Мнения
13:31
5 Февраля 2019 г.
Судья КС Константин Арановский: если власть будет сама решать, кто и о чем может говорить, — в России появится цензура
Поделиться:

Судья КС Константин Арановский: если власть будет сама решать, кто и о чем может говорить, — в России появится цензура

Фотография:
Евгений Павленко / Коммерсантъ

Если власть будет сама решать, кому и о чем можно говорить, появится цензура, контроль над умами и мнениями. Об этом в особом мнении по делу Евгения Финкельштейна заявил судья Конституционного суда России Константин Арановский.


Финкельштейн подал в КС жалобу на статью 19.1 закона «О СМИ». Он владел 49% в уставном капитале ООО «Радио-Шанс», но из-за двойного гражданства (российского и нидерландского) он лишился доли в компании. Оспорить это решение он не может по закону.

В статье 19.1 закона «О СМИ» говорится, что иностранные граждане, а также граждане с двойным гражданством не имеют право учреждать СМИ в России. Кроме того, им запрещается владеть в них долей, которая превышает 20%.

КС в своем решении пояснил, что эти ограничения ввели, чтобы российские СМИ не оказались под контролем иностранных лиц, так как это может угрожать «информационной безопасности» страны и причинить вред ее гражданам.

Арановский, который до работы в КС возглавлял избирком Приморского края, с мнением коллег не согласился. Он считает это ограничение неконституционным, так как оно нарушает право на свободное использование своего имущества и право на свободу мысли и слова.

В особом мнении судья напомнил, что любые ограничения прав и свобод в России должны нести «охранительный смысл» и защищать конституционные ценности. Именно поэтому правам человека «нельзя предпочесть иное благо, публичный интерес во влиятельных настроениях и намерениях властей».

Арановский отметил, что если позволить властям самим определять, кто и что может говорить, в России появится цензура, а также контроль над умами и мнениями, что противоречит Конституции. По его мнению, защищать права можно только тогда, когда им угрожает опасность. Если же угрозы не самоочевидны, то их нужно установить и доказать.

В случае Финкельштейна этого не сделали, считает Арановский. Он также отметил, что за три года действия закона рынок российских СМИ заметно сократился, а значит «доступ к медийной базе реально был ограничен». При этом реальных оценок угроз никто не проводил, а называть угрозой иностранное происхождение инвестора — неправильно.

«Не бывает стран, о которых отзывались бы лишь благосклонно», — считает Арановский. Но это не повод считать чужеродной «всю международную среду», ведь проблемы бывают и внутри государства. По мнению судьи, благополучие России связано с ее интеграцией в международное сотрудничество, а в изоляции и с недоверием ко всему иностранному обеспечить процветание страны невозможно.