12 мая Владимир Путин отправил Сергея Шойгу в отставку с поста министра обороны и выдвинул на эту должность бывшего первого зампреда правительства, экономиста Андрея Белоусова. В свою очередь Шойгу станет секретарем Совбеза, сменив на этом посту Николая Патрушева, который теперь назначен помощником президента. О том, почему это произошло, а также о задачах, стоящих перед новым правительством, RTVI рассказал политолог Илья Гращенков.

Почему Андрей Белоусов был назначен на должность министра обороны

Александр Астафьев / ТАСС

Назначение Белоусова на пост министра обороны действительно никто не ожидал. Мне кажется, Путин проявит себя здесь как любитель политических спецопераций. Посмотрите, как это сделали — сначала ведь было очень скучное назначение основного состава правительства, а потом дали жару при оглашении силового блока.

Если честно, мне кажется, что никто до конца толком не понимает, во что это выльется, но все вокруг радуются. Радуются патриоты и военкоры, радуются и либералы, и много кто еще. Это происходит потому, что, по-настоящему, Белоусов — эдакий «пограничный» чиновник. Напомню, что он сын Рэма Белоусова, известного сподвижника Косыгина, соавтора советских реформ Косыгина-Либермана, которые пытались в СССР внедрить элементы рыночного управления.

Андрей Белоусов во многом вырос на идеях отца и пытался их внедрять на нашем либеральным рынке, где они казались чрезвычайно государственническими. Но на самом деле в сегодняшнем государственническом правительстве может оказаться, что Белоусов в каком-то смысле либерал по своим экономическим подходам. Напомню, что он создал в свое время Агентство стратегических инициатив (АСИ), которое стало главным консультантом Кремля. Его тоже сложно назвать такой уж государственнической структурой. Оно ведь про стандарты и про то, как их внедрять в регионах.

Возможно, что-то типа этого теперь будет и в Минобороны. Потому что на сегодняшний день это ведомство архаичное, которое во многом тянет лямку еще советской армии в плане стандартов. Это видно даже по его восприятию — министра обороны по-прежнему воспринимают как военного, как командира. Может быть, Белоусов как раз призван сменить эту парадигму и продемонстрировать, что Минобороны — это, прежде всего, эффективное экономическое ведомство с четкой структурой заказов.

Страна сколько лет находится в состоянии военного конфликта, а воюет по советской системе. Со складов выдают, что есть, какие-то люди по своей инициативе плетут маскировочные сети и собирают дроны в гаражах — все это выглядит как-то несерьезно. Нужно придать всему этому статус, скажем так, цифровой платформы. Говорят, Минобороны должно стать эдаким военным маркетплейсом — где можно «заказывать» новое оборудование, обмундирование, давать задачи частному бизнесу.

Если Белоусову это удастся, произойдет в некотором смысле американизация российского военного ведомства. Ведь в Америке около 25% оборонзаказа обслуживается малыми предпринимателями. Да и остальное тоже — вопрос рынка, в том числе по части исследований. В США главный их заказчик — именно Пентагон.

Из-за чего Сергея Шойгу убрали с поста министра обороны и назначили на должность секретаря Совбеза

Кирилл Зыков / Агентство «Москва»

Шойгу — политик старой школы. Напомню, что он стал известным еще до Путина, при Ельцине. Как бы ни относился президент к нему — как к другу, советнику, хорошему специалисту — Шойгу для него всегда был скорее конкурентом. На протяжении долгих лет по рейтингам он был номером два по популярности после самого Путина. Только после начала вооруженного конфликта на Украине рейтинги Шойгу споткнулись и поползли вниз. Во многом это было связано с деятельностью покойного Евгения Пригожина, который напрямую обвинял его в проблемах армии — помните его знаменитую фразу «Шойгу, где снаряды?!»

В последние годы у Шойгу падал и рейтинг, и эффективность. В конечном итоге встал вопрос о его замене, потому что он вызывал недовольство не только у многих военных, но и у представителей гражданского общества, в немалой степени благодаря тому, как проходила мобилизация осенью 2022 года, когда людей ловили на улицах. Так что государство не стало его защищать и просто передвинуло на позиции, где, кстати, он, как мне кажется, будет менее опасен для нынешней власти.

Что такое Совбез? Он может быть сильной стратегической, идеологической структурой, но может быть и низведен просто до статуса консультативного органа. Задайтесь вопросом, кто вообще помнит этот орган до Патрушева, чем он в то время занимался?

Конечно, нужно смотреть, как будут развиваться события, но я считаю, что Шойгу в каком-то смысле был слит благодаря всему вышеперечисленному, вызвав в конечном итоге недовольство со стороны верховной власти. А уголовное дело против его зама Тимура Иванова стало финальной точкой. Впрочем, возможно мы еще увидим, как нечто подобное будет происходить с еще большим количеством людей из окружения Шойгу, а процесс Иванова станет прецедентным.

Что же касается Патрушева, то он не на шутку усилился и стал подменять собой некую идеологическую основу государства. Все проводимые реформы и изменения связаны с его видением мира — советским, чекистским. Все это близко и президенту Путину, однако он привык всегда выступать в роли балансира, и когда какая-то из групп во власти чрезмерно усиливается, в конечном итоге происходит «рокировка». Похоже, что как раз это сейчас и произошло.

Вообще, в последние годы патриотический крен обрел буквально статус лавины. Казалось, что у России есть новая стратегия, мы идем семимильными шагами в Советский Союз, а ведет нас туда Николай Платонович. При нем Совбез превратился в такой «Центр управления по патриотической мысли» — и Медведев тоже перекрасился в «ядерного ястреба». И теперь непонятно, как это ястребиное гнездо будет жить после назначения секретарем этого органа Шойгу.

Было ли неожиданным переназначение Мишустина

Для меня назначение Мишустина было ожидаемо на сто процентов. Система входит в фазу некоторого застоя, и это было очевидно по презентации Мишустиным своей «Стратегии 2030», по которой уже идет работа. В своем послании к Федеральному собранию Путин говорил ровно о том же, что запланировал премьер, поэтому менять его было бы очень странно.

К тому же, куда девать такого тяжеловеса, как Мишустин, тоже непонятно. Потому что в нынешней системе власти он стал одним из немногих игроков, который появился недавно и при этом равноудален от всех политических групп. Тот же Медведев в свое время мыслился либо как преемник, либо некий «свободный радикал», который потом к кому-то может примкнуть. Все это не про Мишустина.

Были попытки политизировать правительство. Орешкин выступал со смелыми идеями, Белоусов выступал… Но все они были отвергнуты. Говорилось, что есть текущая повестка дня. Постоянно что-то меняется — то новые санкции введут, то новый конфликт вспыхнет, и поэтому надо реагировать на все это оперативно. Мишустин в этом плане очень верткий, что называется agile-министр. Найти второго такого премьера было бы не только трудно, но и контрпродуктивно.

Какие задачи стоят перед новым правительством

Adobe Stock

Это правительство будет работать два-три года, до 2026 года, когда состоятся выборы в Госдуму. Я думаю, что за это время тенденции к транзиту власти должны усилиться — от путинской к послепутинской системе, причем для этого сам Путин вовсе не обязательно должен уйти.

Правительство же призвано обеспечить, с одной стороны, баланс элит и финансово-экономических интересов, а, с другой стороны, запустить некие коренные изменения в экономике России, которая уже активно меняется под воздействием санкций и в целом внешних обстоятельств. Пока еще в этом плане происходят достаточно робкие попытки, и непонятно, будут ли они успешными.

Но через несколько лет страна встанет перед запросом на сильное в политическом плане правительство, которое ставит перед собой понятную цель. Тогда и может встать вопрос о смене Мишустина или наоборот придании ему полномочий для решения каких-то действительно стратегических задач, а не разговоров о том, как войти в топ-5 стран по какому-нибудь там показателю.

Так что в ближайшие два года, я думаю, нынешнее правительство продолжит работать в режиме решения оперативных задач, пока транзит власти не перейдет в решающую стадию.


Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.