже и так обвиняли много раз.

А.П.: Не важно. Его и так обвиняют. Артемий Лебедев обвинил его в этом, когда все еще было хорошо, и сейчас продолжает. Но на самом деле это же вопрос того, как относится создатель этого отличного сервиса под названием Telegram к нам, к пользователям. Потому что, в конце концов, понятно, что, если эта война будет продолжаться всерьез, то, конечно, так или иначе дожмут интернет, лишат нас не только Google — и массы всего другого лишат, но победят. И это не в интересах пользователей. Поэтому Дуров должен себя проявить здесь мудрым человеком, я считаю. Это вот мое искреннее мнение.

Пока что мы этого не видим. Пока что сегодня он опубликовал очередной пост во «Вконтакте». Я процитирую чуть-чуть. «Одиннадцатый день продолжаются попытки блокировать Telegram, — он пишет, — на территории России. Многие спрашивают, возможен ли некий компромисс. Думаю, — пишет Дуров, — едва ли». И объясняет: «Ключи для расшифровки переписки ни Telegram, ни другие мессенджеры не могут предоставить при всем желании. Это обусловлено техническими особенностями шифрования в 2018 году».

Д.П.: Что уже объясняли многократно.

А.П.: Ну окей, ну может быть хотя бы это объяснение технических вещей, которые начинает давать Дуров, уже в нем мне хочется увидеть какую-то попытку поговорить с властями, объяснить им хоть что-то.

Е.К.: Мне кажется, ты видишь то, чего нет.

А.П.: Я хочу это видеть, Кать, потому что я хочу продолжать пользоваться телеграмом. Потому что это действительно отличный, удобный, современный, передовой сервис. Лучше WhatsApp, лучше Viber.

Е.К.: Но ты же уже рассматриваешь варианты перехода на другие.

Д.П.: Но, справедливости ради, про техническую невозможность передать ключи говорили уже давно, и как-то ничего не менялось.

А.П.: Я начал с этого, что предупреждали Роскомнадзор и, на самом деле, ФСБ, которая за ним стоит, что невозможно будет это сделать технически. Что все сядут в лужу. Но вот мы теперь проверяем. Дальше-то надо что-то делать. Не надо никого, так сказать, загонять в угол, как любит говорить Владимир Путин. И уж тем более не надо силовые структуры такой страны, как Россия, загонять в угол. Ну да, они допустили ошибку. Ну да, мы знаем, что они не любят признавать ошибку.

Слушайте, это не принципиальный момент. Мы же все-таки пользователи, а не революционеры. Да, действительно, назначен на тридцатое число очередной митинг, не очередной, первый митинг в защиту телеграма. Он согласован в Москве. Интересно, кстати, сколько на него придет народа. Потому что от этого здесь в Москве, мы это тоже знаем, коллеги, очень хорошо, тоже многое зависит. В общем, посмотрим.

Д.П.: Конечно, посмотрим. Будем ждать этого митинга. Будем считать, насколько это возможно, сколько людей туда, действительно, выйдет.

А.П.: Будем смотреть, что сделает Дуров.

Д.П.: Остается только наблюдать за дальнейшим развитием событий и за следующими заявлениями и шагами со стороны Павла Дурова, телеграма, Роскомнадзора, ФСБ. В общем, за всеми действующими лицами этой большой истории.